ИВ РАН

Сотрудники Института востоковедения РАН

Лепехова
Елена Сергеевна

доктор философских наук

Институт Востоковедения » Отдел истории и культуры Древнего Востока

старший научный сотрудник
 

Лепехова Елена Сергеевна, 1978 года рождения, образование высшее, окончила восточный факультет БГУ в 2000 г., в Институте работает с 2004 г. после окончания очной аспирантуры ИВ РАН (Москва) и защиты диссертации «Отображение и интерпретация буддийских концепций в ранней хэйанской литературе (на примере «Повести о Гэндзи»)» в диссертационном совете ИВ РАН (2005 г.). Тема научного исследования: «Факторы, определяющие формирование религиозной ситуации в Юго-Восточной Азии в VI-XII вв». В 2013 г. защитила докторскую диссертацию по теме «Генезис религиозной бюрократии в Японии в контексте ее отношений с институтами власти».


Является автором 5 монографий (из них две с грифом ИВ РАН), и 91 статей: в том числе:

«Буддийская сангха в Японии VI - IX вв. / Лепехова Е.С.. М.: «Восточная литература», 2009. ISBN 978-5-02-036405-9. – 223 с.;

«Мир буддийских идей и монашество в японской классической литературе» / Лепехова Е.С., Лепехов С.Ю., отв. ред. Т. Л. Соколова-Делюсина, Улан-Удэ: БНЦ СО РАН, 2013, ISBN 978-5-7925-0396-0, – 453 с. – 27 п.л. (в т.ч. авт. – 17);

«Freude der Komparativen Philosophies» (Kompara¬tive Philos¬ophie und Inter¬diszi¬plinäre Bildung (KoPhil), ed. Dr. Hisaki Hashi, Hamburg: Verlag Dr. Kovač, 2015 (в соавторстве);

«A Copter Approach The Trans Himalayan Tibet: Identity and Politics», edited by Dr. Tsetan Namgyal, Centre for Inner Asian Studies School for International Studies Jawaharlal Nehru University, New Delhi, 2017 (в соавторстве).

В 2019 г. была опубликована индивидуальная плановая монография «Императрицы и буддизм в Китае и в Японии в VI-VIII вв.», ИВ РАН. – М.: ИВ РАН, 2019. – 208 с., ISBN 978-5-89282-914-4 – 13 а.л.

Опубликована 91 статья в том числе: «Философский журнал» (WoS) – 1; «Восток/Oriens» (Scopus) – 4; (ВАК) – 27; в зарубежных журналах 9 (USA, Greece China, Korea, Mongolia) – 9; «Энциклопедия буддизма» (М.: ИФ РАН, «Восточная Литература», 2011); в тематических сборниках – 45.

Выступила с докладами на следующих международных и всероссийских конференциях:

XXIII и XXIV всемирных философских конгрессах (Greece, Athens, 2013; China, Beijing, 2018); Оксфордском международном Круглом столе «Religion, Women and History: an interdisciplinary perspective» (Brasenose College 2015; Harris Manchester College,2016, Oxford, England) в том числе и как председатель секции; XI, XII, XIII, Annual International Conference on Philosophy, Athens Institute for Education and Research, Athens, Greece 2016, 2017, 2018); «Faces of Buddhism in the East and in the West» (Ягеллонский университет Краков, Польша, 2014); «XVII ICAEM (International Conferences for Ancient East Mediterranean Studies) «Crisis in early religions» (University of Tartu, Estonia, 2017); II международном съезде молодых востоковедов России и СНГ «Восточные общества: традиции и современность» (Баку, 2013) и др.

С 2006 г. читает курсы лекций: «Социально-политические системы Китая», «Конфуцианство и даосизм», «Религиозные системы в Японии: синтоизм» в Институте стран Востока (Москва), руководит дипломными проектами. В 2014 г. – прочла курс лекций «Конфуцианство и даосизм» в Институте Конфуция при МГУ им. Ломоносова.

Участник программ «Земля и небо» международного телевизионного канала «Мир» (2013-2014).

