ИВ РАН

Новости

28 июля 2020 года

Отдел Китая с прискорбием сообщает о том, что 28 июля 2020 года ушел из жизни патриарх российского и польского китаеведения Станислав Роберт Кучера

Отдел Китая с прискорбием сообщает о том, что 28 июля 2020 года ушел из жизни патриарх российского и польского китаеведения Станислав Роберт Кучера Отдел Китая с прискорбием сообщает о том, что 28 июля 2020 года ушел из жизни патриарх российского и польского китаеведения Станислав Роберт Кучера

 
28 июля 2020 г. скоропостижно скончался патриарх российского и польского китаеведения, доктор исторических наук, профессор, главный научный сотрудник отдела Китая Станислав Роберт Кучера (Stanisław Robert Kuczera).

28 июля 2020 г. скоропостижно скончался патриарх российского и польского китаеведения, доктор исторических наук, профессор, главный научный сотрудник отдела Китая Станислав Роберт Кучера (Stanisław Robert Kuczera, Гу Чжэ 顧哲). Более полувека он отдал Институту востоковедения, став важнейшим связующим звеном между отечественным китаеведением и европейской синологией, воплощением живых традиций блестящей академической науки времён золотого века мирового востоковедения.
 
Станислав Кучера родился 5 мая 1928 г. в Польше, во Львове. В 1947 г., после окончания лицея, поступил в Институт востоковедения Варшавского университета (Instytut Orientalistyczny Uniwersytetu Warszawskiego), который закончил в 1952 г., защитив под руководством замечательного польского востоковеда Витольда Яблонски (Witold Jabłoński, 1901–1957) работу «Основы даоской философии» и получив степень магистра философии в области востоковедных наук. С 1951 по начало 1953 г. работал в Варшавском университете в качестве ассистента.
 
В феврале 1953 г. в числе первых западных студентов С. Кучера был направлен для обучения в аспирантуре в Китай, в Пекинский университет, где в 1960 г., единственным среди иностранных студентов, защитил диссертацию на китайском языке под руководством Чжан Чжэн-лана (張政烺, 1912–2005) на тему «Классовая структура древнекитайского общества на основе материалов „Чжоу ли“». С марта 1957 по октябрь 1959 г. работал преподавателем, потом руководителем кафедры польского языка и культуры Пекинского института иностранных языков.
 
Вернувшись в декабре 1960 г. в Варшаву, С. Кучера некоторое время был стипендиатом Министерства высшего образования ПНР, с апреля 1961 г. работал в Польском институте международных отношений (Polski Instytut Spraw Międzynarodowych) в качестве адъюнкта. Ему прочили блестящую дипломатическую карьеру,  которая его, впрочем, не слишком манила – в отличие от академического китаеведения.
 
В августе 1966 г. он переехал в Москву, в апреле 1967 г., по приглашению академика Н. И. Конрада, поступил на работу в Институт народов Азии АН СССР (позже переименован в Институт востоковедения АН СССР). В 1981 г. его монография «Китайская археология 1965–1974 гг.: палеолит–эпоха Инь. Находки и проблемы» (М., 1977), по настоянию академика А.П. Окладникова была защищена как докторская диссертация. С 1988 по 2002 г. занимал должность профессора кафедры древнего мира Исторического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова, преподавал в Российском Государственном Гуманитарном Университете.
 
С. Кучера являлся членом Российского археологического общества, Европейской ассоциации китаеведения (European Association for Chinese Studies). В 1993 г. он был избран членом Народной Академии России, в 1998 г. стал академиком РАЕН.
 
Принимал участие в XXII, XXIII, XXIV, XXV, XXVII, XXVIII Международных конгрессах синологических исследований, XXIX, XXX и XXXVII Конгрессах востоковедов, XIV Тихоокеанском научном конгрессе, Международном конгрессе Международной ассоциации по изучению культур Центральной Азии, Международном симпозиуме по проблемам культуры Ся в Калифорнийском университете (Лос-Анджелес).  В 1988–1989 гг. выступал с лекциями в Пекинском университете и Китайском народном университете, в мае 1993 г. прочёл курс из четырёх лекций для аспирантов Высшей школы социальных наук (Ecoledes Hautes Etudesen Sciences Sociales) в Париже, затем — два научных доклада в Китайской Республике на Тайване.
 
