ИВ РАН

Институт востоковедения РАН в средствах массовой информации

«Она не может приказать генералам». Аун Сан Су Чжи и геноцид рохинджа

3 сентября 2018 года

… Один из ведущих знатоков политики и истории Мьянмы, бывшей Бирмы, научный сотрудник Института востоковедения РАН Аида Симония в интервью Радио Свобода рассказывает, что Аун Сан Су Чжи мировое сообщество, вероятно, обвиняет в происходящем совершенно напрасно. Хотя Аун Сан формально и руководит страной, на самом деле она не может нести ответственность за преступления мьянманских военных против рохинджа, равно как и за действия исламистских боевиков, выходцев из этого народа, направленные против мирного бирманского буддистского населения, – просто потому, что руководят карательными акциями в Аракане те самые генералы, которые еще недавно держали ее саму под домашним арестом, и они просто не станут слушать никаких ее приказов:

– Я знаю, что сама Аун Сан Су Чжи давно пытается проблему решить. Еще в 2016 году она попросила своего ныне покойного друга, бывшего Генерального секретаря ООН Кофи Аннана возглавить консультативную группу, которая исследовала ситуацию и подготовила документ на 60 страниц. В нем были изложены причины и предложены методы выхода из этого кризиса. Аун Сан Су Чжи не решает все проблемы в стране и вовсе не имеет такой власти, какую ей приписывают. Да, она занимает пост официального государственного советника, что примерно аналогично посту премьер-министра, но в Мьянме существует сложное разделение властей. Главенствующая роль пока все-таки принадлежит армии. И по конституции Союза Мьянмы армия – все еще абсолютно сепаратная, самая влиятельная и самая могущественная сила. В действительности все вопросы, связанные с внешней политикой, обороной и безопасностью, решает главнокомандующий, старший генерал Мин Аун Хлайн. Аун Сан Су Чжи может только договариваться с армией, она просто не может приказывать генералам. Все силовые министры в ее кабинете – представители вооруженных сил. В Совете национальной безопасности и обороны страны заседают 11 человек, и из них 6 – генералы и только 5 – гражданские лица, – рассказывает Аида Симония.

Существует несколько исторических теорий, по-разному объясняющих появление рохинджа в Мьянме. Сами представители этого народа считают себя коренным населением штата Аракан (Ракхайн), отчасти потомками арабов, колонизировавших берега Индийского океана в Средние века. В языке рохинджа много заимствований из санскрита, арабского, персидского и даже португальского языков.

Однако местные буддисты и власти Мьянмы, как прошлые, так и нынешние, также опираясь на исторические факты, только другие, указывают на то, что в действительности рохинджа – это этнические бенгальцы-мусульмане, когда-то переселенные на восток британскими колониальными властями с территории нынешней Бангладеш в качестве дешевой рабочей силы, а также бежавшие оттуда во время войны за независимость Бангладеш от Пакистана в 1971 году.

Некоторые ученые напоминают также, что взаимную ненависть между буддистами и мусульманами в этой части Мьянмы особенно подогрели события Второй мировой войны, когда Британская Бирма была захвачена Японией. Мусульмане-рохинджа остались на стороне британцев и начали партизанскую борьбу. Местные же буддисты в штате Аракан (Ракхайн) поддержали японских оккупантов, пообещавших предоставить стране независимость, и стали массово вступать в союзную Токио "Национальную армию Бирмы". Во главе нее стоял генерал Аун Сан, один из основателей Коммунистической партии Бирмы – отец Аун Сан Су Чжи.

Симония Аида Алексеевна

Читать полностью первоисточник: «Радио Свободы»

 

Все новости ИВ РАН в СМИ >>

Календарь ИВ РАН

Август 2022
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4