ИВ РАН

Анонсы

29 июня 2020 года

«Слуга и хозяин: болезнь и здоровье» - очередной воркшоп междисциплинарной проект-группы «Под небом Южной Азии» ИВ РАН

 
состоится 29.06 в онлайн-режиме. Запись будет выложена на сайте Института.

Междисциплинарная проект-группа «Под небом Южной Азии» Института востоковедения РАН (МПГ ПНЮА ИВ РАН)[1] продолжает работу в формате однодневных воркшопов с целью изучения потенциала теоретико-методологических «поворотов», преобразивших к началу XXI в. содержание современных гуманитарных, общественных и естественных наук. Уже не первый год мы с разных сторон обтачиваем глыбу малоизученной темы «Слуга и хозяин», придавая ей рельефный объем с помощью использования различных исследовательских инструментов (от гуманитарных аналогов скарпелей и киянок до алмазных фрез и лазерных болгарок), привлечения новых источников, сюжетов и информантов, а также разработки терминологического словаря. Как сейчас говорят, «мы отвечаем на вызовы времени», именно поэтому фокусом очередного воркшопа станет проблема болезни и лечения.

Нашей главной темой остаются «домашние слуги» (в м/н терминологии, domestic help/workers; хинди gharelu majdur/sahaika; маратхи gharelu kamgar и т.д.). Ключевой концепт – «слуга» – мы понимаем не как абсолютный, а как релятивистcкий, т.е. формируемый через социальные отношения доминирования и иерархии, покровительства и подчинения и т.д., но (преимущественно) связанный с домохозяйством, т.е. с работами по дому (который может менять формы и обретать подвижность). «В самом простом смысле, работа по дому означает создание и поддержание порядка в непосредственном окружении, определение значимых шаблонов в отношении действий, людей и материалов. Самое важное в создании такого порядка есть разделение основных составляющих и установление четких границ между ними» (Leonore Davidoff). С учетом этой дефиниции различие между слугой и хозяином заключается и в том, что первый обязан эти границы соблюдать, а второй, пользуясь властью и привилегиями, может через них переступать.  

Демаркация социальных пространств слуг и хозяев, как правило, сопровождается и/или отягощается расовыми, этноконфессиональными, кастовыми, экономическими и гендерными факторами. Однако болезнь, понимаемая в широком смысле как любое нарушение здоровья, препятствует нормальной жизнедеятельности организма и, стирая установленные границы, поражает не только социальные, но и биологические тела. Тем самым она лишает упомянутые выше маркеры смысла или меняет его, устраняет или перестраивает барьеры. Болезнь прерывает отлаженный механизм и картографию взаимоотношений и ставит перед тандемом слуга–хозяин новые проблемы в зависимости от характера заболевания, его течения и перспектив выздоровления или их отсутствия. Обеспечение телесного комфорта в виде ухода за тяжелым / хроническим больным может осуществляться и отдельной категорией работников, что снова рвет «шаблоны в отношении действий, людей и материалов» и изменяет границы (как в только что вышедшем голливудском детективе Knives Out) кардинальным образом. Болезнь настигает как хозяина, так и слугу, и если в первом случае предполагается, что в обязанности слуги входит участие в выхаживании заболевшего, то в случае обратного картина остается неясной с учетом того, что в странах «под небом Южной Азии» отсутствует регламентирующие правила найма законы. Таким образом, болезнь является уникальным медиатором, способным вывести на первый план биологическую природу участников векторной пары и в условиях обоюдной незащищенности подвергнуть коррекции модель социальных взаимоотношений.

О некоторых коллизиях мы поговорим на предстоящем воркшопе:

Ирина Глушкова. COVID-19. Опыт выживания: хозяева без слуг, слуги без жалованья (полевые исследования в удаленном режиме)

25 марта 2020 г. из-за пандемии коронавируса в Индии был введен жесткий локдаун, растянувшийся до настоящего времени. К общим трудностям прибавился феномен тотальной взаимозависимости разъединенных хозяев и многомиллионной армии  прислуги. С учетом достатка и социального статуса число слуг на одно индийское домохозяйство среднего и высшего классов варьируется от одной единицы до десятка и более (уборщицы, мойщицы посуды, прачки, пекарши лепешек, повара, няньки, садовники, шоферы, мойщики машин, выгульщики собак, сиделки и т.д.), а один работник / работница могут обслуживать не одно, а до пяти–шести домохозяйств. Отношения между хозяевами и тружениками неформального сектора обычно не обеспечиваются правовыми договорами и остаются в пределах устного соглашения, что провоцирует разного рода проблемы. 

