25 мая 2016 года

Круглый стол "Конфликт в регионе островов Натуна"

Круглый стол Круглый стол "Конфликт в регионе островов Натуна"

 
25 мая 2016 прошел круглый стол "Конфликт в регионе островов Натуна", докладчиком выступила Петрова О.Л.

Оказавшись в центре столкновения интересов, индонезийское правительство придерживается политики невмешательства, избегая ситуации, когда оно может стать заложником китайско-американского соперничества, позиционируя себя как сторонника мира в регионе ЮВА.

Инцидент в регионе Натуна мог сильно пошатнуть позицию Индонезии и даже втянуть её в открытое столкновение с Китаем. Этот архипелаг расположен между островом Калимантан и Малаккским полуостровом и известен самым крупным в регионе газовым месторождением.

В ноябре 2015 года официальный представитель Министерства иностранных дел Китая Хун Лэй заявил, что КНР не претендует на архипелаг Натуна. В частности он подчеркнул, что как у Индонезии нет притязаний на территории в Южно-Китайском море, так и у Китая нет притязаний на острова Натуна.

Ранее министр-координатор по вопросам политики, юстиции и безопасности Индонезии Лухут Бинсар Панджаитан выразил беспокойство по поводу того, что так называемая «девяти-пунктирная линия», которой Пекин решил обозначить свои территориальные притязания в Южно-Китайском море, накладывается на воды, прилегающие к островам в индонезийском округе Натуна. Он указал, что всегда выступающая за диалог Индонезия договорилась с КНР о свободе судоходства в этом регионе. Индонезия также планировала сотрудничество в области освоения природных ресурсов Натуна, но план был отложен из-за упавших цен на нефть.

У Китая никогда не было притязаний на архипелаг, более того, принадлежность региона Натуна к индонезийским территориям официально признана ООН. Спорные территории могут возникнуть, если есть пересечения исключительной экономической зоны (ИЭЗ) и/или континентальной границы государств. В случае с архипелагом Натуна, Индонезия имеет пересекающиеся континентальные границы с Малайзией, но проблема была решена при участии ООН. Есть также пересечения в исключительной экономической зоне с Малайзией на западе и Вьетнамом на севере. Индонезия и Малайзия назначили своих специальных посланников, чтобы ускорить процесс переговоров, в то время как с Вьетнамом переговоры, которые уже давно прекратились, возобновились к концу 2015 года.

Сам архипелаг можно назвать форпостом, позволяющим оказывать влияние на динамику в Южно-Китайском море. Там также проходит стратегически важная судоходная трасса. Поэтому индонезийские власти намерены укреплять свои позиции в этом регионе.

В частности, начальник штаба ВВС Индонезии главный маршал авиации Агус Суприатна отметил, что Индонезия намерена построить базы военно-воздушных сил в Натуна, чтобы архипелаг стал индонезийской Перл-Харбор.

На данный момент известно, что министерство обороны выделило 200 миллиардов рупий для укрепления авиабазы Натуна. Работы планируется завершить в 2016 году.

Инцидент с архипелагом Натуна начался 19 марта в два часа дня, когда индонезийские власти заметили китайское судно Kway Fey 10078 в пределах индонезийской исключительной экономической зоны в Южно-Китайском море. Через час патрульное судно индонезийского Министерства по морским делам и рыболовству КП ПМИЗ 011 задержало китайское судно вместе с восемью членами экипажа, на основании незаконного лова рыбы с помощью тралов, и сопроводило корабль к водам Натуна для дальнейшего расследования.

На пути к Натуна вооруженный китайский корабль береговой охраны столкнулся с буксируемым судном с целью заглушить его двигатель, чтобы предотвратить его доставку в индонезийские территориальные воды.

Вскоре после этого, уже лучше оборудованный китайский корабль береговой охраны прибыл на место происшествия и приказал индонезийскому патрульному судну освободить захваченный Kway Fey 10078  в течение 30 минут для того, чтобы его можно было забрать обратно в китайские воды. Индонезийской стороне пришлось отпустить Kway Fey 10078, но удалось задержать восемь членов экипажа для судебного разбирательства. На требования освободить своих граждан Китай получил отказ.

