ИВ РАН

Статьи

Краснознаменная оккупационная. Сто лет назад большевики уничтожили Хивинское ханство и Бухарский эмират. Почему эти монархии были обречены?

 
Хивинское ханство и Бухарский эмират находились под протекторатом России с 1873 года, сохраняя во многом патриархальный уклад жизни. Революция в России в 1917 году задала импульс к переменам, и в 1919 году в Хиве началось восстание коммунистов. Их сил оказалось недостаточно для победы над ханом, но на помощь восставшим были отправлены войска большевиков. В феврале 1920 года Хивинское ханство было ликвидировано и провозглашена Хорезмская Народная Советская Республика в составе РСФСР. После 1917 года и в Бухарском эмирате появились революционные организации, совместно с большевиками подготовившие государственный переворот. В сентябре 1920 года Красная армия вошла в Бухару, и вскоре было объявлено о создании Бухарской Народной Советской Республики. Спустя четыре года и эти республики были упразднены. Была ли возможность сохранить бухарскую и хивинскую государственности, насколько местное население поддерживало революцию, почему хану и эмиру не помогла «англичанка»? На эти и другие вопросы «Ферганы» ответил доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН Сергей Кузьмин.

— К 1917 году Хивинское ханство и Бухарский эмират уже почти полвека находились под российским протекторатом. Насколько за это время изменилась жизнь этих государств, особенно в сравнении с территориями Центральной Азии, которые перешли под непосредственный контроль Российской империи?

— После того как хивинский хан и бухарский эмир признали себя вассалами российского императора, их монархии не были включены в состав России, а стали протекторатами. Общественный строй там почти не менялся. В условиях сохранявшейся старой системы хивинцы и бухарцы продолжали считать своих монархов и духовенство непререкаемыми авторитетами. Монархическая власть, опираясь на традиционализм, сохраняла свою харизматическую легитимность в глазах подданных. Можно говорить лишь о недовольстве людей конкретными случаями произвола феодалов, но не о недовольстве общественным строем. Конечно, имела место и межэтническая рознь (в частности между узбеками и туркменами), конкуренция за воду и прочие конфликты социально-экономического характера. Под властью российского императора положение обеих монархий улучшалось. Например, было отменено рабство, внутренняя ситуация стала более стабильной, из России в Бухару построена железная дорога, строились дороги, каналы, развивалась промышленность. Вместе с тем на территории обеих монархий возникали русские колонии, которые позже становились центрами революционных настроений. Если сравнивать Хиву и Бухару с территориями Центральной Азии, включенными в состав Российской империи, то Хива и Бухара, конечно, в большой мере сохраняли свою самостоятельность, хотя и независимыми государствами их нельзя было назвать.

— Почему, по вашему мнению, царское правительство сразу не поступило с Хивой и Бухарой как с ликвидированным Кокандским ханством? Для чего Санкт-Петербургу нужны были эти государственные образования?

— Российское руководство считало достаточной вассальную зависимость бухарского эмира и хивинского хана от российского императора. Тем более что оба они всегда оставались верными ему. Экономические интересы России в обеих монархиях соблюдались. Благодаря России в Хиве и Бухаре была относительная стабильность. Они служили буфером, способствовавшим безопасности южных губерний России. Трудно сказать, были бы они позже включены в состав России – история не знает сослагательного наклонения. Что касается Кокандского ханства, то в последние годы его самостоятельности ситуация там заметно отличалась от ситуации в Хиве и Бухаре. Росла нестабильность. Законный монарх — Худояр-хан — был верен России. Но не смог удержать власть и во время очередного восстания бежал под защиту русских. Восставшие выбрали ханом его сына Насреддина. После поражений восставших генерал Кауфман подписал с ним мирный договор. Коканд стал протекторатом России, как Хива и Бухара. Но смута продолжалась, Насреддин бежал под защиту русских. После этого Коканд был взят, ханство ликвидировано. Виновата в этом не Россия, а те, кто устраивал смуты против своего законного хана.

