ИВ РАН

Новости науки

10 февраля 2021 года

II Тангутоведческие встречи

II Тангутоведческие встречи II Тангутоведческие встречи

 
3-4 февраля на платформе ZOOM прошла международная конференция «II Rencontres de Tangoutologie», продолжающая совсем недавнюю традицию, начатую первыми «Встречами» в ноябре 2018 г. В этот раз организатором выступил не только Университет Артуа (Аррас, Франция) (как в 2018 г.), но и Институт востоковедения РАН.

Международная научная конференция «II Тангутоведческие встречи»

3-4 февраля на платформе ZOOM прошла международная конференция «II Rencontres de Tangoutologie», продолжающая совсем недавнюю традицию, начатую первыми «Встречами» в ноябре 2018 г. В этот раз организатором выступил не только Университет Артуа (Аррас, Франция) (как в 2018 г.), но и Институт востоковедения РАН.

Конференцию с приветственным словом открыл Роман Лефебр Romain Lefebvre (Университет Артуа Université dArtois, Аррас, Франция), который кратко осветил историю тангутоведческий семинаров, несколько раз собиравшихся в Европе в последние десятилетия.

Надо сказать, что специальные тангутоведческие конференции и круглые столы проводятся нечасто, особенно вне Китая. Так что событие обещало быть крупным (для этой небольшой науки) в любом случае. Благодаря онлайн-формату результат превзошёл самые смелые ожидания – в течение обоих дней в конференции участвовало более 60 человек, в том числе крупнейшие китайские, западные и российские специалисты – не только тангутоведы, но и лингвисты, китаисты, тибетологи.

Первый день был посвящён проблемам лингвистики. Аракава Синтаро 荒川 慎太郎 (Исследовательский институт языков и культур Азии и Африки, Токийский университет иностранных языковアジアアフリカ言語文化研究所, 東京外国語大学) поделился своими наблюдениями о правилах построения тангутских знаков – не исключено, что их структура гораздо сложнее, чем казалось раньше, возможно, часть графических элементов и частей знака, которые сейчас мы трактуем как независимые друг от друга, на деле представляют собой слияния – при этом трудно сказать, преследовали ли создатели письменности только эстетические, или также и какие-то смыслообразующие задачи. Как и во многих других областях, даже самые базовые наши знания о тангутском языке и письменности требуют проверки и новых и новых размышлений.

В схожей проблеме говорил и Марк Мияке (Мияке Хидео三宅 英雄, Гавайи, США), поделившийся своими наблюдениями касательно одного из графических элементов тангутской письменности – 匕 – проследить закономерность использования которого, несмотря на крайнюю частотность применения, пока не удаётся.

Матьё Бодуэн Mathieu Beaudouin (аспирант Национального института восточных языков и культур Institut National des Langues et Civilisations Orientales и Центра лингвистических исследований Восточной Азии Centre de recherches linguistiques sur l'Asie orientale (CRLAO) Школы высших исследований по общественным наукам École des Hautes Études en Sciences Sociales, Париж, Франция) рассказал о своих наблюдениях над системой указательных глагольных префиксов в тангутском языке, которые он сравнивает с данными живых языков цянской подгруппы, родственных тангутскому.

Чжан Юн-фу張永富 (аспирант Китайского народного университета 中國人民大學, Пекин, КНР) посвятил свой доклад дуальным суффиксам и согласованию в тангутском языке.

Доклад Сунь Бо-цзюнь孫伯君 (Университет Китайской академии общественных наук 中國社會科學院大學, Институт этнологии и антропологии Китайской академии общественных наук 中國社會科學院民族學與人類學研究所, Пекин, КНР) касался тангутского словообразующего суффикса, связанного с обозначением профессии или сферы ответственности человека, сравнению с данными других языков (китайским и монгольским).

У Го-шэн吳國聖 (Институт истории Национального университета Цинхуа 國立清華大學歷史研究所, Тайбэй, Тайвань) поделился наблюдениями о речевом обороте, в большинстве текстов имеющем значение «шутить, дурачиться» - но в одном случае использованном для перевода китайского термина, обозначающего сексуальную близость. Навряд ли речь идёт о неизвестном значении словосочетания – скорее, перед нами пример пуританизма тангутского переводчика, выбравшего не столь однозначный, как в китайской оригинале, оборот.

Второй день был посвящён докладам по культурологическим проблемам и буддологии (прежде всего – связям тангутского буддизма с тибетским).

С.В. Дмитриев (ИВ РАН) выступил с анализа фрагмента тангутско-китайского глоссария «Перл в ладони» (1190 г.), посвящённого терминам, связанным с ирригацией, удобрением, полевыми работами и топливом. Из всех известных тангутских словников данная тематика системно представлена только в «Перле», что крайне ценно, поскольку, как и во многих других отраслях исторической науки, в тангутоведении явно недостаёт данных о жизни и трудах простонародья.