21 марта 2016 года Правительство РИ выступило с протестом против насильственных действий китайских судов береговой охраны. Министр по делам водных ресурсов и рыболовства Суси Пуджиастути потребовала объяснений от посла Китая в Индонезии Се Фэна и добавила, что она просила министра иностранных дел Индонезии подготовить официальную ноту протеста в Пекин. По её словам, при всем уважение к Китаю, Индонезия должна защищать свой суверенитет.

На своем пресс-брифинге Суси Пуджиастути сказала: «Китайское правительство не хочет потопления своих кораблей. Хотя траулер задержать не удалось, задержаны члены экипажа для судебного разбирательства. Китай не должен был вести себя подобным образом, вмешательство правительства означает поддержку незаконного рыбного промысла». Она также добавила, что будет требовать вернуть судно Kway Fey 10078 обратно индонезийским властям.

Напомним, что посол Китая был среди иностранных представителей, которые подписали Меморандум о взаимопонимании в 2014 году с министром Суси Пуджиастути об обеспечении устойчивого рыболовства в водах региона и совместной борьбе с ННН-промыслом (незаконное, нерегулируемое и несообщаемое рыболовство).

Инцидент произошел на фоне роста напряженности в регионе Южно-Китайского моря. Индонезия не вмешивается в споры в этом регионе, но обеспокоена поведением Пекина в богатом ресурсами регионе островов Бунгуран (Натуна). Командующий военно-морской базы Ранаи, Натуна, полковник Ариф Бадрудин сказал, что китайское рыболовное судно проводило свою незаконную деятельность в пределах области 83,515 квадратных километров Южно-Китайского моря (в 4,34 километрах от Натуна), которая находится на пересечении ИЭЗ Индонезии, индонезийской границы континентального шельфа и «девяти-пунктирной» линией Китая. Он добавил, что многие китайские суда осуществляют незаконный рыбный промысел в этой области, под охраной китайских кораблей береговой охраны.

Этот инцидент далеко не первый, в 2000 году индонезийский патрульный катер захватил китайское судно, занимающееся незаконной рыбной ловлей в 200-мильной ИЭЗ Джакарты. Пекин направил корабль Управления морской охраны КНР, который предположительно обнаружил на борту индонезийского судна пулемёт и заставил отпустить захваченное судно. Второй аналогичный случай произошёл 26 марта 2013 года, когда китайскому патрульному судну Nanfeng 310 удалось отбить арестованное китайское судно КНР 58081 у индонезийского патрульного корабля Hiu Macan 01 в водах Натуна. Но никогда ещё китайские суда не подходили так близко к индонезийским водам.

Официальный представитель МИД Индонезии Арманата Насир, в противовес резкому возмущению Суси Пуджиастути по этому вопросу, заявил, что министерству необходимо дополнительно изучить точное положение корабля, чтобы определить, какие действия законно будет предпринять. И если незаконность действий китайского судна будет доказана, то индонезийская сторона примет решительные меры и направит протест в посольство.

Министерство иностранных дел Китая, в свою очередь, заявило, что траулер выполнял «нормальную деятельность» в «традиционных китайских рыболовных угодьях». По словам министерства, траулер подвергся нападению и преследованиям со стороны вооруженного индонезийского судна, и китайский корабль береговой охраны поспешил на помощь.

Суси Пуджиастути оспорила это заявление, назвав его необоснованным и несоответствующим действительности. Более того, это не признается Конвенцией Организации Объединенных Наций по морскому праву. В настоящее время Традиционное Рыболовное Право принадлежит только Индонезии и Малайзии. В Конвенции ООН по морскому праву этот термин применяется только после подписания соглашения между двумя странами. С Китаем ничего подписано не было, что делает этот регион целиком индонезийским.

На данный момент китайских судов береговой охраны, патрулирующих в Южно-Китайском море в два или три раза больше, чем судов Индонезии, охраняющих воды Натуна. В связи с этим правительство намерено выделить больше кораблей для охраны Натуна, чтобы быть в состоянии противостоять любой угрозе, которая может возникнуть в будущем.

Несмотря на большой соблазн быть втянутой в конфликт против Китая, Индонезия проявила сдержанность и не допустила никаких эмоциональных шагов, которые могли бы подвергнуть опасности связь между двумя странами, в частности угроза Суси Пуджиастути довести дело до Международного трибунала по морскому праву не воплотилась в жизнь.

Определение точного места, где китайское судно поймали за незаконный лов рыбы, стало первым правильным шагом, чтобы избежать ненужной дополнительной напряженности в Южно-Китайском море.

