ИВ РАН

Новости науки

8 ноября 2016 года

Круглый стол «Политика и культура»

Круглый стол «Политика и культура» Круглый стол «Политика и культура»

 
В Отделе сравнительного культуроведения состоялся уже не первый за последние годы «Круглый стол» на тему «Политика и культура». Модератор – д.ф.н., г.н.с., проф. Прожогина Светлана Викторовна.

Тема, заявленная для обмена мнениями, была чрезвычайно актуальной и в то же время богатой историческими параллелями, типологически сходными примерами и типологическими различиями в разных регионах Востока и Африки. Обширный спектр взаимодействия культуры и политики от глубокой древности до современности привлек большое число участников «Круглого стола» из разных отделов и центров Института востоковедения РАН (ЮВА, Ближний Восток, Японские исследования, Литературы стран зарубежного Востока и Северной Африки, Израиля и др.), а также из других академических институтов и научно-педагогических университетов (Институт Африки РАН, Институт мировой литературы РАН, РУДН, Юридическая академия им. Кутафина, ИСАА при МГУ, МГИМО и др.). Не удивительно, что резонанс был немалый и почти три десятка поданных для обсуждения тезисов известных российских ученых содержали поразительные по глубине проводимых ими исследований наблюдения над многочисленными формами взаимодействия, взаимоотталкивания и парадоксального сосуществования разнонаправленных тенденций, свойств двух важнейших составляющих мировой цивилизации концептов – политики и культуры.

От Мадагаскара до Японии, от Ливана до Пакистана, от Северной Африки до Вьетнама, от Израиля до Нигерии, от Мали до Китая – таков был спектр охваченных регионов, а в них – обширный круг волнующих ученых проблем взаимодействия политики и культуры. Нельзя особо не отметить размышления «зачинщика» темы «Круглого стола» доктора культурологии П. Куценкова о роли традиционной культуры и современной политики Мали, где обычное уже для страны доминирование одной этноконфессиональной группы (племени кейта) не приводит к столкновению и нарушению основ общественного порядка при инкорпорировании в систему общественных отношений иноплеменников. Чего нельзя не сказать о случившемся в 70–80-е годы ХХ века геноцидах и гражданских войнах в Руанде и Нигерии, где последствия уничтожения «чужих» племен, хотя и исторически проживавших на данных территориях, привели к серьезным разломам в культуре и обществе, с трудом налаживаемых в сегодняшние дни (тезисы д.ф.н. Н. Ляховской и к.ф.н. Н. Ильиной).

О плодотворных связях «открытых дверей» для политических и культурных контактов Древней Руси и Византии на примере Киево-Печерского монастыря с Константинополем детально рассказала д. искусств. О. Этингоф, найдя отклик в, казалось бы, далеком от этой эпохи современном Мадагаскаре, где политика открытости Западу при сохранении основ традиционной культуры и внутренней задачи «собирания земель» оказывается плодотворной и после завоевания независимости и освобождения малагасийцев от французского колониализма (тезисы к.философ.н. А.Мосейко).

В выступлениях «блока» японистов прозвучали те же интонации благотворного использования технических достижений западноевропейского прогресса и образования при сохранении основных культурных ценностей и духовного мира Японии в эпоху Мэйдзи (д.филос.н. Е. Скворцова, к.и.н. Д. Милеев). А в сообщении д.и.н. Е. Катасоновой была подчеркнута мысль о позитивной роли в современную эпоху «мягкой силы» самой Японии в качестве мощного инструмента международного влияния, воздействия на мир с помощью гуманитарно-культурной деятельности. Выступление чл.-корр. РАН В. Алпатова было посвящено многообразной роли английского языка в современной японской культуре и его благотворной адаптации в японской науке.

Китайский аспект взаимодействия политики и культуры был затронут в сообщении к.и.н. Р. Зиганшина о влиянии школы военной философии БИНЦЗЯ на политическую культуру Китая, а в выступлении д.искусств. н. М. Неглинской о позднем цинском стиле столичной архитектуры и о политических устремлениях династии прозвучала мысль, подтверждающая неоднократно существовавшую в мировой истории зависимость культурного стиля эпохи (искусства, архитектуры, литературы, музыки) от политических интенций государственной власти.

В регионах Ближнего Востока, в частности в Египте, сегодня бурно обсуждаются вопросы, связанные с местом христианской церкви в государстве, и на примере культурного анклава коптской церкви к.и.н. Е. Кривец показала трудности сосуществования современной политики и духовной культуры этноконфессиональных меньшинств в условиях внутреннего и внешнего влияния исламского мира.

В Ливанском же регионе, наоборот, деятели культуры, как показала в своем выступлении д.ф.н. М. Николаева, стремятся к духовно-культурному синтезу Востока и Запада, чем обеспечили себе понимание и у себя на родине, и за ее рубежами, особенно в Европе и Америке, обеспечив себе статус посланцев традиций и своей родины, и представителей тех, кто благотворно освоил духовные ценности прогресса и гуманизма других народов.