— Политические и общественные процессы в Хиве и Бухаре, предшествовавшие ликвидации там монархий, — это копия процессов в самой Российской империи или они чем-то принципиально отличались? В том числе друг от друга?

— Политические процессы там отличались от российских, но не считаю, что принципиально. Принципиальным было очень важное сходство: эти общества были традиционными, монархическими, а политика властей и Российской империи, и Хивы, и Бухары была направлена на сохранение этого традиционализма при медленном и достаточно осторожном реформировании. Конечно, были исторические, религиозные и национальные различия. Бухарское и хивинское общества были в целом более консервативными, более религиозными, менее разъеденными революционными идеями. Эти идеи были изначально чужды им. Но революционные идеи были изначально чужды и России. В Россию эти идеи проникли с Запада. Это хорошо известно. В Хиву и Бухару революционные идеи проникли из России: частично – от разных красных партий, частично – от джадидов. Но и само движение джадидизма среди российских мусульман развивалось под зарубежным влиянием – от европейских и младотурецких политических идей. Все эти идеи имели важные общие черты: они были внесены извне, в конечном итоге направлены на разрушение традиционных обществ и ликвидацию монархий.

— Можно ли рассматривать младохивинцев и младобухарцев исключительно как локальные версии джадидизма? В чем уникальность этих явлений, если она имела место?

— Я бы не стал рассматривать их исключительно как локальные версии. Конечно, и здесь были различия, связанные с местными условиями. Но главным было общее. И младохивинцы, и младобухарцы изначально выступали за реформацию (все более радикальную), причем с опорой на вносимые извне концепции. Это неудивительно: их лидеры подолгу жили вне своей родины и там набирались этих заемных идей, а потом собирались по ним изменять жизнь своей родины. Собственно, аналогии таким людям и партиям можно найти и в истории России, и в истории других стран – например Монголии. Общей чертой является то, что из-за границы проникала некая новая концепция, которую делали основой для изменения общества у себя в стране. Это традиционное общество обязательно считалось отсталым. Вопрос лишь в том, насколько быстро и глубоко его решали менять – путем реформирования (за что выступали вначале младобухарцы и младохивинцы) или революционного слома (за что выступали коммунисты). При этом между обоими воззрениями не было пропасти, а был как бы постепенный переход: скажем, младобухарцы-революционеры активно готовили революцию в Бухаре совместно с бухарскими коммунистами.

— Советская власть, как и Временное правительство, поспешила признать и ханство, и эмират. В чем был расчет большевиков?

— Думаю, в том же, в чем был их расчет при признании других государств, где тоже успешно провели социалистические революции. Занимаясь экспортом революции, большевики заявляли, что ее делают народы (что на самом деле не так). Для этого в тех или иных государствах создавались подпольные коммунистические или прокоммунистические партии или группы, в которые обязательно входили представители коренных народов. Затем эти партии пытались захватить власть и в случае неуспеха (как в монархиях Центральной Азии) звали большевиков на помощь. Приходила Красная армия и исполняла так называемый «интернациональный долг». В результате власть переходила к этим самым партиям, курируемым большевиками. Затем часть республик на месте Российской империи объединилась в СССР на уже созданной общей идеологической основе. Такая схема была эффективнее внешнего завоевания с последующим созданием большевистской партии и революцией.

— Можно ли утверждать, что Хива и Бухара были обречены, имея соседями большевиков? В целом какова была «линия партии» по отношению к восточным монархиям, рассматривалась ли возможность их сохранения хоть в каком-то виде?

— Большевики в тот период стремились экспортировать революцию по всему миру. Государства на месте разрушенной Российской империи и сопредельные страны были в зоне особого риска. Хивинское ханство и Бухарский эмират глубоко вклинивались в территорию бывшей Российской империи от Афганистана до Аральского моря. В царское время они имели хорошие отношения с Россией, поддерживались ею, а при большевиках оказались чуждым клином между красными территориями. Монархи и традиционализм, тем более в Бухаре под особенно большим влиянием ислама, рассматривались коммунистами как опасность. «Линия партии» была на создание и поддержку (в том числе вооруженную) красных партий для экспорта революции. Так что Бухарский эмират и Хивинское ханство были обречены.

