Статьи

Иран оседает в Сирии

Филоник Александр Оскарович

Восточная аналитика '2017, №3

 

За неполные шесть лет гражданской войны, особенно с середины 2014 г., т.е. после втягивания в вооруженную борьбу боевых формирований ИГ, Сирия получила тяжелейшие травмы, которые глубоко подорвали основы ее макроэкономической стабильности и спровоцировали тяжелейший кризис хозяйственного организма.

Фактически страна выживает в условиях жесточайших дефицитов, что будет заметно сказываться на темпах ее возрождения после ликвидации очагов сопротивления экстремистских сил. О близости подобного события косвенно может свидетельствовать оживление интереса международных финансово-экономических институтов к послевоенному восстановлению сирийской экономики. К участию в этом процессе подтягиваются и конкретные западные корпорации в расчете получить легкий доступ к контрактам. Они учитывают именно драматическое положение Сирии, которое, как считается, будет обостряться по мере назревания проблем реконструкции ее воспроизводственного потенциала, и сделает сирийское руководство более уступчивым. Наверное, такие надежды небезосновательны, учитывая финансовые возможности западного капитала и его мощную проникающую способность, не однажды продемонстрированную в разных ситуациях.

Очевидно также, что обязательно возникнет ожесточенная конкурентная борьба между претендентами на контракты, объем которых все более четко вырисовывается по мере освобождения сирийских территорий от экстремистов.

В таких обстоятельствах особое значение приобретает способность живо реагировать на открывающиеся возможности. И в связи с этим Иран, например, проявляет завидную активность, чтобы быстрее освоиться на сирийском пространстве и получить доступ к восстановительным проектам по своему выбору.

Еще когда судьба сирийской войны не вырисовывалась с нынешней определенностью, Иран уже реализовывал меры, которые должны были помочь ему застолбить места, где виделись приличные дивиденды, тем более выступая в роли союзника Сирии, находящегося с ней «в одном окопе». Этот термин в обиходной политической речи в Сирии олицетворяет высшую степень союзнической близости. Впрочем, эта метафора применяется и к РФ, которая, как и во времена Советского Союза, остается главным столпом поддержки сирийского народа в его борьбе за суверенитет и возможность развиваться согласно своему политическому кредо.

В январе 2017 г. визит сирийского премьера в Иран открыл путь для реализации экономических проектов, которые сейчас становятся весьма актуальными для Сирии, пытающейся уйти от катастрофы. Во всяком случае, подписаны пять меморандумов, а фактически полноценные договоры по целому ряду тем и объектов, что, видимо, можно рассматривать как своего рода разминку перед дальнейшим распространением иранской активности по сирийскому полю.

В любом случае, это довольно впечатляюще начало. Очевидно, что в нефтегазовом сотрудничестве иранская сторона готова на длительные отношения, получив одну тысячу гектаров месторождений под эти цели и уже, по некоторым сведениям, вложив средства в этот сектор под конкретные свершения, оцениваемые предварительно в 660 млн долл. Более того, Иран рассчитывает наладить экспорт своей электроэнергии в Сирию и резко нарастить собственное «энергоприсутствие» в исламском ареале, объединив свои энергосети с такими же в Ираке и Ливане.

Другим примечательным проектом в экономической сфере становится «фосфатный» контракт на реанимирование производства калийных удобрений. Сирия занимала третье, после Марокко и Иордании, место по залежам калийного сырья в арабском мире и успешно экспортировала продукцию за рубеж. Это был крупный горнодобывающий актив, разрушение которого стало ударом для национальной экономики.   

Пострадали не только горнодобывающая промышленность, но и огромные блоки экономической инфраструктуры, без которой невозможно добиться полноценной реконструкции национального хозяйства. Здесь сосредоточен огромный фронт работ, которые выходят далеко за рамки восстановительных действий. Ведь предполагается и дальнейшее насыщение экономического пространства фундаментальными средствами поддержки экономического роста. Речь, в частности, идет об инфраструктурном обустройстве морского порта на средиземноморском побережье. Возможно, будет оказана поддержка и развитию сирийского строительного комплекса, который в довоенное время славился своей оперативностью и качеством работ в лице Военно-строительной организации - крупнейшего в Сирии и за рубежом подрядчика.

