ИВ РАН

Институт востоковедения РАН в средствах массовой информации

Почему новый глава Минобрнауки отменил резонансный приказ о контактах ученых с иностранными коллегами?

10 февраля 2020 года

О подписанном Михаилом Котюковым документе, который серьезно осложнял общение российских ученых с зарубежными специалистами, стало известно прошлым летом.

Новый министр науки и высшего образования Валерий Фальков отменил резонансный приказ министерства об ограничении контактов ученых с иностранными коллегами, который вышел в прошлом году, сообщает «Интерфакс». «Мы заинтересованы, чтобы сотрудничество развивалось на принципах открытой науки», — сказал Фальков. Министр напомнил, что специальный порядок контактов ученых действует только в случаях, связанных с вопросами госбезопасности.

Приказ, о котором стало известно в августе благодаря газете «Троицкий вариант», вводил существенные ограничения. В частности, о встрече с зарубежными учеными нужно было предупреждать за пять дней, предоставив список участников, и на встрече с иностранцем должны были присутствовать как минимум двое российских ученых. Кроме того, контакты с зарубежными коллегами в нерабочее время стали возможны только с разрешения руководства, а после встречи ученые должны были предоставить отчет с кратким описанием разговора, приложив к нему сканы паспортов участников. Более того, иностранным представителям науки запретили иметь при себе какие-либо записывающие и копирующие информацию устройства при проведении встречи.

Ученые выступали против новых правил, президиум РАН просил отменить этот регламент. Отмену резонансного приказа комментирует главный научный сотрудник Института востоковедения РАН Алексей Другов.

— У меня впечатление, что прежний министр [Михаил Котюков] подписал его, потом спохватился, но отменить было неудобно. Я не помню, чтобы меня обязали докладывать, с кем из иностранцев я виделся. Другое дело, что если были какие-то существенные, важные разговоры, я сам шел к своим коллегам или к своему руководителю и говорил, что есть такие интересные мысли, видимо, стоило бы их развить. Но чтобы меня проверяли, с кем я виделся и о чем я говорил, и просили написать и подписать, такого у нас никогда не было. И в советское время этого не было. Для нас этот приказ действительно был неожиданностью. Этот приказ в основном, по-моему, был рассчитан на тех, кто так или иначе связан с секретными видами деятельности, изобретениями. Что у нас может быть секретного в отношении, например, моей любимой Индонезии?

— Как вам кажется, что может означать отмена приказа?

— Скорее вопрос, кто назначает таких министров. Потому что вскоре было сказано, что приказ носит рекомендательный характер. Ничего себе рекомендательный, когда надо было чуть ли не обыскивать иностранцев при входе в наш институт!

— То, что новый глава Минобрнауки так себя начинает вести, это хороший знак?

— Не будем особенно торопиться, по крайней мере то, что он сделал в отношении этого приказа, уже свидетельствует о некотором здравом смысле. Надеюсь, что все-таки министерство пересмотрит еще некоторые требования, которые предъявляются к научной работе: слишком много бюрократии, слишком много отчетов…

Другов Алексей Юрьевич

Читать полностью первоисточник: «BFM.RU»

 

Все новости ИВ РАН в СМИ >>