— Колесовский поход 1918 года на Бухару — это инициатива местных большевиков или он был санкционирован из центра? Почему он закончился провалом?

— Федор Колесов был председателем совнаркома Туркестанской советской республики, так что он сам олицетворял там центр. Договаривался он с членом ЦК партии младобухарцев Ходжаевым и другими. Так что экспорт революции планировался по той же схеме, о которой я говорил. Колесов поверил младобухарцам и рассчитывал, что вторжение вызовет массовое восстание, а войско эмира слабое. Поход закончился провалом, потому что у Колесова и Ходжаева не хватило сил. Кроме того, Ходжаев позже верно писал, что наступление отрядов русских и младобухарских красных на Бухару население восприняло как вторжение извне – чем, собственно, и был этот поход. Так что народ поддержал своего монарха.

— Появление на политической арене Хивы Джунаид-хана ускорило или продлило агонию ханства? Можно ли сравнить его роль с ролью барона Унгерна в истории Монголии? Был ли у Бухары свой подобный «герой»?

— Трудно сказать, ускорило или продлило. Думаю, что большевики все равно уничтожили бы Хивинское ханство. Конечно, Джунаид-хан способствовал усилению узбекско-туркменской розни, но и часть туркмен тоже ведь взбунтовалась против него. Убийство по его приказу законного монарха – Асфандияр-хана — и интронизация вместо него марионетки не способствовали сплочению общества. Но, как борец с коммунистами, Джунаид-хан, конечно, был одним из наиболее эффективных.

Относительно Унгерна. Проводить аналогию между ним и Джунаид-ханом неверно. Унгерн освободил Монголию от китайских оккупантов и восстановил там законного монарха – Богдо-гэгэна VIII. Без Унгерна Монголия не стала бы независимым государством, а осталась бы под китайской оккупацией. В период пребывания Унгерна в Монголии Богдо-гэгэн не был его марионеткой, а сам Унгерн не был диктатором Монголии. Политику Монголии в тот период определял Богдо-гэгэн, а не Унгерн. Против Джунаид-хана выступали достаточно широкие круги в Хиве (узбеки, туркмены и другие), против Унгерна – лишь горстка связанных с большевиками монгольских революционеров. Но вот в чем есть сходство в истории Хивы и Монголии. Экспорт революции в Монголию большевики осуществили при помощи Монгольской народной партии, в Хиву – с помощью младохивинцев. И там, и там вторжение советских войск произошло по приглашению от этих партий, курируемых большевиками.

Относительно Бухары. Подобного героя там я не вижу. Что же касается экспорта революции и включения в СССР – схема в целом та же, что в Хиве. Отмечу лишь, что участь монархов Монголии, Хивы и Бухары была разной: Богдо-гэгэну, лишенному государственной власти, дали дожить номинальным монархом до смерти на родине, бухарский эмир смог уйти в Афганистан и умер в эмиграции, а участь хивинского хана была самой горестной: он был арестован, депортирован на Украину и умер там от лишений и болезни.

— Какие поводы большевики использовали, чтобы начать военные действия против обоих государств? Получается, советская Россия первой же и нарушила свои договоренности с узбекскими правителями?

— Поводы были везде примерно одинаковые: военная помощь народу, который об этом якобы просит: в Хиве – мирному населению для разгрома Джунаид-хана, в Бухаре – восставшим младобухарцам и бухарским коммунистам, якобы выражавшим интересы народа (или, как сказано в приказе Фрунзе, «всей нашей вооруженной мощью прийти на помощь бухарскому народу»). По факту это была коммунистическая агрессия с целью свержения законной власти в других государствах и передачи власти подопечным большевиков.

— Англичане, несмотря на популяризированное в советское время мнение, были весьма пассивны в Центральной Азии (за исключением, возможно, Закаспийской области). Почему, по вашему мнению, они не оказали существенной поддержки тому же эмирату, который имел общую границу с подконтрольным британцам Афганистаном?

