Статьи

Кланы в политической жизни Сектора Газа

Демченко Александр Владимирович
Thread of Events — Canvas of Ideas / Нить событий — канва идей
Религия и общество на Востоке '2018, №2
Палестинское общество сектора Газа состоит из трех типов традиционных структур: племена, кланы и знатные семьи. Наибольшим влиянием пользуются кланы (хамулы). С одной стороны, в период второй палестинской интифады и противоборства Хамас и Фатх кланы Газы сформировали собственные милиции, теневую экономику, оказались вовлечены в криминальную деятельность и межклановые вооруженные конфликты. С другой стороны, кланы способствовали сохранению социальной стабильности, взяв на себя часть функций ослабленной палестинской администрации. После захвата Хамас власти в секторе Газа в 2007 г. исламисты подавили клановую оппозицию и положили конец клановому насилию. Тем не менее некоторые кланы сохраняют влияние на местном уровне и остаются важным социально-политическим фактором. Таким образом, масштабная и опасная активность кланов в секторе Газа стала еще одном примером архаизации и деградации, распространившейся в ряде регионов арабского мира.

Арабские страны Залива: поле конфронтации с террором

Мелкумян Елена Суреновна, Косач Григорий Григорьевич
Thread of Events — Canvas of Ideas / Нить событий — канва идей
Религия и общество на Востоке '2018, №2
В статье рассматривается ситуация с террористической активностью в арабских странах региона Персидско-го залива. При этом отмечается, что эта активность сравнительно невелика в Кувейте, Государстве Объеди-ненных Арабских Эмиратов (ОАЭ) и отсутствует в Катаре и Омане, что объясняется анализируемыми в ста-тье причинами. Одновременно подчеркивается специфичность бахрейнской ситуации, определяемой при-сутствуем в составе населения Бахрейна значительной долей все еще дискриминируемого шиитского насе-ления, что, однако, не может быть основой для утверждений о широкой деятельности террористического подполья в этой стране. Основной упор в статье делается на положении в Саудовской Аравии, политическая система которой, отличная от других государств арабо-мусульманского мира, создает широкие возможности для противостояния государства и религии. Положение в Саудовской Аравии рассматривается авторами на основе широкой исторической ретроспективы становления и развития религиозной оппозиции и анализа современного состояния террористической активности. В саудовском случае выделяются основные этапы этой конфронтации, определяется роль корпуса религиозных деятелей в этом противостоянии, а также сего-дняшнее положение в рядах саудовских носителей религиозной догмы, все более дифференцирующихся под влиянием проводимого властью курса на огосударствление религии и осуществляемых «политическим классом» социально-экономических и политических преобразований. Основной вывод авторов статьи за-ключается в том, что отсутствие существенных изменений в политической системе страны, где все еще роль сохраняется высокая роль религии, будет и в дальнейшем основой для возникновения вызова терроризма, возникающего не только под влиянием дестабилизации ситуации в арабском мире, но и внутренних причин.

«Нетипичный» терроризм в этноконфессиональном конфликте в Ираке (на примере ситуации вокруг теракта в г. Хан Бани Саад)

Миняжетдинов Ильдар Харрясович
Thread of Events — Canvas of Ideas / Нить событий — канва идей
Религия и общество на Востоке '2018, №2
Статья посвящена исследованию проблемы террористического насилия, совершаемого по религиозному признаку в рамках этноконфессионального конфликта в Ираке. В центре ис-следовательского внимания такой феномен, как терроризм «неошиитских» экстремистских группировок. Анализ проблемы проводится на примере конкретной ситуации – теракта в ирак-ском городе Хан Бани Саад. По разным причинам феномен «неошиитского» терроризма, как правило, остается за рамками интереса российских экспертов. Поэтому главная цель данной ра-боты состоит в том, чтобы попытаться внести посильный вклад в формирование и разработку проблемного поля данного научного дискурса.

