Новости

11 мая 2018 года

Круглый стол по положению в Южно-Китайском море

Круглый стол по положению в Южно-Китайском море Круглый стол по положению в Южно-Китайском море

 
В настоящее время конфликт в Южно-Китайском море является одним из наиболее угрожающих для глобальной стабильности и безопасности. В этом регионе мира сошлись интересы Китая и США и их противостояние в любой момент может превратиться в начало большой войны двух мировых сверхдержав.

Ситуация усложняется еще и тем, что к этому конфликту примыкают и острые противоречия между Китаем и его соседями по Южно-Китайскому морю относительно принадлежности морских акваторий и островов. В связи со сложной ситуацией и потенциальной возможностью крайне негативного развития событий в этом регионе мира в Институте востоковедения РАН 11 мая 2018 года прошел круглый стол по положению в Южно-Китайском море. В его работе участвовали и выступили наиболее известные российские специалисты, давно изучающие процессы в Восточной и Юго-Восточной Азии.

Круглый стол открылся презентаций подготовленного в Центре ЮВА Австралии и Океании сборника “Security and Cooperation in the South China Sea: The Evolution of Military and Political Interests of the Parties Concerned”, в котором собраны все доклады, сделанные на прошедшей в сентябре 2017 г. III Международной конференции по Южно-Китайскому морю. Работа этой конференции вызвала огромный интерес и в России и за рубежом, и публикация докладов стала в определенном смысле ответом на проявленный к ней интерес. Выступивший на презентации сборника руководитель центра ЮВА, Австралии и Океании Мосяков Д.В. отметил, что постоянный мониторинг процессов, протекающих в ЮКМ, который проводит Центр показывает, что события в Южно-Китайском море развиваются очень быстро и довольно непредсказуемо.

Вроде бы не так много времени прошло после сентябрьской международной конференции, а картина событий уже очень сильно изменилась. В связи с этим, проведение «круглого стола» по ситуации в ЮКМ носит своевременный и важный характер.

Среди выступающих, первым взял слово Г.М. Локшин с докладом «Последние события в Южно-Китайском море». Он, в частности, указал, что существуют разные точки зрения относительно того, в каком направлении развиваются события в Южно-Китайском море. Некоторые аналитики до последнего времени полагали, что в ЮКМ установились относительный мир и определённая стабильность. Риск конфликта заметно уменьшился, так как по их мнению, «Китай начал демонстрацию «доброй воли» и вступил в контакт с АСЕАН на многостороннем уровне (этого он всё время избегал) в целях добиться доверия и содействия своим стратегическим проектам в ЮКМ. Другие аналитики, отметил он, называют китайское «наступление улыбок» временным, рассматривают политику КНР как двойственную, которая сочетает кнут и пряник, «мягкую силу» с ужесточением своих территориальных претензий в Южно-китайском море». Важным элементом современного состояния конфликта Г.М. Локшин назвал то, что США явно столкнулись с кризисом доверия в регионе. Страны АСЕАН сделали определенные выводы в соответствии со своей традиционной стратегией «хеджирования рисков». Ни одна из них не хочет иметь в лице Китая своего врага. Они приглушили на время споры в ЮКМ и пошли на ряд соглашений, включая участие в проекте «Один пояс, один путь». Близки к завершению переговоры по Всеобъемлющему экономическому партнерству (ВРЭП). В то же время, считает Г.М. Локшин, - «единство АСЕАН после вердикта гаагского суда во многом подорвано». Филиппины отказались настаивать на выполнении выгодного им вердикта, и предпочли двусторонние переговоры и активное экономическое сотрудничество с Китаем.

