Статьи

Каким будет следующий конфликт с участием Израиля?

Восточная аналитика '2017, №3

 

Государство Израиль существует в условиях постоянной угрозы, сочетающей в себе опасность совершения террористических атак и риск вовлечения в открытое противостояние с давно известными противниками. Данные обстоятельства заставляют военно-политические круги страны находиться в состоянии готовности, что подразумевает не только возможность в короткие сроки отреагировать на возникший очаг напряженности, но и необходимость мониторинга ситуации в регионе и мире. Результаты такого рода анализа нередко излагаются первыми лицами в различных выступлениях, что позволяет сделать предположение о том, какой конфликт с участием Израиля считается в текущих условиях наиболее вероятным.

21 марта 2017 г., выступая на конференции, посвященной памяти бывшего руководителя Моссад М.Дагана, министр обороны Израиля А.Либерман представил свою иерархию актуальных угроз. На первое место глава оборонного ведомства выдвинул опасность применения ядерного оружия. Интересно, что в качества государства, угрожающего не только израильской, но и международной безопасности, была названа Северная Корея. На втором месте А.Либерман расположил Иран, занимающийся поддержкой террористической сети по всему миру. На третьем оказались нерегулярные вооруженные формирования и террористические ячейки, стремящиеся получить новые виды вооружений. 27 марта 2017 г. в рамках конференции американо-израильского комитета по общественным связям (AIPAC) премьер-министр Израиля Б.Нетаньяху заявил о трех опасностях, с которыми необходимо бороться. В их числе упоминались воинствующий ислам, продолжение попыток Ирана реализовать свои ядерные амбиции, а также террористическая угроза.

Впрочем, помимо заявлений официальных лиц, существует региональная реальность, способная внести заметные коррективы в сделанные на государственном уровне предположения. Среди них стоит отметить заявление главы политбюро ХАМАС Х.Машаля, отметившего, что убийством одного из лидеров боевого крыла движения М.Фукахи Израиль «изменил правила игры», за что понесет жестокое наказание. Риск возникновения нового очага напряженности в районе границы с сектором Газы приобретает дополнительную опасность в связи с поступлением сообщений о получении палестинскими боевиками новых видов ракет малого радиуса действия, трудных для перехвата израильской системой ПРО.

С другой стороны, нельзя забывать о «Хизбалле». Как заявил в середине марта начальник генерального штаба Армии обороны Израиля (АОИ), генерал-лейтенант Г.Айзенкот, высока вероятность того, что следующее противостояние страна будет вести именно с ней. При этом особую обеспокоенность вызывают комментарии президента Ливана М.Ауна, полагающего, что «Хизбалла» необходима, поскольку выполняет задачи, которые в силу слабости не может взять на себя армия страны. Кроме того, Израиль занимается уничтожением вооружений, предназначенных для «Хизбаллы» на территории Сирии, но еще в 2016 г. президент республики Б.Асад подчеркнул, что Израиль, захвативший Голанские высоты, остается главным врагом его страны. Заявления, последовавшие за недавней атакой ВВС Израиля на объекты, расположенные на сирийской территории, доказывают, что Б.Асад и его сторонники не изменили своих взглядов.    

Таким образом, на международном уровне израильские власти сегодня предпочитают декларировать стремление к борьбе с вызовами и угрозами, необходимость противостояния которым разделяют ведущие партнеры, включая США.  При этом особое значение отводится доказательству приверженности Ирана развитию его ядерной программы и поддержке террористов по всему миру. На региональном уровне вопрос о будущем противостояний с участием Израиля приобретает иное звучание. На первое место выходят ХАМАС и «Хизбалла». Как следствие, более очевидным становится риск нового ассиметричного конфликта.

Вероятность развития ситуации по такому сценарию подтверждается оценками оборонных кругов. Впрочем, рассогласованность внутри военно-политического истеблишмента способна создать большую опасность, чем угроза, исходящая от противников. На протяжении многих лет в государстве ведутся дебаты относительно выработки новой тактики борьбы с ХАМАС и «Хизбаллой», способной привести к их окончательному поражению. Однако опыт операции «Нерушимая скала» летом 2014 г. и ее оценки свидетельствуют об обратном. В этой связи возрастает вероятность того, что АОИ будет действовать по известному плану. В случае с «Хизбаллой» он может предполагать возвращение к предложенной еще в 2008 г. Г.Айзенкотом «Доктрине Дахья». Она подразумевает атаки на объекты гражданской инфраструктуры противника с целью пресечения их использования в военных целях. Как следствие, применение данной стратегии грозит Израилю очередным обвинением в непропорциональном применении силы, за последние годы ставшим неотъемлемым элементом оценок операций страны различными международными правозащитными организациями.