 Вынужденная изоляция в условиях локдауна принудила обслуживаемую категорию к домашней работе, к которой она не приучена / не способна / не может (по разным причинам) выполнять собственными руками. Исходя из сложившейся практики не оплачивать неоказанные услуги, ряд хозяев прекратили финансовые выплаты обслуживающим. Снятие части ограничений в 4-й фазе локдауна правительством Махараштры и местной властью, в том числе, под давлением экономического фактора, привело кооперативные сообщества Пуны к противостоянию их членов по вопросам: впускать ли в дом прислугу / как проверить ее контакты / как обезопасить себя от инфекции и т.д. Подобного рода дискриминация, считающая возможным источником патогенов прислугу, а не хозяев, стала «заразным» дополнением к уже имеющемуся комплексу социально-классовых проблем.

Материалом для моего исследования являются: 1) распоряжения центральной власти, правительства штата Махараштра, муниципалитетов Пуны и Бомбея,  2) сообщения СМИ; 3) правила, устанавливаемые жилыми кооперативами Пуны; 4) дискуссии в FB-чатах и в Whatsapp-группах; 5) интервью и личная корреспонденция (ограниченная общением с хозяевами). 

Светлана Сидорова. «Чесотка дхоби»: домашние слуги и гигиена в английских домах колониальной Индии

В колониальной Индии заболеваемость и смертность среди британцев была значительно выше, чем среди их соотечественников в метрополии. Работавшие у англичан местные слуг, которые находились в близком контакте со своими хозяевами и осуществляли связь между колониальными домами и внешним тропическим миром, считались одним из источников инфекций. Они или сами были ее носителями, или выполняли свои обязанности таким способом, что невольно провоцировали распространение болезней. Тем самым слуги не только преступали границы пространства частной жизни хозяев, что диктовалось их профессией, но и несанкционированно нарушали целостность физических оболочек английских тел, оказывая вредоносное воздействие на их внутренние органы. Страх, тревога, физическое недомогание, порождаемые у европейских господ этим негативным контактом, были стимулом для выработки защитных механизмов. Некоторые из них могут быть объединены понятием гигиена, т.е. введением набора практик, которые предполагали определенную повестку домашней жизни. Она включала правила приготовления пищи, содержания помещений, обработки посуды и поверхностей, ухода за детьми и т.д., что становилось частью трудовой дисциплины слуг. Выступление посвящено анализу того, как на протяжении XIX в. колониальные дидактические тексты — медицинские справочники и руководства по домохозяйству — формировали негативный образ слуг и навязывали частным англо-индийским домохозяйствам санитарно-гигиеническое нормы, внедрение которых в конце века превратилось в задачу государственного масштаба.

Евгения Ванина. Бхопал: княжеская семья и медицинские (у)слуги

О «медицинских функциях домашней прислуги свидетельствуют мемуары правителей (навабов) княжества Бхопал. Обычно заболевших членов княжеской семьи лечили врачи-европейцы, но задача по выхаживанию пациентов ложилась на дворцовую прислугу. Особенно это касалось детей: согласно традиции, с самого рождения отпрыски навабов воспитывались не матерями, а бабушками-княгинями, которые передоверяли заботы о внуках надежным слугам – кормилицам, няням, боннам-европейкам и прочему дворцовому персоналу. Они сами приглашали врача, ухаживали за больными, иногда даже выступали ассистентами во время хирургических операций. Помощь слуг требовалась и для того, чтобы скрывать полученные внуками травмы от княгини, которая могла счесть их доказательством "неправильного" поведения и строго покарать пострадавшего. Ради своих больных воспитанников, слуги шли на нарушение служебной дисциплины (здесь тема пересекается с темой предыдущего воркшопа «Слуга и хозяин: дисциплина и деньги»), рискуя увольнением и/или суровым наказанием. Подобные случаи свидетельствовали, во-первых, о глубокой эмоциональной связи между господскими детьми и служанками, либо лишенными собственного потомства, либо отторгнутыми от него службой (см. исследования А.Р. Хохшилд), а во-вторых, о различии в понимании болезней и травм челядью, для которой подопечные были просто страдающими детьми, причем почти родными, и хозяевами, требовавшими от подчиненных, будь то дети или слуги, прежде всего строго следования придворному этикету и правилам адаба, как в здравии, так и в болезни.


Воркшоп состоится по адресу: См. на www.ivran.ru/pnua (online)

ул. Рождественка, 12, ком. 222. Начало в 12.00.


[1] Подробнее о проекте МПГ ПНЮА см. в разделе сайта по адресу https://www.ivran.ru/pnua. Материалы конференций и воркшопов (меморандумы, тезисы, программы, отчеты и видеоматериалы) представлены на сайте в колонке справа, опубликованные тома – слева.

Меморандум. «Под небом Южной Азии» ИВ РАН - ПНЮА-воркшоп-2020 «Слуга и хозяин: болезнь и здоровье» (29.06 online)

Календарь ИВ РАН

Июль 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2