Вопросу о возможности перерастания американо-китайских противоречий в ЮКМ в «горячую войну» был посвящен доклад Колотова В.Н. «Восточноазиатская дуга нестабильности и современная ситуация в Южно-Китайском море». В своем выступлении В.Н. Колотов указал, что Китай в рамках доктрины расширения сферы своего влияния, стремится как можно дальше отодвинуть морские рубежи и создать возможность размещения еще дальше в море средств раннего предупреждения о нападении и соответственно средств защиты от атак с моря и с воздуха. Пекин, указал он, - в течение длительного времени продолжает строительство искусственных островов и активно проводит политику по их милитаризации. На трех искусственных островах идет активная установка систем РЭБ, противокорабельных ракет и средств ПВО, зона поражения которых составляет более 500 км. для морских целей и 300 км. для воздушных». Уже сейчас в ЮКМ Китай создал 27 передовых баз, они оснащаются взлетно-посадочными полосами для самолетов. Недавняя военная демонстрация, когда в ЮКМ вышли более сорока кораблей китайского флота во главе с авианосцем «Ляонин», должна показать решимость Китая не только остаться и защищать эти острова, но и способность дальше проводить политику на вытеснение США из прибрежных регионов и внутренних морей Восточной и Юго-Восточной Азии. Все эти действия усугубляются тем, что страны региона, по мнению В.В. Колотова, продолжают заниматься интригами друг против друга, что ведет к опасности появления межконфессиональных конфликтов между ними, ослаблению АСЕАН перед внешними и внутренними вызовами, а также к перехвату инициативы в регионе внешними игроками в полном соответствии с известной китайской стратагемой «Превратить роль гостя в роль хозяина». (Кит. 反客為主, вьетн. Phản khách vi chủ)..В рамках такой стратагемы Китай продолжает продвигать меры по навязыванию соседям своего суверенитета и поэтапно осуществляет попытку установления полного контроля над Южно-Китайским морем.

Вопросам американо-китайского соперничества был посвящен доклад Канаева Е.А. «Столкновение интересов Китая и США в конфликте вокруг Южно-Китайского моря». В своем выступлении он, в частности, отметил, что на современном этапе эволюции проблемы Южно-Китайского моря ее китайско-американская составляющая имеет тенденцию к усилению. Причина состоит в том, что Южно-Китайское море занимает одно из центральных мест в ведомых США и Китаем геополитических проектах – формировании Индо-Тихоокеанского региона (ИТР) и реализации Инициативы пояса и пути (ИПП).

Применительно к ИТР, отметил докладчик, важно то, что единственная на сегодняшний день его институциональная основа – Четырехсторонний оборонный формат – может быть адаптирована к операциям США по обеспечению свободы судоходства (Freedom of Navigation Operations, FONOP) в Южно-Китайском море. Сам факт возникновения нарратива об ИТР,- отмечал докладчик, - свидетельствует, что «инклюзивный Азиатско-Тихоокеанский регион», основанный на сотрудничестве США и КНР, фактически, перестал существовать. То обстоятельство, что акватория Южно-Китайского моря географически находится в эпицентре будущего ИТР, способно значительно «раскачать» китайско-американские противоречия по всему спектру проблем, связанных с этой акваторией.

Говоря о китайской «инициативе пояса и пути», важно подчеркнуть, что к акватории Южно-Китайского моря будут выходить Экономический коридор Китай-Индокитай и участок Морского шелкового пути XXI века. Стремясь защитить свои инвестиции, Китай, по мнению Канаева Е.А., будет формировать способствующую этому международную обстановку. Вероятным сценарием выглядит создание китаецентричной системы «общей безопасности». Первые признаки ее формирования – например, предложение Китая странам АСЕАН провести военно-морские маневры в Южно-Китайском море с их фиксацией в соответствии с принятыми международными практиками – уже есть. Перспектива конкуренции американского и китайского проектов, подчеркнул он, формирует запрос стран АТР на повышение эффективности международных механизмов, способных амортизировать современные и перспективные противоречия Вашингтона и Пекина.