Тем не менее, на этом этапе Индонезия фактически утратила статус незаинтересованной стороны, поскольку были затронуты её собственные интересы. В то же время индонезийское правительство после инцидента не раз подчеркивало, что к спорам в Южно-Китайском море это не имеет никакого отношения.

До этого момента президент Джоко Видодо продолжал курс «Китай – друг Индонезии», но в то же время подчеркивал важность территориальной целостности Индонезии. Произошедший инцидент мог поставить два этих пункта на разные чаши весов и побудил вопрос: стоит ли Индонезии пересмотреть схему отношений с китайским правительством?

Во-первых, незаконная рыболовная деятельность, осуществляющаяся китайскими рыбацкими лодками, оказалась покрываемой правительством КНР. Во-вторых, китайскому правительству явно не комфортно от той жесткости, с которой Индонезия борется с правонарушениями на своих территориях.

Директор МИД Индонезии по Восточной Азии и Тихоокеанскому региону Эди Юсуф предположил, что за китайским заявлением о «традиционных китайских рыболовных угодьях» скрыт знакомый термин «девяти-пунктирной» линии, который КНР не применяет в диалоге с Индонезией, что привело бы к конфликту намного большего масштаба.

В инциденте присутствует ещё один неприятный для Индонезии фактор. Индонезия находится в слабой позиции в отношении своих морских споров с Китаем в регионе Натуна, потому что индонезийские патрульные катера не признаны Международной морской организацией (ИМО).

В соответствии с Конвенцией ООН 1982 года, международное сообщество признает только два типа судов, действующих в исключительных экономических зонах, а именно государственные суда и корабли ВМФ. Суда также должны быть зарегистрированы в Международной морской организации.

По словам президента Института морских исследований Индонезии Кони Рахакундини Бакри, индонезийское судно не признано ИМО. Несмотря на то, что оно принадлежит правительству, судно не было зарегистрировано. Это необходимо исправить в кратчайшие сроки. Она отметила, что Индонезия неэффективно разграничивает учреждения, которые должны нести ответственность за защиту вод, граничащих с другими государствами. Необходимо в ближайшее время сделать выбор межу Агентством морской безопасности, военно-морским флотом Индонезии и Министерством по делам водных ресурсов и рыболовства, которые на данный момент попеременно занимаются этой деятельностью.

Сейчас правительству предстоит сосредоточить внимание на укреплении правового статуса Министерства по делам водных ресурсов и рыболовства, чтобы в случае сопротивления со стороны иностранных судов его действия против незаконной рыболовной деятельности в ИЭЗ поддерживались Международной морской организации.

Чтобы окончательно устранить неприятный осадок, в конце апреля один из руководителей Коммунистической партии Китая нанес визит в Джакарту, где он встретился с президентом Джоко Видодо в Государственном дворце. Китай и Индонезия вновь подтвердили свои намерения продолжать развивать потенциальные области взаимного экономического сотрудничества, что касается не только инфраструктурных проектов, но и области энергетики и природных ресурсов. В свою очередь, через неделю высокопоставленный индонезийский чиновник совершил ответный визит в Пекин.

Стороны признали конфликт оконченным, назвав это недоразумением. По всей видимости, Китай осознал, что конфронтация ещё и с Индонезией ему ни к чему. Стороны выказали взаимное уважение, ещё раз подтвердив, что архипелаг Натуна полностью принадлежит Индонезии. Обсуждалась и возможность сотрудничества береговых охранных служб, чтобы избежать повторения подобной ситуации.

Правительство Индонезии планирует начать проекты по газодобыче на архипелаге Натуна, включая богатый этим ископаемым Восточный блок Натуна, чтобы продемонстрировать авторитет и избежать будущих притязаний Китая с его «девяти-пунктирной» линией.

Геополитическая ситуация в Южно-Китайском море всё больше накаляется. Спекуляции Китая в этом регионе всего лишь трамплин для глобального доминирования. Несмотря на заявления КНР о том, что архипелаг Натуна принадлежит Индонезии, Китай прощупал почву для возможных будущих притязаний. Этот инцидент мог привести к цепной реакции, неприятной для многих государств, но благодаря дипломатичным действиям Индонезии, не поддавшийся на провокации, произошедшее удалось свести к конфликтному взаимодействию береговых охранных служб. Тем не менее, инцидент вызвал волну возмущения и негодования в стране, и правительству есть над чем задуматься.