Аграрным проектам также уделено соответствующее внимание. Особенно это касается земледелия и животноводства, да собственно и всего продовольственного сектора, поскольку сельское хозяйство также пришло в запустение, между тем как власти придется задумываться о продуктовом снабжении населения, возвращающегося на прежние места жительства. Речь идет о более чем 3 млн. сирийских граждан, большая часть которых расселилась в прилежащих государствах и обязательно нахлынет в страну при малейшем разряжении обстановки.

Признаком и непременным атрибутом современного развития является поставленная мобильная связь, имеющая пропорциональный размерам страны охват и глубину проникновения. Иран имеет проекты сотрудничества и в этой сфере, которая будет восстанавливаться, по некоторым сведениям, силами стражей исламской революции, которые обладают богатым опытом в этом деле, полученным в своей стране.

Финансовая помощь - особая статья в сотрудничестве с Сирией. Иран и прежде делал вливания в ее экономику, предоставив в 2013 г. кредит в размере 3,5 млрд долл, дополнив его в 2015 г. еще одним миллиардом, что оказалось своевременной мерой, сохранившей страну на плаву.

Сирия приветствует любые формы поддержки процессов своего экономического возрождения. Однако оппозиция не расположена в таком же благожелательном ключе реагировать на планы сотрудничества с Ираном. Она рассматривает их в качестве серьезной ошибки правящего режима, полагая в них угрозу потери суверенитета и других возможных ущемлений со стороны Тегерана. Очевидно, это универсальная реакция по крайней мере части оппозиции на действия стран, не относящихся к коалиции под американским контролем.

Очевидно, что Сирия составит конкуренцию другим разрушенным государствам Арабского Востока, которые также будут искать возможности мобилизовать внутренние и внешние наполнения для реконструкции своих экономик. Однако у нее есть то преимущество, что она первая становится на путь послевоенной реконструкции, не дожидаясь конца боев, и привлекла пока не все возможности в поддержку своих планов.

Календарь ИВ РАН

<Октябрь 2017>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5

Анонсы

23-25 октября 2017 года
VII конференция «Письменные памятники Востока: проблемы перевода и интерпретации»
Организатор - Отдел памятников письменности народов Востока ИВ РАН
26-27 октября 2017 года
Научная конференция «Этнокультурное развитие Ближнего Востока в IV-I тысячелетиях до н.э.»
26-27 октября 2017 г. Отдел истории и культуры Древнего Востока ИВ РАН организует научную конференцию «Этнокультурное развитие Ближнего Востока в IV-I тысячелетиях до н.э.»
8 ноября 2017 года
Научная конференция "Азия и Африка через 100 лет после Октябрьской революции 1917 г."
Конференцию будет проводить Центр исследований общих проблем современного Востока Института востоковедения РАН. Начало в 10.00 в 222 ауд. Института востоковедения РАН
15 ноября 2017 года
Научная конференция «Россия и Иран. Пять веков сотрудничества»
15 ноября 2017 года в Институте востоковедения будет проведена научная конференция «Россия и Иран. Пять веков сотрудничества»
15-17 ноября 2017 года
IV Международная научная конференция «Архивное востоковедение»
Будет проводиться Институтом востоковедения РАН 15–17 ноября 2017 г. в Москве
20-22 ноября 2017 года
X Конференция Российских Арабистов
Дорогие коллеги! Центр Арабских и Исламских Исследований ИВ РАН объявляет о приеме заявок на участие в X Конференции Российских Арабистов.

Новые статьи

Джалал Ад-Дин 'Абд Ар-Рахман Б. Абу Бакр Ас-Суйути и его сочинение Та'Рих Ал-Хулафа'(«История Халифов»)'
В статье рассматривается одно из основных исторических сочинений крупного египетского ученого-энциклопедиста ас-Суйути. Автор показывает, что «История халифов» сохраняет многие черты всеобщих арабо-мусульманских хроник классического периода (Х-IХ ВВ.), однако непосредственно восходит к традициям историографии мамлюкского периода (ХIП-ХVI ВВ.).
Сценарии трансграничной миграции в Россию на период 2016 – 2020 гг.

КАРТ-БЛАНШ. Головная боль короля Абдаллы
Джихадизм как одна из главных угроз национальной безопасности Иордании.

ИВ РАН в СМИ