Главный вывод, который сделал автор доклада, заключается в том, что современный характер эволюции конфликта вокруг Южно-Китайского моря свидетельствует о вызревании его нового четвертого уровня. Первый представляет собой противоречия из-за суверенитета над островами Парасельские и Спратли, второй – диалог между Китаем и АСЕАН в процессе согласования Декларации, а впоследствии Кодекса поведения сторон в Южно-Китайском море, а третий – китайско-американские разногласия по спектру вопросов, связанных с Южно-Китайским морем. Четвертый уровень, оформляющийся на наших глазах, представляет собой противоречия уже не между Китаем и США непосредственно, а между китайским и американским геополитическими проектами с отчетливым глобальным содержанием.

В докладе П.А. Гудева «Современное состояние международного права с учетом решения Гаагского трибунала по конфликту в Южно-Китайском море» затрагивались вопросы законности и юридической чистоты действий Пекина в ЮКМ. Он, в частности, указал, что решения Гаагского трибунала четко указывают на незаконность притязаний Китая на 80% акватории Южно-Китайского моря. При этом международные и региональные конференции, форумы и организации, такие как саммиты G7, AСЕАН и ЕС не раз выразили свою озабоченность по поводу действий Китая в регионе, особенно строительством искусственных остров их милитаризации. Несмотря на это Китай сегодня самым активным образом использует свое политическое, дипломатическое и экономическое влияние для мобилизации и убеждения других стран не поддерживать арбитражное решение по иску Филиппин к Китаю. В то же время, по мнению докладчика, несмотря на то, что Китай не признал это решение Гаагского трибунала законным он, должен воздерживаться от односторонних действий, которые идут вразрез с правами и интересами его соседей. С точки зрения современного международного права, сказал он, Китай не должен мешать хозяйственной деятельности своих соседей в спорных районах и, в частности, не запрещать филиппинским или вьетнамским рыбакам заниматься промыслам в своих традиционных районах.

Вопросам поиска юридически выверенных путей выхода из кризиса посвятила свое выступление Колдунова Е.В. В докладе « О проблемах и перспективах подписания кодекса сторон в Южно-Китайском море» она проанализировала длительную историю отношений Китая и стран Юго-Восточной Азии и пришла к выводу, что сегодня важнейшим фактором в ослаблении напряженности отношений Китая со своими соседями может стать выработка и подписание договора о кодексе поведения сторон в Южно-Китайском море. Процесс подготовки этого документа идет медленно и сложно, но, если судить по итогам совещания высших должностных лиц Китая и АСЕАН, состоявшегося в мае 2017 г. и августовского совещания министров иностранных дел Китая и АСЕАН, то прогресс в подготовке этого документа налицо. При этом очевиден компромисс с двух сторон - Китая, который согласился отойти от двусторонних контактов и пошел на соглашение со всем блоком АСЕАН, и со стороны стран АСЕАН, которые заметно смягчили свою критику действий Китая в ЮКМ. Сегодня появилась реальная надежда на то, что кодекс поведения сторон будет все-таки согласован и подписан, что станет большим прорывом в улучшении отношений стран АСЕАН и Китая. В то же время, считает Е.В. Колдунова, за рамками этих формальных договоренностей остается комплекс разногласий, по-прежнему разделяющих две стороны переговорного процесса. К числу разделительных линий можно, например, отнести отсутствие единого понимания правового характера будущего документа (страны АСЕАН – за его юридически обязывающий характер, Китай – за менее обязывающий), продолжающаяся деятельность Китая по созданию и укреплению искусственных островов, в целом – высокая степень неопределенности по поводу военно-стратегических и хозяйственных намерений сторон в Южно-Китайском море.

В своем докладе «Политика Вьетнама и стран АСЕАН в отношении конфликта в Южно-Китайском море» Зеленкова М.С. особое внимание уделила политике Вьетнама в отношении конфликта в Южно-Китайском море. Она указала, что Вьетнам продолжает придерживаться во многом бескомпромиссного стиля отношений с КНР. В августе 2017 г., как полагает автор, в ходе согласования текста итогового коммюнике 50-ой встречи министров иностранных дел АСЕАН, Вьетнам безуспешно настаивал на включении в текст документа пункта, осуждающего действия КНР. АСЕАН, заинтересованная в региональной стабильности, не пошла навстречу вьетнамским требованиям, а наоборот, отошла от критики строительства китайцами насыпных островов в ЮКМ, сосредоточившись на успешном согласовании в мае и в августе 2017 г. нового кодекса поведения сторон в ЮКМ. Филиппины, по ее мнению, также смягчили свою линию в отношении Китая и сфокусировались на решении проблем борьбы с терроризмом, поискам сфер сотрудничества и взаимодействия с КНР.

