ИВ РАН

Статьи

Новые статьи

Взаимодействие в области культуры между Сефевидским Ираном и Османской Турцией в XVI в.

Вестник ИВ РАН '2020, №4, с.136-148

DOI: 10.31696/2618-7302-2020-4-136-148

Аверьянов Юрий Анатольевич

Приход в Иране в 1501 г. к власти суфийской династии Сефевидов (Сафавидов) в лице шаха Исмаила I вызвал заметные трансформации в политической, социальной, культурной и религиозной жизни Ближнего и Среднего Востока. Эта династия в качестве основной опоры использовала полукочевые племена тюрок-огузов («кызылбашей»), которых ей удалось объединить под эгидой своеобразного военно-суфийского ордена сафавийа. Но в культуре Сефевидского государства продолжал преобладать высокий стиль, связанный с классической эпохой персидского культурного ареала («Большого Ирана») X–XV вв. Наметившийся в предшествующие века ирано-тюркский синтез получил новое оформление в связи с принятием Сефевидами имамитского толка шиизма в качестве официального религиозного мировоззрения. Это поставило соседнее Османское государство в сложное положение, так как ему приходилось заимствовать культурные коды у «еретиков». Но и отказаться от культурного взаимодействия с Сефевидами Османы не могли, так как у них не было в ту эпоху иного культурного ориентира. Описанная ситуация привела к ряду коллизий в биографиях ряда деятелей культуры, которым приходилось выбирать между содружеством с «идеологическим противником» и соперничеством, ради которого им нередко приходилось скрывать личные убеждения и вести «двойную жизнь». Судьбы многих людей, начиная от наследных принцев и кончая простыми кочевниками, оказались сломанными или приобрели оттенок трагизма в ходе османско-сефевидского конфликта «духовных путей». При этом другим поэтам, живописцам, суфиям удавалось иногда трансформировать это внешнее противостояние в символику религиозно-культурного синтеза. В научной литературе много работ посвящено отдельным аспектам культуры Османской империи и Сефевидского государства по отдельности, но почти не встречается трудов, рассматривающих синтез культур этих двух крупнейших мусульманских государств. Между тем, по мнению автора статьи, понимание взаимодействия и синтеза османской и сефевидской культур в XVI в. является ключевым моментом для истории культуры исламского мира. Статья преследует цели наметить основные пункты этого культурного синтеза, проследить их зависимость от идеологии двух государств и выявить черты личности «человека культуры», которые способствовали гармонизации культуры двух идеологически взаимно непримиримых, но культурно взаимно дополняемых империй. Сравнительное исследование такого рода начато с опорой на османские источники. В дальнейшем оно должно быть продолжено с включением источников, оценивающих восприятие османского культурного «багажа» со стороны Сефевидов.


Далай-лама и наука. К 85-летию Далай-ламы

Вестник ИВ РАН '2020, №4, с.149-161

DOI: 10.31696/2618-7302-2020-4-149-161

Шустова Алла Михайловна

Статья приурочена к 85-летию Далай-ламы XIV Тензина Гьяцо и посвящена его вкладу в развитие диалога науки и духовности. Отмечаются основные вехи пути Далай-ламы по ознакомлению с наукой, итоги которого он подвел в монографии «Вселенная в одном атоме. Буддизм и наука на службе миру». В ней автор попытался объяснить, как можно выработать целостную картину мира, опираясь не только на науку, но и на духовность. Далай-лама уверен в необходимости диалога науки и буддизма. По его мнению, существует ряд положений, которые сближают науку и буддийскую философию, и это является хорошим базисом для такого диалога. Это нетеистических характер обоих, сходство их методов познания, а также единство цели, заключающейся в поисках истины. В монографии Далай-лама также поднимает важный вопрос: есть ли в науке место этике? Он дает положительный ответ и расширенно аргументирует его. В течение нескольких десятков лет Далай-лама активно предпринимает шаги, направленные на развитие диалога науки и духовности, на примере буддизма. В последние годы к этому процессу активно подключились российские ученые. По инициативе Далай-ламы были проведены две масштабные конференции в рамках программы «Фундаментальное знание: диалоги российских и буддийских ученых». По итогам этих встреч был организован совместный российско-буддийский исследовательский центр по изучению измененных состояний сознания на базе различных видов буддийской медитации, который расположен на юге Индии.


Раннехристианские и иудейские черты в иконографии «Жертвоприношения Авраама» в эфиопской живописи XIII–XIV вв.

Вестник ИВ РАН '2020, №4, с.116-125

DOI: 10.31696/2618-7302-2020-4-116-125

Куватова Валерия Зуфаровна
Исключение из правила: как гений адаптации Маттео Риччи не сумел понять китайскую живопись

