Статьи

Сирия: разруха против экономики

Филоник Александр Оскарович

Восточная аналитика '2017, №1

 

Гражданская война в Сирии пробила огромные бреши в ее экономике и поставила страну перед крупнейшей стратегической задачей - восстановлением национального хозяйства. По всем свидетельствам, это будет крайне затратный проект. Разрушительная сила военного противостояния обусловит колоссальные расходы на восстановление, которые многократно превысят годовой размер ВВП довоенного периода.

Разрушения видны во всех без исключения отраслях хозяйственной деятельности. Крайне пострадал реальный сектор, особенно экономическая инфраструктура и энергетика. Огромный урон понес частный сектор в промышленности. Практически уничтожена социальная сфера, а человеческому капиталу причинены увечья, которые чреваты прямой утратой им физических качеств. Трудно оценить вред от «утечки мозгов», бегства квалифицированной рабочей силы, вообще последствия гуманитарной катастрофы. Еще есть потери от развала здравоохранения, образования, устойчивой безработицы, гигантского распространения бедности и нищеты. Крайне сложно определить ущерб от разрушения исторических памятников и разграбления музейных ценностей, вообще определить множественные последствия исчезновения нормальной среды, расстройство которой угрожает жизнеобеспечению общества. Сумятица во всех этих нишах настолько велика, что не поддается адекватному учету.

Война не закончена, но вопросы реанимации страны уже рассматриваются в качестве актуальной повестки дня. Интерес к теме растет по мере того, как нарастают признаки поражения Исламского государства (террористическая организация, запрещенная в России). Ряд региональных, международных финансовых институтов и учреждений и отдельные государства уже начинают обозначать свои намерения относительно участия в реконструкции Сирии и в решении попутно возникающих проблем.

Объемы капиталовложений, похоже, никого не смущают, хотя размеры будущих затрат неизвестны, но априори явно будут впечатляющими. Даже по территориям, остававшимся под контролем правительства, исключительно трудно установить реальные размеры материальных и гуманитарных потерь из-за масштабов катастрофы и низкой дееспособности сохранившегося статаппрата. По той же части страны, что находится в границах Исламского государства (террористическая организация, запрещенная в России), оценочные прикидки по теме на текущий момент еще более осложнены.

Собственно о потерях нет единого мнения, и данные значительно разнятся и противоречат друг другу. Известно, что к июлю 2013 г. экономика утратила 45% потенциала, и в конце периода понесенный ею ущерб составил 143 млрд долл. Весной 2016 г. потери предположительно достигали уже 445 млрд., и эти цифры, по всей видимости, не были предельными.

Есть и иные расчеты. На конец 2015 г. одни ограничивают ущерб 255 млрд., а другие, на весну 2016 г., - 185 млрд. Эти сильно дифференцированные величины отражают преимущественно динамику макроэкономических показателей, хотя явно дают им крайне заниженную оценку. Ущерб же не определяется лишь динамикой ВВП, накоплений, балансовых дефицитов, текущих операций и т.п.

В частности, совершенно не берется в расчет жилой фонд страны, разрушения в котором наиболее очевидны. А он также представляет собой национальное достояние, в которое вложены гигантские ресурсы и деньги. По разным данным, в наиболее пострадавших провинциях жилой фонд уничтожен на 50-60%, а то и до 80%. Но есть и менее пострадавшие административные единицы. В абсолютных цифрах, из 3,6 млн. квартир так или иначе разрушены до 2 и более млн. Но имеется и просто сильно обветшавший за время гражданской войны фонд, обновление которого потребует затрат, способных дополнительно весьма серьезно нагрузить восстановительный бюджет. По заведомо заниженным подсчётам (учитывающим, в основном, строительство коробок), только разрушенное жилье можно оценить в 200-300 млрд долл., учитывая, что истинной может быть сумма существенно большая.

В общем объеме потерь не учитываются расходы на устранение множества других последствий войны – от элементарной расчистки уличных завалов и площадок под новое строительство до упущенной выгоды, от потерь гражданского населения до армейских потерь, которые также исчисляются в миллиардах долларов. Стоимость восстановления утраченного, как минимум, может быть приравнена к цене потерянных активов в разных отраслях экономики и за ее пределами

Даже без учета множества факторов, каждый из которых имеет конкретный денежный эквивалент, материальный ущерб, взятый фактически по минимуму, уже сейчас, по всей видимости, может варьироваться вокруг 1 трлн долл. Хотя в зарубежных изданиях утверждается, что даже если война завершится в 2018 г., то для восстановления ВВП потребуются 10 лет, и это предположительно обойдется Сирии в сумму до 700 млрд долл. При худшем варианте, если война продлится дольше, то потребуются уже 15 лет на эти цели, и тогда придется потратить 1,3 трлн долл.

Уже ныне есть бесспорные признаки того, что Сирия по показателям экономического развития отброшена на 25-30 лет назад, и едва ли ей удастся существенно раньше реконструироваться и побить рекорды Ливана, который после пятнадцатилетней гражданской войны гораздо меньшей интенсивности восстанавливался 7-10 лет, и тем более Кувейта, который после короткой иракской оккупации пришел в норму за два года, как это утверждают некоторые источники.

В любом случае, восстановительный период будет нелегким и сопряженными с серьезными лишениями. И на обозримое будущее, даже при всей креативности сирийского народа, резко ослабленный экономический потенциал и более чем скромные возможности внутренних и внешних накоплений сделают страну хронически подверженной кризисам и зависимой от непредсказуемых обстоятельств самой разной этиологии.

Календарь ИВ РАН

Июнь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 1

Анонсы

13 мая-1 августа 2018 года
Начат прием заявок на конференцию «Письменные памятники Востока: проблемы перевода и интерпретации»
Прием заявок будет осуществляться с 13 мая по 1 августа. Конференция состоится 24-26 сентября 2018.
24-26 сентября 2018 года
Конференция «Письменные памятники Востока: проблемы перевода и интерпретации»
Отдел памятников письменности народов Востока сообщает, что VIII ежегодная конференция "Письменные памятники Востока: проблемы перевода и интерпретации" состоится 24-26 сентября 2018 г.
31 октября-1 ноября 2018 года
Конференция "Тибетология и буддология на стыке науки и религии"
Институт востоковедения Российской Академии наук проводит конференцию с 31 октября по 1 ноября 2018 г. (ране планировавшиеся даты 13–14 ноября 2018 г.)
Организация конференции приурочена к 200-летию Института востоковедения РАН 2018.
26-27 февраля 2019 года
Первый евразийский конгресс по иранистике
переносится на 26 – 27 февраля 2019 года (ранее планировавшиеся даты 13-14 сентября 2018 года).

Новые статьи

Кто выиграл и проиграл от ракетных ударов по Сирии
По закону бумеранга
Тела жертв якобы химатаки размещались штабелями в подвалах
Кто стоит за дезинформацией о событиях в Восточной Гуте
Почему кокаину удается преодолевать моря и океаны
Борьба с наркотрафиком в одиночку не под силу ни одной стране

ИВ РАН в СМИ