— А зачем им было серьезно ввязываться в это? Афганистан, который был их протекторатом, в 1919 году провозгласил независимость, и в том же году произошла третья англо-афганская война. Англичане заботились о своей власти в Индии, им было важнее положение в Афганистане, чем в Бухаре. Правительство Бухары просило у Англии военную помощь – это было его суверенное право. Но помощь была незначительной. А дальше, когда развернулось басмаческое движение, можно говорить вообще о нейтралитете Англии.

— Имели ли шансы армии Хивы и Бухары более-менее успешно противостоять Красной армии? Как развивались военные действия и были ли они для войск Фрунзе легкой прогулкой?

— Хивинское ханство и Бухарский эмират, конечно, не могли успешно противостоять Красной армии. Бухарский эмир пытался создать эффективную армию, но на это у него не хватило ни времени, ни ресурсов. И все-таки военные действия против Бухары не были для Фрунзе легкой прогулкой, хотя и были хорошо подготовлены. По воспоминаниям бухарского эмира Алим-хана, война не была объявлена, и нападение было внезапным. Несмотря на это, первая атака красных на Бухару была отбита. Оказалось, что заверения бухарских революционеров о готовности населения к восстанию были лживыми – это слова Фрунзе. Штурм столицы начался 30 августа, а 2 сентября завершился. Решающую роль сыграла артиллерийская и авиационная бомбардировка крепости, жилых кварталов и мечетей. Использовались в том числе химические снаряды. Штурм привел ко многим жертвам, а затем войска большевиков учинили в городе грабеж.

— Что в целом известно о применении большевиками химического оружия против Бухары?

— Это сведения представителя Москвы Машицкого. Найти их можно, например, в книге Гениса «С Бухарой надо кончать», написанной по документальным материалам.

«Революция, оказавшись неподготовленной, превратилась в форменное выступление Красной армии, ничем не прикрытое, нарушившее все представления о праве бухарского народа на самоопределение, и Бухара фактически оказалась оккупированной страной. По Бухаре было выпущено несколько миллионов пуль и несколько тысяч пушечных снарядов, из которых было немалое количество и химических. Сила артиллерийского и пехотного огня была настолько велика, что возможность перехода бухарских солдат на сторону революции сама по себе отпала. Бухара в центре и в местностях, прилегающих к вокзалу, оказалась совершенно разрушенной. Уничтожены исторические памятники. Повреждены мечети, а некоторые из оставшихся в целости (2/3 из них) были превращены в казармы и конюшни. Начатые пожары и грабежи оказали самое вредное влияние не только на настроение народных масс, но и на Бухком (самых преданных делу революции товарищей), которые возмущались и открыто говорили, что Бухару «грабят большевики». (Из доклада Совинтерпропу члена «тройки» Реввоенбюро А. Машицкого).

— Пользовались ли монархи Хивы и Бухары авторитетом у своих подданных? Насколько монархическая составляющая повлияла на эскалацию басмаческого движения?

— Имеющиеся данные говорят о том, что монархи пользовались авторитетом у подданных. Республиканские идеи были чужды большинству населения. Монархическая составляющая была очень важной. Всплеск этого движения как раз и произошел после свержения монархий. Пора отказаться от стереотипа, что басмаческое движение — это бандитизм. Все не так просто. Басмаческое движение по составу и целям было весьма пестрым. Общим было неприятие коммунизма, власти красных, верность исламу и традиционализму. В этом движении были широко представлены все слои населения, а основную часть составлял простой народ – тот самый, которого «освобождали от эксплуатации» коммунисты. Сами участники движения называли себя не басмачами, а моджахедами. Это указывает на их опору на ислам. В наше время можно услышать сравнения участников этого движения с современными исламистами, занимающимися террором. Это неверно, поскольку, как я уже сказал, важную роль играли и другие (нерелигиозные) составляющие. Те моджахеды не были салафитами, а следовали своему традиционному исламу, хотели сохранить свой образ жизни, а не менять его.

— Почему, по вашему мнению, большевики в итоге ликвидировали и советские республики, созданные на месте центральноазиатских монархий?

