ИВ РАН

Институт востоковедения РАН в средствах массовой информации

Россия, Иран и Турция готовят США «нефтяную» ловушку

31 августа 2020 года

Борьба за сирийские месторождения продолжается

Три крупнейших ближневосточных игрока — Россия, Турция и Иран — несмотря на разницу позиций по ряду вопросов, объединяют усилия, чтобы сообща «выбить» США из Сирии. Участники астанинского мирного процесса выступили с дружным осуждением «нефтяной сделки», заключенной между недавно созданной американской компанией Delta Crescent Energy LLC и руководством курдских сил, поддерживаемых США.

Delta Crescent Energy была зарегистрирована в штате Делавэр, считающемся главной американской офшорной территорией, в феврале 2019 года. Особенно любопытно, что среди руководителей Delta Crescent Energy есть Джеймс Кейн — известный представитель Республиканской партии и бывший посол США в Дании.

Также в совете директоров компании числится Джеймс Риз, бывший офицер армейского спецподразделения Delta Force, который после ухода из армии стал частным консультантом по безопасности и сотрудником главного консервативного телеканала США Fox News.

Нацелились американцы на нефтяные месторождения в северо-восточной Сирии, где уже якобы могут быть смонтированы два нефтеперегонных завода. Россия давно заинтересована в разработке обширных сирийских нефтяных полей.

Поэтому неудивительно, что российское посольство в Канаде назвало предполагаемую сделку между американцами и курдами «грабежом». Ссылаются на Женевские конвенции, которые напрямую запрещают оккупационным державам эксплуатировать ресурсы оккупированных территорий в своих собственных интересах. И в этом Россию, забыв прежние разногласия, поддерживают Турция и Иран, также не желающие видеть США гегемоном на Ближнем Востоке.

Профессор Михаил Рощин, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, уверен, что Запад сознательно продолжает вести дискредитацию России в Сирии, имея в этой стране собственные бизнес-интересы.

«СП»: — Михаил Юрьевич, 24 августа произошел теракт на трубопроводе Arab Gas Pipeline, ведущем из Турции в Сирию. Подобного, помнится, в Сирии давно не было.

— Вы правы. Взрыв привел к масштабному блэкауту: без света остался не только Дамаск, но и значительная часть страны. Сирийские власти возложили ответственность за теракт на ИГИЛ, ячейки которой все еще действуют в пустыне Бадия к востоку от столицы. И, судя по диверсии на арабском трубопроводе, экстремистское подполье в Сирии еще далеко до полной ликвидации. И в этом плане сирийскому руководству и его союзникам еще предстоит достаточно большая работа.

«СП»: — Недавно российские и американские военные в Сирии снова оказались на грани столкновения. На сей раз из-за ДТП с участием двух военных автомобилей. Американцы, естественно, сразу же заявили, будто россияне специально протаранили их авто.

— Я думаю, это достаточно обыденная ситуация в сирийской провинции Хасака, где одновременно находятся российские и американские силы в близком соприкосновении. Между военными обеих стран существует хорошо отлаженный механизм для оперативного разрешения возникающих трений. Уверен, что обе стороны не заинтересованы в провоцировании конфликтных ситуаций.

«СП»: — Тем не менее, сразу после этого «армейского ДТП» вдруг с резким осуждением России выступила Ангела Меркель. Якобы, вмешательство России в войну в Сирии привело к тому, что «не произошло запуска инклюзивного политического процесса». Что она вообще имеет в виду?

— Да, я читал это заявление фрау Меркель. Но лично мне вообще непонятно, что именно она имела в виду. Если бы Россия не вмешалась в сирийский конфликт и своевременно не помогла сирийскому президенту, страна неизбежно оказалась бы под контролем исламских экстремистов, с одной стороны ИГИЛ, с другой — сирийского филиала «Аль-Каиды». Скорее всего, страна развалилась бы, как мы это наблюдаем сегодня в Ливии.

Сейчас же в Сирии идет эволюционный демократический процесс. Это показали прошедшие на многопартийной основе парламентские выборы в конце июля.

«СП»: — Как полагаете, а могут ли Россия и Запад все же прийти к консенсусу по видению будущего Сирии и Башара Асада в частности?

— Я думаю, это в принципе возможно, если Запад пойдет на пересмотр своей ближневосточной политики и признания новых реальностей. Вмешательство НАТО в ливийский конфликт привело к полной дезинтеграции страны. Сирию от аналогичного развития спасло только вмешательство России, что позитивно оценивается сегодня абсолютно на всем Ближнем Востоке.

«СП»: — Вы говорите об уступках со стороны Запада. А может, России как стране дипломатически более продвинутой стоит первой подать пример?

— Мне кажется, выбор возможностей ограничен. Отказаться от поддержки такого преданного союзника, как Асад, неприемлемо. При всей ожесточенности конфликта в Сирии именно ему удалось спасти сирийское государство от казавшегося неизбежным краха.

Какие-то позитивные сигналы к перемене ближневосточного курса наблюдаются, пожалуй, только у французского президента Эмануэля Макрона, собирающего второй раз после взрыва в бейрутском порту посетить Ливан. Сирия и Ливан давно исторически связаны с Францией, и внешняя политика Макрона мне представляется реалистичной.

США находятся накануне непредсказуемых выборов. Если Трампу удастся во второй раз победить, обоюдный прогресс во внешней политике на Ближнем Востоке более, чем вероятен.

Читать полностью первоисточник: «Свободная пресса»

 

Все новости ИВ РАН в СМИ >>