Столь же убедительно прозвучало сообщение к.ф.н. Н. Гаврюшиной о связующей роли в современных условиях Индии языка хинди (что в былые времена было немалой прерогативой английского языка в колониальный и постколониальный период) для объединения разных этноконфессиональных культур в единое национальное индийское присутствие в мировой современной цивилизации. При этом Индия не замыкается только на внутренних культурных контактах, а наоборот, в своей внешней политике она открыта Западу и взаимодействию с внешним миром.

О сегодняшних проблемах глобализации и превращении крупных диаспоральных образований (еврейских и арабо-берберских) в Европе и других частях света в транснациональные сообщества, характеризующиеся тенденциями культурного врастания в почву принимающего общества и изменением вектора эмиграции на «невозврат» на историческую родину говорили д.и.н. Е. Штейн и д.ф.н. С. Прожогина. В то же время они отмечали рост политических тенденций национализма в Европе и Америке, а также проявления взлета этнокультурных настроений в диаспоральных гетто на «воспроизводство различий» и подчеркивание своей особости и разности с доминантной культурой и религией принимающего общества.

В несколько другом ключе тему этнокультурного плюрализма современного мира завершила в своем выступлении о Ближнем Востоке к.и.н. Е. Усова, подчеркнув необходимость признания плюралистического характера региона, где есть место разным культурам и конфессиям и не должно быть места насилию.

Особенность политики глобализации, локализуясь в других регионах, дает немаловажное наблюдение над изменением характера общей стилистики культуры, которое, в частности, во Вьетнаме, по свидетельству к.и.н. А. Соколова, способствовало взлету массовой продукции (литературы, кинематографа и т.д.), придав, с одной стороны, демократический характер культурным изменениям в стране, а с другой – несколько отстранив ее от собственных традиционных ценностей.

Немалый интерес вызвало у собравшихся за «Круглым столом» сообщение зав. кафедрой ЮВА ИСАА к.и.н. Е. Кукушкиной о том, как культурная политика в Малайзии не мешает проявлениям любых попыток социального критицизма в литературе и практически цензурирует все, что так или иначе заостряет внимание на религии, на роли исламских ценностей, назначении ислама для сегодняшнего развития страны.

Выступления к.и.н. Е. Фомичевой о Таиланде и к.и.н. Н. Замараевой о Пакистане содержали не только важные для научных исследований личные впечатления о странах, где традиционная политика всегда играла большую роль в культуре, в духовном преобразовании нации, но и глубоко аргументированное утверждение, что государства могут идти и по пути современного мирового цивилизационного развития в плане технического прогресса и приобщаться к мировой культуре с помощью собственных инструментов, отшлифованных веками традиционной культуры и духовных ценностей.

В заключение «Круглого стола», где было еще немало разных сообщений, подводя итоги, заведующий Отделом сравнительного культуроведения к.и.н. Ю. Любимов высказал мысль о том, что предложенная Отделом тема «Политика и культура» оказалась не только многообразной, с обширным спектром проблем, но и чрезвычайно плодотворной для дальнейших смежных и сравнительно типологических исследований и постановки актуальных гипотез и предложений.

Теоретически разработанная Ю. Любимовым программа «Круглого стола» только подтвердила эти тезисы.

Календарь ИВ РАН

Октябрь 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Анонсы

19 – 20 октября 2021 года
Международная научная израилеведческая конференция "Чтения имени А.Е.Бовина"
Отдел изучения Израиля и еврейских общин ИВ РАН в партнерстве с посольством Государства Израиль в России и Институтом исследования национальной безопасности (INSS) приглашает принять участие в I израилеведческой конференции ИВ РАН – Чтениях имени А.Е.Бовина «Контуры трансформаций в израильской политике, дипломатии и обществе», которые пройдут 19-20 октября 2021 г.
20 – 21 октября 2021 года
«100 лет дипломатических отношений между Россией и Монголией: от дружественных отношений к всеобъемлющему стратегическому партнерству»
20–21 октября 2021 г. в Институте востоковедения РАН состоится международнаянаучная конференция «100 лет дипломатических отношений между Россией и Монголией:от дружественных отношений к всеобъемлющему стратегическому партнерству».
21 – 22 октября 2021 года
Международная научная конференция «Археология Древнего Востока»
21–22 октября 2021 году на базе ФГБУН «Институт востоковедения РАН»(Рождественка, 12) состоится международная научная конференция «Археология Древнего Востока».
21 октября 2021 года
Лекция Пале С.Е. «Удивительная история Острова Пасхи: загадки прошлого и современность»
Лекторий «Мир Востока» продолжает работу в очном режиме.