С октября 1995 по март 1996 г. был приглашён для проведения научной работы в Academia Sinica (Тайвань), за это время им было прочитано шесть научных докладов. В марте 1996 г. прочёл лекцию в Сингапурском университете. Значительное количество докладов было прочитано им в разное время в научных учреждениях Польши.
 
Станислав Кучера, друживший со многими крупнейшими мировыми китаистами, был, пожалуй, самым европейским из советских китаеведов, блестяще владел не только китайским и японским, но и основными западными языками, был образцом блестящей светскости, эталоном рыцарственной галантности, человеком безукоризненного воспитания, с незабываемым чувством юмора,  невероятно красивым человеком.
 
Научные интересы С. Кучеры отличались почти невозможной для современной науки широтой охвата. В числе его научного наследия – девять монографий (в том числе четыре в соавторстве), более 350 статей и рецензий. Две монографии и две статьи подготовлены им к печати и будут изданы в ближайшее время. Удивительным образом его работы последних лет не уступают более ранним – а в чём-то даже превосходят их. Как учёный он рос и совершенствовался до последнего дня, никогда не успокаиваясь на уже достигнутом.
 
Его труды по китайской археологии (особенно «Китайская археология: 1965–1974. Палеолит – эпоха Инь». М., 1977) являются наиболее полными источниками информации в данной области на русском языке, работы по китайскому палеолиту (прежде всего «Древнейшая и древняя история Китая. Древнекаменный век». М., 1996) по полноте не имеют себе равных в мировой историографии. Именно им была впервые сформулирована и доказана гипотеза о существовании как минимум двух независимых центров формирования цивилизации в Восточной Азии – в долине Янцзы и в долине Хуанхэ (большая монография об этом была подготовлена к печати в начале 90-х гг., но затем потеряна издательством и в сильно обновлённом виде увидит свет осенью этого года). Фактически именно огромная работа С. Кучеры по систематизации китайских археологических публикаций по-настоящему открыла мир китайской археологии для многих и многих специалистов, заложила одну из основ отечественной традиции изучения этой проблематики.
 
С. Кучера являлся крупнейшим в России специалистом по иньской и чжоуской эпиграфике, им переведено и прокомментировано значительное количество сложнейших инскрипций, он системно обращался к этому непростому материалу в многих своих работах по истории и культуре Китая классической древности, на что решаются немногие.
 
С. Кучера был одним из лучших переводчиков древнекитайских текстов,его переводы вошли в историю российской науки как образец точности и вместе с тем филологического и литературного совершенства. Перу С. Кучеры, помимо упоминавшихся выше переводов эпиграфических памятников, принадлежат переводы больших фрагментов религиозных и философских трактатов: «Шан шу» (尚書, «Чтимые записи»), «Гуань-цзы» 管子, «Ле-цзы» 列子, подготовлен полный перевод «Сяо цзина» (孝經, «Канон сыновней почтительности»), издано два тома русского перевода сложнейшего историко-идеологического текста – «Чжоу ли» (周禮, «Установления Чжоу»).  Без участия С. Кучеры, скорее всего, не был бы завершён грандиозный проект русского перевода «Исторических записок» Сыма Цяня.
 
Несмотря на то, что последние десятилетия были крайне неблагоприятными для науки, профессору Кучере удалось создать настоящую научную школу. Он был научным руководителем у 15 аспирантов и соискателей, из которых 2 стали докторами наук, 6 – кандидатами наук. Его ученики работают в научных учреждениях не только России, но и Франции, Германии, Японии. Написанные им разделы в университетских учебниках («История Древнего Востока. Тексты и документы». М., 2002), «Историография истории Древнего Востока. Иран, Средняя Азия, Индия, Китай». СПб., 2002), «История Древнего Востока». М., 2007) удачно сочетают доступность и высочайший научный уровень изложения материала и являются одной из основ современного китаеведного образования.То же может быть сказано и о написанных им разделах в первом томе шеститомной «Всемирной истории» (М., 2011), статьях для «Большой российской энциклопедии», энциклопедии «Духовная культура Китая».
 
Станислав Роберт Кучера умер на прогулке, после нескольких часов непременной утренней работы за письменным столом. Нам всем будет его бесконечно не хватать – и как учёного, и как человека. Его блестящий ум, конечно, сиял звездой первой величины на тускнеющем небе российской науки. Как и положено звезде, свет созданных им знаний и впредь продолжит разгонять сгущающуюся тьму – и, конечно, поможет зажечься новым звёздам. Жаль, что он этого не увидит.