Особенности шиитских транснациональных движений в арабских странах Ближнего Востока

Беренкова Наталья Александровна
Thread of Events — Canvas of Ideas / Нить событий — канва идей
Религия и общество на Востоке '2018, №2
Вопрос усиливающегося межконфессионального конфликта на Ближнем Востоке является весьма актуальным в современной региональной политике. В ряде арабских стран шиитские общины представляются властям внутренней угрозой и средством вмешательства Ирана в их внутреннюю политику. Вместе с тем жесткая политика по отношению к шиитским общинам приводит к еще большей их маргинализации. В статье рассматривается два аспекта современных транснациональных шиитских связей: международное религиозное лидерство и политически мотивированные движения. Анализируются основные исторические этапы и особенности развития шиитских транснациональных религиозно-политических движений. Исследуется роль Исламской революция в Иране, которая стала важным событием в истории шиитского политического активизма, однако оказала двойственное влияние на его эволюцию. Несмотря на усиление влияния иранских религиозных школ и активную иранскую культурную политику, в религиозном отношении в современном иснаашаритском шиизме сохраняется многообразие.Появление первых политических партий и движений, ориентированных на защиту социально-экономических прав и религиозной идентичности шиитских общин арабских стран, началось в середине ХХ в. Они представляли собой организации и сети различные по форме и целям. В статье затрагивается деятельность партии Даава, движения «ширазистов» и организаций, признающих духовное лидерство иранского рахбара, а также анализируются трансформации шиитских движений в последние годы в период нарастания региональной конкуренции Ирана и Саудовской Аравии.

К вопросу об этноконфессиональных отношениях в бирманском обществе

Симония Аида Алексеевна
Thread of Events — Canvas of Ideas / Нить событий — канва идей
Религия и общество на Востоке '2018, №2
Мьянма (Бирма) – буддистская страна, 87% населения исповедуют буддизм тхеравады. Но в стране также проживают 6% христиан и более 4% мусульман. Автор анализирует историю проникновения христианства в Бирму и современное положение христианских общин в буддистском обществе, их активное участие в политической жизни. Отношения между представителями разных конфессий в стране неоднозначны, но всегда считалось, что Бирма/Мьянма в религиозном плане довольно толерантна. Кризис в штате Ракхайн, охвативший Мьянму в сентябре-октябре 2017 г., привел к исходу 600 тысяч беженцев. Но хотя народ, называющий себя рохинджа, исповедует ислам, этот кризис не имеет под собой религиозной подоплеки. Это скорее этнотерриториальный конфликт, уходящий корнями в колониальное прошлое. Христиане Мьянмы, особенно католическая община, имеют свой взгляд на проблему. Римский папа Франциск, который считает всё человечество братьями и сестрами, намерен посетить Мьянму и Бангладеш.

Китайские католики между Ватиканом и коммунистической партией: расколотая церковь в царстве единодушия

Каратеева Вера Дмитриевна
Thread of Events — Canvas of Ideas / Нить событий — канва идей
Религия и общество на Востоке '2018, №2
В статье дана попытка определить современное состояние Католической церкви в Китае на национальном и международном уровне и выявить ключевые проблемы возможного будущего воссоединения двух составных частей этой церкви – Китайской католической патриотической ассоциации, которая была основана в 1957 г. и управляется непосредственно Государственным управлением по делам религий, и так называемой «подпольной» церкви, сохраняющей верность Ватикану. Исторически «подпольная» церковь пребывает в изоляции как от китайского общества, так и от своего религиозного главы, находящегося в Европе. Имея дипломатические отношения со 174-я странами мира, Ватикан до сих пор не может установить их с Коммунистической партией Китая – в большой мере из-за вопроса назначения епископов. В течение десятилетий взаимного недоверия сформировался ряд препятствий для инкорпорирования Католической церкви в китайское общество с его специфической восточно-азиатской политической культурой. Коммунистическая партия может оказаться перед необходимостью пересмотреть свои позиции в отношении религиозных свобод, чтобы избежать внутренних и внешних конфликтов.

Механизмы ликвидация монархий в странах Внутренней Азии в первой половине ХХ в.