Новые статьи

К основам методологии изучения традиционных общин Востока (расширенная стенограмма круглого стола, ИВ РАН, 18 декабря 2017 г.)
Публикуется расширенная стенограмма обсуждения подходов к некоторым базовым понятиям общественно-исторического анализа социальных групп Востока, которые условно принято называть традиционными общинами. К последним относятся и локальные сообщества на основе совместной хозяйственной деятельности, и связанные общими интересами небольшие национальные группы, и религиозные конфессии. В ходе живой научной полемики высказываются мнения по основополагающим понятиям: община, традиция, цивилизация, этническая общность, модернизация и др. Рассуждая на важные для историков темы методологического характера, ученые обнаруживают целую гамму мнений и подходов, иногда кардинально не совпадающих. Свои взглды на людские сообщества – под углом зрения разных культурных и религиозных традиций, свойственных этим социумам общественных устройств, и наделенных особыми «восточными» чертами политико-экономических систем – участники дискуссии подкрепляют конкретными примерами исторических явлений и событий.
Религиозный аспект легитимации статуса женщин-императриц на Дальнем Востоке (на примере императриц У-хоу и Кокэн)
Основной темой данного исследования является изучение и сравнительный анализ религиозного аспекта в легитимации женщин-императриц на Дальнем Востоке на примере китайской правительницы У-хоу (624-705) и японской императрицы Кокэн (Сётоку, 718-770). Известно, что обе они активно использовали буддийские доктрины в качестве политической пропаганды для легитимации своего статуса, покровительствовали буддийской сангхе и принимали монашеские обеты. На пути к власти обе У-хоу и Кокэн столкнулись с оппозицией в лице придворных чиновников и могущественных аристократических кланов, поэтому в качестве основополагающей силы они использовали поддержку буддийской сангхи и привлекали к делам управления в качестве советников и доверенных лиц буддийских монахов. Включение в государственную доктрину буддийских представлений о вселенском царе-чакравартине придавало новую трактовку традиционным идеалам управления и, тем самым, позволяло теоретически обосновать законный статус этих правительниц в про-конфуциански настроенном обществе. В качестве политической пропаганды они использовали культ поклонения буд¬дийским мощам и распространение их, а также истолкование различных природных явлений как благоприятных знамений. Использование религиозных аспектов буддизма и, отчасти, даосизма и синтоизма в своей политике выражало стремление У-хоу и Кокэн подняться над гендерными ограничениями традиционного общества в статусе вселенского царя-чакравартина и бодхисаттвы, по природе своей не имеющего пола.
Восприятие текста буддийских сутр в японской литературной традиции сэцува бунгаку VIII–XIII вв.
В статье анализируется проблема восприятия текста буддийских сутр в японской литературной традиции сэцува бунгаку. Объектом исследования стали рассказы о “Сутре лотоса благого закона” (или сокращенно “Лотосовой сутре”) в источниках: “Нихон рёики” (“Японские легенды о чудесах”, VIII–IX вв.), «Записи о чудесах, сотворенных “Сутрой лотоса” в великой стране Японии» (“Дайнихонкоку хокэкё кэнки”, сокращенно “Хоккэ кэнки”, XI в.) и “Истории, собранные в Удзи” (“Удзи сюи моногатари”, XIII в.) На основании их исследования можно сделать вывод о том, что “Лотосовая сутра” в рассказах сэцува бунгаку IX–XI вв. предстает не только сакральным текстом, но и объектом религиозного поклонения, столь же священным для почитателей, как мощи и статуи Будды. В повествовании текстов сэцува каждый знак “Лотосовой сутры” наделен такой магической силой, что может выступать в качестве отдельного божества. Поэтому процесс чтения и переписывания “Лотосовой сутры”, описанный в сэцува бунгаку, следует воспринимать как мистический ритуал, во время которого происходит непосредственный контакт адепта и божества зрительно (восприятие иероглифов сутры), вербально (декламация сутры) и физически (переписывание сутры).
Особенности конфессиональной политики правительства в Японии в VII–VIII вв. (на примере кодекса “Сонирё”)
Данное исследование посвящено проблеме конфессиональной политики государственной власти в Японии в VI–VIII вв. в отношении буддизма на основе изучения отдельных статей из специального законодательного кодекса “Сонирё” (“Правила и ограничения для монахинь и монахов”), введенного правительством для контроля за буддийской сангхой. Этот кодекс являлся частью единого свода законов “Тайхорё”, принятого в конце VII в. и составленного на основе китайских законодательных статутов периодов Суй (581–618) и Тан (618–907). Стремясь интегрировать буддизм в систему государственного управления, правительство рицурё пыталось ввести буддийскую сангху в рамки конфуцианской законодательной системы, ставившей на первое место служение обществу. Получив привилегии такие же, как у правительственных чиновников, буддийские монахи и монахини должны были относиться к службе государству как к своему личному долгу.