Статьи

Китай на Ближнем Востоке

Филоник Александр Оскарович

Восточная аналитика '2017, №3

 

На протяжении десятилетий экономическая активность КНР в арабском регионе неуклонно растет, особенно в его ключевых государствах. К числу таковых бесспорно относится Египет. Закрепление Китая на его рынках дает возможность получить двойной выигрыш – продемонстрировать мощь своей экономики и прочнее привязать влиятельную страну арабского мира к своим интересам.  В начале 2016 г. оба государства подписали соглашения по 15 проектам в базовых отраслях египетской экономики –   энергетике, транспорте и инфраструктуре - стоимостью в 15 млрд долл., что обеспечит заметный рост экономики Египта на ближайшие годы. Другая цель такого масштабного сотрудничества в том, чтобы облегчить выполнение китайской инициативы, известной как One Belt One Road, связанной с реализаций планов восстановления Великого шелкового пути и отражающей претензии второй экономики мира на соответствующую роль в глобальной табели о рангах.

В приоритетах Китая существенное место отводится и Саудовской   Аравии, которая является основным поставщиком нефти для него. И это обстоятельство служит серьезным поводом для развития всеобъемлющего стратегического партнерства между двумя государствами. В подтверждение такого намерения в прошлом году в Янбу (индустриальная зона королевства на побережье Красного моря) запущено крупное совместное предприятие в виде нефтеперерабатывающего завода с высокой производительностью.

Из недавно подписанных соглашений (конец 2016 г.) значительными можно считать 11 проектов в ОАЭ, реализуемых по каналам частного и государственного секторов. Расширение китайского присутствия в экономике Дубая основано на серьезном взаимном интересе. Новейшая логистическая инфраструктура эмирата служит пропаганде возможностей   «исламской экономики» и получает дополнительную загрузку, а  КНР рассматривает весь этот функциональный хаб для перевалки грузов и их хранения как площадку для дальнейшего проникновения на Ближний Восток,  Европу  и Африку.  

Дубай с 2014 г. - ведущий торговый партнер КНР, всего за несколько лет выдвинувшейся на это место. До 60% торгового обмена между ею и ОАЭ образуется за счет реэкспорта в государства Африки и Европы, объемы которого формируются на территории Jafza и оценивались в 2015 г. близко к 13 млрд долл.

В общей же сложности оборот торговли ненефтяными продуктами оценивается на указанный год в 48 млрд долл. Торгово-экономические операции Китая осуществляются через почти 3 тыс. его компаний и фирм, зарегистрированных в ТПП Дубая. Такой рост соответствует курсу этого эмирата на расширение торговых и экономических отношений с Китаем и, в целом, с Юго-Восточной Азией в интересах обеспечения собственного роста в рамках стратегической программы 2021 и дальнейшей диверсификации национальной экономики.  

Коммерческая активность китайских компаний может быть интенсифицирована за счет благоприятных возможностей для бизнеса в Эмиратах. В настоящее время Китай работает «по крупному» в системе розничных операций, но, по мере врастания в среду, усиления демонстрационного эффекта и открытия дубайского Центра оптовой торговли, потенциал китайских компаний получит дополнительные возможности к росту, и его роль в коммерческом секторе существенно возрастет.

Закреплению именно такой тенденции будет содействовать то, что все большее число стран на Ближнем Востоке обращает взоры на юань. Это происходит по мере того, как Китай последовательно вовлекает в свою внешнеэкономическую орбиту государства, которые исторически имели отношение к трансграничной доставке разнообразных товарных групп в Поднебесную по караванным путям. Особое место в этом процессе занимают «капиталоизбыточные» аравийские монархии. 

В 2015 г. ОАЭ использовали юань для оплаты 74% экспорта в Китай и Гонконг по сравнению с 69% в 2014 г. В Катаре этот показатель составлял 60%, увеличившись всего за год с 29%. Такая динамика может нарастать по мере втягивания в процесс других стран Арабского Востока и, в результате, увеличения объемов их торговых операций с КНР в 50 раз за двадцать лет.

Особенно на фоне того, что Катар уже создал клиринговый центр для работы с юанем, а Центробанк ОАЭ договорился с китайским партнером следовать необходимым процедурам в этом вопросе. К тому же китайские платежные средства ныне включены в список нескольких ведущих валют мира, и этот факт серьезно усиливает их позиции в регионе. Благодаря этому, Китай из экспортера товаров имеет шанс превратиться также и в экспортера капитала, используя возможности юаня на всем протяжении современного Шелкового пути. И аравийские нефтеэкспортеры могут стать существенным элементом всего планируемого глобального рыночного пояса под контролем Китая.

Календарь ИВ РАН

Июнь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 1

Анонсы

24-26 сентября 2018 года
Конференция «Письменные памятники Востока: проблемы перевода и интерпретации»
Отдел памятников письменности народов Востока сообщает, что VIII ежегодная конференция "Письменные памятники Востока: проблемы перевода и интерпретации" состоится 24-26 сентября 2018 г.
31 октября-1 ноября 2018 года
Конференция "Тибетология и буддология на стыке науки и религии"
Институт востоковедения Российской Академии наук проводит конференцию с 31 октября по 1 ноября 2018 г. (ране планировавшиеся даты 13–14 ноября 2018 г.)
Организация конференции приурочена к 200-летию Института востоковедения РАН 2018.
26-27 февраля 2019 года
Первый евразийский конгресс по иранистике
переносится на 26 – 27 февраля 2019 года (ранее планировавшиеся даты 13-14 сентября 2018 года).

Новые статьи

Кто выиграл и проиграл от ракетных ударов по Сирии
По закону бумеранга
Тела жертв якобы химатаки размещались штабелями в подвалах
Кто стоит за дезинформацией о событиях в Восточной Гуте
Почему кокаину удается преодолевать моря и океаны
Борьба с наркотрафиком в одиночку не под силу ни одной стране

ИВ РАН в СМИ