Ханой,- как она отметила,- не отказывается от своих справедливых требований с одной стороны, но в то же время все больше склоняется к сотрудничеству с США, которые в свою очередь стремятся демонстрировать свою активность и мощь в ЮКМ. Важным элементом позиции Вьетнама, является также твердое стремление придерживаться принципов международного права и принципа неприменения силы при решении конфликта.

Доклад Мосякова Д.В. «Эволюция политики России в отношении конфликта в Южно-Китайском море» был посвящен анализу российской позиции в конфликте в ЮКМ. Автор показал, что за неизменностью формул, которыми уже длительное время оперируют российские дипломаты относительно ситуации и политики России в ЮКМ, на самом деле скрываются разные реальности. На протяжении относительно небольшого периода времени, - отметил докладчик, - эта политика претерпела очень значительные изменения. Более того становится очевидным, что эта политика является очень зависимой от внешнеполитических событий которые развиваются вокруг России. По мнению Мосякова Д.В. наиболее успешно политика России в Юго-Восточной Азии развивалась с начала двухтысячных (когда Россия собственно вернулась в регион) и примерно до 2013 г. В это время Россия позиционировала себя как нейтральная независимая и самостоятельная держава, действовавшая в своих интересах и в интересах мира и стабильности в регионе.

В то же время, как указывает докладчик, - после введения западных санкций против России ее политика существенно изменилась, она стала во многом зависимой от действий Китая, в котором российская правящая элита увидела контрбаланс «холодной войне» Запада против России. В результате ряда ошибочных шагов, как полагает автор, имиджу России в Азии был нанесен с определенный ущерб. Сегодня Россия стремится избежать внешнеполитического курса жестко ориентированного на Китай и развивать вновь многовекторную политику в Азии. Последние заявления курирующего Дальний Восток заместителя министра иностранных дел Моргулова И.В. о том, что «Россия не создает и не планирует создавать какие-либо союзы с Китаем»., что у каждой из сторон «есть свои экономические интересы, которые не всегда и не во всем совпадают» служат весомым подтверждением этого.

В связи с этим, отметил Мосяков Д.В. очень важно, что особые традиционные отношения дружбы и сотрудничества с Вьетнамом России удалось не только сохранить, но и постепенно продвигать в направлении дальнейшего расширения сотрудничества. Все это, считает он, позволит Москве в будущем решить сложную задачу - реализовать так называемую «вин вин полииси», то есть такую политику, когда от принимаемых решений в выгоде остаются все партнеры по переговорам, когда Москва сможет иметь возможность развивать и поддерживать отношения дружбы и сотрудничества как с Китаем , так и с Вьетнамом.

В заключение участники круглого стола высказали общее мнение, что противоборствующие стороны должны решать споры путем мирных переговоров, прежде всего Китай и АСЕАН. Необходимо исключить угрозы применения силы и действовать на основе Международных соглашений и Конвенция ООН по морскому праву 1982 года.

Все участники круглого стола сошлись также на том, что подписание Китаем и странами АСЕАН на основе международного права кодекса поведения сторон ЮКМ будет большим успехом мирного процесса и должно стать отправной точкой для поиска новых компромиссов.

Участники круглого стола пришли также к выводу, что Россия может сыграть позитивную роль в урегулировании конфликта в ЮКМ в качестве посредника, основываясь на хороших отношениях между Россией и Китаем, Россией и АСЕАН, на опыте разрешения других конфликтов в разных регионах мира и на большом авторитете, который российская политика имеет в мире.