ИВ РАН

Институт востоковедения РАН в средствах массовой информации

Эрдоган начинает и выигрывает: Россию ждет «южная» война

31 мая 2021 года

Президент Турции Эрдоган объявил о начале строительства канала, который пройдет параллельно проливу Босфор из Черного моря в Мраморное. Как сообщило турецкое информагентство Anadolu, церемония начала строительства канала «Стамбул» состоится менее чем через месяц. Чем опасен проект для стабильности в регионе?

Сегодня морские суда, идущие из Черного в Средиземное море, проходят пролив Босфор длиной около 30 км и шириной в некоторых местах 750 м. Ежегодно естественный пролив пропускает свыше 53 тыс. судов. Новый канал должен пропускать около 160 судов в день, то есть около 58 тыс. в год.

Протяженность новой водной артерии составит 43 км. По обеим сторонам канала будут построены два новых города. Это самый крупный проект в истории Турции, представляющий стратегическое значение для страны. Мы готовы к его реализации,

— заявил Эрдоган.

Строительство планируют завершить в 2023 году, к 100-летию образования Турецкой Республики. Как сообщалось в СМИ, объем инвестиций в проект оценивается в диапазоне от 20 до 100 млрд долларов, а правительство Турции ожидает получать 8 миллиардов долларов дохода от канала, частично благодаря плате за транзитные услуги.

В декабре 2019 года президент Турции заявил, что морское сообщение через канал не будет подпадать под действие Конвенции Монтре, принятой в 1936 году и обеспечивающей свободу прохода через Босфор и Дарданеллы только торговыми судами. Для военных кораблей нечерноморских стран конвенция устанавливает ограничения по размерам судов и сроку их пребывания в этой зоне.

Новый канал выгоден для бизнеса, но несет потенциальную угрозу безопасности

Ежегодно через Босфор проходят 8 000 танкеров, перевозящих 145 миллионов тонн сырой нефти. Траффик в проливе почти в три раза выше трафика, чем через Суэцкий канал. Утверждается, что канал «Стамбул» поможет не только снизить давление на естественный пролив, но и предотвратит загрязнение, вызванное прохождением или швартовкой грузовых судов в Мраморном море перед южным входом в Босфор.

По словам научного сотрудника сектора Турции Института востоковедения РАН, директора Центра изучения современной Турции Амура Гаджиева, у проекта есть несколько измерений и не со всех точек зрения он является привлекательным.

Экономический фактор

Здесь многое зависит от того, как будет складываться история с тем, что через территории России и Турции планируется провести новые маршруты, которые должны облегчить мировые транспортно-логистические цепочки.

Это стало особенно актуальным после инцидента в Суэцком канале, когда простаивали суда, направлявшиеся в Европу из стран Юго-Восточной Азии,

— отметил эксперт в комментарии «Ридусу».

Другим важным фактором, по его словам является отсутствие на новых маршрутах угрозы пиратства.

Если рассматривать канал «Стамбул» с точки зрения глобальных логистических маршрутов, то вполне возможно, он будет пользоваться спросом. Чтобы привлечь танкеры и другие суда на платную основу нужно будет нарастить объемы, активно используя новые маршруты — с Дальнего Востока через российские внутренние артерии до Новороссийска и в Черное море, а там в Европу, а второй — через Каспий, через Волгу, Волго-Донской канал и через Дон в Черное море,

— пояснил Гаджиев.

По словам эксперта, новая геополитическая обстановка на Южном Кавказе привела к тому, что сейчас обсуждается два новых маршрута, которые будут проходить из Турции, через Армению в Азербайджан и далее на Восток и второй — через Азербайджан в Россию. Если объем грузовых поставок удастся повысить за счет новых маршрутов, то тогда можно говорить, что канал «Стамбул» будет актуален, полезен и удобен с точки зрения разгрузки Босфора. Пока же эти маршруты не задействованы.

России канал будет выгоден если страна наряду с Турцией будут задействованы в новых логистических артериях. Если же этого не произойдет, то РФ не получит прибыли от транзита, но получит платный маршрут, что не в ее интересах, — уверен Амур Гаджиев.

В военном раскладе Россия — главный потерпевший

Один из важнейших аспектов связан с военной сферой и безопасностью. В настоящее время проход через Босфор и Дарданелы регулируется конвенцией Монтре и это обеспечивает определенную безопасность региона. Конвенция не позволяет обострять ситуацию тем, что страны НАТО в случае ее отсутствия могли бы направит свои крупные военные корабли в Черное море, что привело бы к росту напряженности.

По словам Амура Гаджиева, строительство канала, на который не будет распространятся конвенция, несет определенный риск того, что в регионе будет пополняться число военных судов и расти напряженность.

Конечно, там будут существовать определенные ограничения по срокам — 21 сутки, но присутствие военных кораблей ведущих НАТОвских стран может осуществляться на ротационной основе, что означает, что корабли НАТО будут находиться в Черном море постоянно, — пояснил Гаджиев.

Аналитик Анатолий Несмиян склонен оценивать ситуацию в более резких выражениях. По его словам, наша страна становится главным потерпевшим в случае реализации плана Эрдогана:

Конвенция Монтрё компенсировала слабость и несамодостаточность Черноморского флота, который строился исходя из двух базовых предпосылок: единственным военным противником в акватории Черного моря является Турция, военные корабли третьих стран не могут оказать сколь-либо значимого влияния на общую обстановку в акватории Черного моря. Теперь меняется всё… «Стамбул» означает, что НАТО получает под свой контроль всё Черное море, а те, кто с этим не согласен, могут обращаться хоть в Спортлото, — отметил Несмиян.

Амур Гаджиев, пусть и в более мягких выражениях, но практически также оценил проект с военной точки зрения.

С военной точки зрения, естественно это угроза, поскольку существует реальный риск военной напряженности в связи с тем, что у берегов России появятся крупные военные суда НАТО нечерноморских держав. Это будет не совсем приятно и не совсем в интересах России, — согласился ученый.

По мнению же господина Несмияна, речь идет, ни много ни мало, о стратегическом поражении России на Юге.

Триста лет войн с Турцией и ее союзниками в конечном итоге привели к созданию довольно прочного порядка, где Черное море становилось зоной баланса интересов России (и СССР) и Турции. Теперь этот баланс будет явочным порядком разрушен, а ответа у России кроме запрета помидор и туристического сообщения с Турций, нет. Эрдоган это выяснил экспериментальным порядком, и полученный результат его полностью удовлетворил.

Гаджиев Амур Гаджибабаевич

Читать полностью первоисточник: «Ридус»

 

Все новости ИВ РАН в СМИ >>