Лян Сун-тао梁松涛 (Центр изучения сунской истории Хэбэйского университета 河北大學宋史研究中心, Баодин, КНР) рассказала о интересном термине, обозначающем ответственного за что-либо чиновника. Несмотря на то, что в целом тангутская терминология, связанная с должностями, довольно оригинальна, в данном случае использованы знаки, фонетически передающие аналогичный китайский термин ань-пай гуань 安排官, который, при всей своей очевидности, в китайских текстах нам не встречается.

Адриан Дюпюи Adrien Dupuis (аспирант Высшей практической школы École Pratique des Hautes Études, Париж, Франция) посвятил свой доклад одному из аспектов положения женщины в тангутском государстве – а именно сведениям о женщинах-воинах, о свирепости которых много пишут китайские источники. На деле женщины и правда служили в тангутской армии (то ли в силу кочевых традиций, то ли по причине недостатка мужчин), но играли в ней чисто вспомогательные функции.

Хоу Хао-жань侯浩然 (Университет Цинхуа 清華大學, Пекин, КНР) рассказал о практике ритуалов проклятия, наблюдаемых в тангутских текстах. Упоминания о такой магии довольно многочисленны и схожи с аналогичными тибетскими обрядами.

Тай Чун-пуй戴忠沛 (Университет Гонконга) и В.П. Зайцев (ИВР РАН, Санкт-Петербург) представили предварительные результаты исследования фрагментов документа, часть которых хранится в ИВР РАН, а часть – в Британской библиотеке. Документ представляет собой тангутский текст, вероятно, имеющий отношение к школе Кагью, снабжённый тибетскими фонетическими глоссами. Не исключено, что текст был подготовлен для вероучителя Кагью – тибетца, не слишком хорошо знавшего тангутскую письменность, в качестве своего рода шпаргалки для передачи учения своим тангутским последователям.

Доклад Ма Чжоу-яна 馬洲洋 (аспирант Гарвардского университета, США) был посвящён тексту Танг. 231, который, как он доказывает, следует считать памятником буддийской эпистемологии традиции Сангпху, переведённым на тангутский язык с тибетского.

Сунь Пэн-хао孫鵬浩 (аспирант Гарвардского университета, США) рассказал о непростой жизни тибетских проповедников в Тангутском государстве по данным тангутских и тибетских источников – несмотря на то, что тангуты были ревностными буддистами и крайне почитали тибетских вероучителей, проповедь в Западном Ся была сопряжена со множеством опасностей, связанных как с трудным и долгим путешествием, так и с возможностью попасть в опалу у власть предержащих. Нередко страдали тибетские проповедники и от козней своих же собратьев, не жаловавших конкурентов – тем более, что в Тангутском государстве проповедовали представители разных буддийских школ.

Доклады аспирантов Китайского народного университета Юй Сяо-гана郁暁剛 и Чжан Цзю-лина張九玲 были посвящены сравнительному изучения ряда памятников тибетского буддизма, известных и в тангутском переводе. Это направление в тангутоведении, открывающее нам новые измерения тангутского буддизма, сейчас крайне динамично развивается в Китайском народном университете благодаря усилиям К.Ю. Солонина, уже подготовившего множество замечательных специалистов.

Конференция проходила при заметной вовлечённости слушателей, редкий доклад обходился без вопросов и дискуссии. Такого рода встречи, конечно, крайне ценны для тангутоведов, которые (пожалуй, кроме китайских учёных) обычно испытывают явный недостаток общения с квалифицированными коллегами. Особенно, конечно, грустно наблюдать эту ситуацию в России, где хранится основная масса тангутских памятников и чьи тангутоведы так много сделали для возвращения тангутского языка из небытия.

Стоит признать, что онлайн технологии, вошедшие в нашу жизнь во многом из-за пандемии, в некоторых случаях могут рассматриваться не только как временная мера на время чрезвычайной ситуации. Это действительно простой и эффективный способ объединения учёных со всего мира, позволяющий достигнуть охвата аудитории, пожалуй, недоступного для обычной очной конференции.

С.В. Дмитриев

Календарь ИВ РАН

Декабрь 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2

Анонсы

6 – 7 декабря 2021 года
Международная конференция «Исламский путь Поволжья и арабский мир. Перекрестки судеб»
6-7 декабря 2021 г. в Институте востоковедения РАН будет проходить международная конференция, посвященная 1100-летию принятия ислама Волжской Булгарией и Золотому юбилею Объединенных Арабских Эмиратов, организованная Центром арабских и исламских исследований ИВ РАН.
8 – 10 декабря 2021 года
LI научная конференция «Общество и государство в Китае»
8 – 10 декабря 2021 г. в ИВ РАН состоится LI научная конференция «Общество и государство в Китае»
13 декабря 2021 года
Доклад Сальваторе Джуффре (Salvatore Giuffre) «Художественное отражение исторических событий в поэзии республиканского Китая (1912–1949)» (Modern History Retold in Poetic Forms during China's Republican Era (1912–1949)
Заседание семинара имени О.Е. Непомнина «Дискуссионные проблемы истории Востока»
13 – 15 декабря 2021 года
LXI Рериховские чтения / К 100-летию со дня рождения Ю.М. Парфионовича
Тематика чтений: «Текст и пространство культуры.Древняя и средневековая Индия и Центральная Азия».