Кузьмин Сергей Львович
Historic Retrospective / Историческая ретроспектива
Религия и общество на Востоке '2018, №2
Анализируются механизмы трансформаций монархических систем Хивы, Бухары, Монголии и Тибета в социалистические в первой половине ХХ в. При всех различиях этих государств, в их общественных системах и исторических траекториях в рассматриваемый период есть признаки сходства. Все они были абсолютными монархиями, легитимировавшими власть своих монархов религией (буддизмом или исламом); были зависимы от России, империи Цин или Китая; общество было традиционным. РСФСР/СССР и КНР руководствовались одной и той же идеологией – марксистско-ленинской, ставили одну и ту же цель – построение социализма, а затем коммунизма. Поскольку в Хиве, Бухаре, Внешней Монголии, Тибете не было внутренних сил, которые могли осуществить революцию, ей следовало «помочь» – фактически, экспортировать ее. Концепция помощи революционного государства в продвижении революции за рубежом, которую взяли на вооружение коммунисты, восходит к временам революционной Франции. В Хиве, Бухаре, Монголии, Тибете из представителей коренных этносов образовались очень небольшие группы, которым из-за границы прививали революционные взгляды, чуждые их религиям и традициям. Ввод из-за рубежа революционных войск «обосновывался» тем, что местные трудящиеся страдают от гнета местных эксплуататоров и иностранных империалистов, но сами не могут его сбросить; отсталые страны нуждаются в модернизации, в них надо поддерживать революционные группы, поскольку они отражают стремления народа. Кроме того, в отношении Тибета руководство КНР использовало синоцентристский исторический миф о том, что империя Цин – это тот же Китай, а Тибет – его неотъемлемая часть. «Помощь» коммунистов в «освобождении трудящихся» изначально закладывала перспективу борьбы с религией вплоть до ее ликвидации. Власть феодалов ликвидировалась первой, затем одним из главных объектов борьбы становилась церковь. Это было связано с необходимостью легитимации новой власти, чему препятствовала традиционная религиозная легитимация, так как коммунизм доктринально противостоит религии. Этим обусловлена тенденция в дальнейшем развитии рассматриваемых стран: неуклонный демонтаж церковных структур и замена религиозного мировоззрения на материалистическое. Внутренних факторов для революций в Хиве, Бухаре, Монголии и Тибете не было.

Храмовый праздник на Тайване: процессия по случаю дня рождения Правителя Зеленой горы Циншань-вана в Тайбэе

Завидовская Екатерина Александровна
Close up / Крупным планом
Религия и общество на Востоке '2018, №2
В основу детального анализа обрядовых составляющих и истории одного из сотен, если не тысяч, храмовых праздников, проводимых ежегодно на Тайване, легли данные полевых наблюдений автора. Приводятся как уникальные черты, свойственные именно этому храмовому мероприятию и вытекающие из истории культа конкретного храма с его длинной историей, так и типичные, которые можно выделить во всех мероприятиях такого рода на Тайване.

Афганистан стал вотчиной террористов-смертников

Плотников Николай Дмитриевич
ivran.ru '2018, №1
Под ударами находится практически вся территория страны

Рецензия на книгу «Движение и пространство»

Глазков Константин Павлович
Социологическое обозрение '2017, №Т. 16. № 3
Рецензируемая работа является результатом многолетнего междисциплинарного проекта по изучению территориального конструкта под названием «Южная Азия». Пожалуй, во всей серии опубликованных и планируемых для публикации книг том «Движение и пространство» выглядит самым фундаментальным. Такое название вкупе с суровой толщиной сборника способно отпугнуть иного робкого читателя. И напрасно. Это очень увлекательное чтение!
Страницы:   1   <<<  8    9    10    >>> 156

Календарь ИВ РАН

Апрель 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 1 2 3 4 5 6

Анонсы

25 апреля 2018 года
Общее собрание сотрудников Института
посвященное изменению устава Института состоится в среду 25 апреля в 13:00 в актовом зале ИВ РАН
25 апреля 2018 года
Семинар "История и культура Древнего Востока в свете новых открытий"
В Отделе истории и культуры Древнего Востока (к. 339) в рамках семинара состоится доклад Е.Б. Смагиной "Заметки о коптских остраконах религиозного содержания из собрания ГМИИ им. Пушкина". Начало в 12:00
26-28 апреля 2018 года
XLVIII научная конференция «Общество и государство в Китае»
К 200-летию  Института востоковедения РАН
16 апреля-4 мая 2018 года
Выставка «Архитектор Николай Марков (1883-1957): персидская судьба русского казака»
16 апреля 2018 года в 18.00 в Доме русского зарубежья им. Александра Солженицына состоится открытие выставки «Архитектор Николай Марков (1883-1957): персидская судьба русского казака».
16-17 мая 2018 года
Конференция «Российская индология и индийская современность»
16 – 17 мая 2018 г. состоится VII конференция проекта «Индия: перспективы современного развития». Приглашаем коллег-индологов принять участие.
21 мая 2018 года
Международная конференция «70 лет установления дипломатических отношений между Россией и Пакистаном»
21 мая 2018 г. состоится Международная конференция «70 лет установления дипломатических отношений между Россией и Пакистаном»

Новые статьи

Кто выиграл и проиграл от ракетных ударов по Сирии
По закону бумеранга
Тела жертв якобы химатаки размещались штабелями в подвалах
Кто стоит за дезинформацией о событиях в Восточной Гуте
Почему кокаину удается преодолевать моря и океаны
Борьба с наркотрафиком в одиночку не под силу ни одной стране

ИВ РАН в СМИ