— Это произошло в результате национально-территориального размежевания в СССР. Ведь эти монархии были многонациональными, что в ряде случаев приводило к межнациональным конфликтам. А после размежевания в новых республиках стали доминировать титульные национальности. Кроме того, учитывались экономические, политические, управленческие факторы. Но надо иметь в виду, что одновременно это размежевание заложило основы будущих межнациональных конфликтов в некоторых районах Центральной Азии.

— Не кажется ли вам, что период независимого существования Хивы и Бухары в составе Российской империи и особенно их жизнь в годы Гражданской войны был недостаточно освещен в советской и постсоветской историографии и остается неким белым пятном? Какие источники об этом периоде, с вашей точки зрения, заслуживают наибольшего внимания и доверия?

— Что понимать под гражданской войной? Гражданскую войну в Российской империи и затем в Российской республике? А как тогда быть с Хивой и Бухарой, которые не были их частями? Тем более что независимость Хивы и Бухары была официально признана Временным правительством, потом – Совнаркомом. В Хиве и Бухаре была не гражданская война, а иностранная коммунистическая интервенция. Я не думаю, что этот период является белым пятном, но, несомненно, он заслуживает дальнейшего изучения. Особое внимание надо уделять документам и мемуарам – причем с обеих сторон, а не с какой-то одной. К сожалению, в России (да и в ряде других постсоциалистических стран, например в Монголии) сохранились в основном мемуары одной стороны – победившей. И если русские эмигранты оставили ценные воспоминания о том периоде, то аналогичных мемуаров из Центральной Азии гораздо меньше. С документами все-таки лучше. Но в советское время много идеологически чуждых документов в архивах было уничтожено. Нельзя сказать априори, какие конкретно документы и мемуары заслуживают наибольшего доверия. В любом случае сам факт, что какой-то материал многократно опубликован и стал общеизвестным, отнюдь не означает, что этот материал достоверен. Надо все анализировать, проверять, сопоставлять разные материалы, разные точки зрения. Надо следовать только науке, развенчивать исторические мифы, разоблачать фальсификации. Какие-либо национальные или политические интересы не являются критерием истинности и достоверности в науке. Это принципиально важно.

Источник: «Фергана»

Календарь ИВ РАН

Август 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6

Анонсы

12 – 14 октября 2020 года
X юбилейная конференция "Письменные памятники Востока. Проблемы перевода и интерпретации"
12-14 октября 2020 г. в Институте востоковедения РАН будет проходить X юбилейная конференция "Письменные памятники Востока. Проблемы перевода и интерпретации".
21 – 22 октября 2020 года
Конференция (переносится на 21-22 октября) «Востоковедные чтения 2020. Язык меняющийся: семантические и грамматические изменения в языках Азии и Африки»
Конференция по вопросам диахронической семантики и грамматики. Заявки принимаются до 14 февраля 2020 г.
9 – 11 ноября 2020 года
Международная конференции "Тибетология и буддология на стыке науки и религии"
Институт востоковедения РАН планирует проведение четвертой международной научной конференции "Тибетология и буддология на стыке науки и религии" 9–11 ноября 2020 г. в режиме онлайн (видеоконференция): все желающие смогут принять участие со своих мест.
11 – 13 ноября 2020 года
V Международная научная конференция «Архивное востоковедение»
ИНСТИТУТ ВОСТОКОВЕДЕНИЯ РАН проводит 11–13 ноября 2020 г. в Москве

Новые статьи

Почему центральноазиатские джихадисты воспряли духом
Ситуация в Афганистане может угрожать безопасности соседей
Что стоит за воинственными заявлениями Египта
Каир вряд ли может быть втянут в гражданскую войну в Ливии
Палестина расторгла все договоры с Израилем и США
19 мая 2020 г. президент Палестинской национальной автономии (ПНА) Махмуд Аббас заявил о расторжении всех договоренностей с Израилем и США, том числе в области безопасности. 22 мая палестинские силы безопасности покинули районы, расположенные вблизи Восточного Иерусалима.

ИВ РАН в СМИ