Вестник ИВ РАН '2020, №4, с.126-135

DOI: 10.31696/2618-7302-2020-4-126-135

Дубровская Динара Викторовна

Статья посвящена интересному случаю художественной аккомодации, которая по целому ряду причин не случилась во времена лидера и одного из основателей миссии иезуитов в Китае Маттео Риччи (1552–1610), успешного проповедника и автора «правил Маттео Риччи», обосновывавших необходимость адаптировать миссионерскую деятельность и проповедь к верованиям, традициям и культуре страны пребывания. Автор выбирает для анализа две противоположные фигуры — китайского иезуита второго поколения, провинциального художника-пейзажиста У Ли (1632–1718) и итальянского художника, работавшего при дворе императоров маньчжурской династии Цин Джузеппе Кастильоне (Лан Шинина; 1688–1766), пытаясь показать, какой путь прошла адаптация художественных приемов со времен основателя миссии Маттео Риччи, не принимавшего и не понимавшего китайскую живопись, и У Ли, не видевшего ценности живописи европейской, до Лан Шинина и его заказчиков — цинских императоров, создавших утонченный «оксиденталистский» стиль, сочетавший черты западной и китайской живописи. Автор приходит к выводу, что Маттео Риччи, пусть и использовавший в проповеди визуальные материалы в качестве подспорья устной проповеди, упускал огромную возможность «проповеди кистью», тогда как Джузеппе Кастильоне и его коллеги — европейские мастера, трудившиеся при дворе, по сути продолжали использовать «правила Риччи» и аккомодативный метод проповеди через адаптацию приемов европейской живописи к китайской, воспользовавшись соответствующим заказом представителей некитайской династии.


Турецкий контингент в Коммунистическом университете трудящихся Востока. Часть II

Вестник ИВ РАН '2020, №4, с.109-115

DOI: 10.31696/2618-7302-2020-4-109-115

Сибгатуллина Альфина Тагировна

В зарубежном секторе Коммунистического университета трудящихся Востока (КУТВ) турецкие студенты числились уже с первого года (1921) обучения. Будущий поэт Назым Хикмет (1902–1963) со своими друзьями прибыл в КУТВ в 1922 г. Именно в годы учебы в Москве он сложился как первый турецкий поэт-футурист, стал использовать свободный стих и реформировать традиционный язык турецкой поэзии. Расширению кругозора турецких студентов способствовали общение с другими иностранными учащимися, культпоходы в музеи и поездки в разные города, трудовая практика на советских заводах и фабриках, близкое знакомство с культурой и бытом советских людей. По опубликованным отдельной книгой воспоминаниям Зехры Косовой (1910–2001), обучавшейся в КУТВ в середине 1930-х гг., можно отчетливо представить процесс учебы и повседневную жизнь семейных студентов. Она, как и многие другие иностранные выпускницы университета, ради идеи «строительства социализма на Востоке» вынуждена была оставить ребенка в СССР и вести подпольную работу у себя на родине. За период 1921–1938 гг. в Коммунистическом университете трудящихся Востока получили образование около четырехсот членов Турецкой Коммунистической партии (КПТ) и деятелей левого крыла. Для КПТ наиболее продуктивными стали группы студентов, обучавшиеся между 1926 и 1930-ми гг. В этот период зарубежный сектор КУТВ находился под непосредственным контролем Коминтерна. Многие выпускники этих групп нелегально находились на руководящих должностях Коммунистической партии Турции.


Хронология II тыс. до н. э. и «Великий город Шан (XIV–XI вв. до н. э.): краткая характеристика

Вестник ИВ РАН '2020, №4, с.86-95

DOI: 10.31696/2618-7302-2020-4-86-95

Кузнецова-Фетисова Марина Евгеньевна

Во второй половине II тыс. до н. э. в Восточной Азии появилась первая система письма — надписи на гадательных костях цзягу вэнь (甲骨文). Впервые интерес к этим эпиграфическим источникам появился в конце XIX в., но первоначально было неизвестно, откуда происходят эти артефакты. В конце 1920-х гг. отдел археологии Института истории и филологии Академии Синика начал раскопки близ современного города Аньян в провинции Хэнань, КНР, поскольку предполагалось, что гадательные кости с надписями происходят оттуда. Благодаря раскопкам был обнаружен крупный археологический комплекс, включавший ритуальный центр, мастерские, кладбища, в том числе царский некрополь. Благодаря упоминающимся в надписях именам правителей стало возможным идентифицировать этот комплекс как последнюю столицу династии Шан-Инь, «Великий город Шан» (XIV–XI вв. до н. э.) — уникальный памятник для своего времени, дающий возможность соотнести свидетельства письменной и дописьменной истории. На основе археологических данных и эпиграфики было построено две периодизации, которые оказалось возможным связать друг с другом и с данными по политической истории из позднейших письменных источников. Тем не менее, пока у исследователей не получилось убедительно связать эти периодизации с абсолютными датами. Наиболее масштабным проектом по координации хронологии II тыс. до н. э. был проект «Хронология Трех династий — Ся, Шан и Чжоу» в 1996–2000 гг., который был инициирован политиком Сун Цзяном. Несмотря на международную критику результатов проекта, в настоящее время они широко применяются в международной историографии.


Борьба между Хорезмом и державой Гуридов по данным арабо-персидских источников

Вестник ИВ РАН '2020, №4, с.96-108

DOI: 10.31696/2618-7302-2020-4-96-108

Тимохин Дмитрий Михайлович

Распад и гибель восточной части Сельджукского государства формирует благоприятную среду для усиления локальных династий, которые воспользуются этим для наращивания собственных военных и земельных ресурсов. Смерть султана Санджара в 1157 г. окончательно избавит региональных лидеров даже от формальной зависимости от дома Сельджука и спровоцирует начало борьбы между различными силами за господство в Хорасане. Самыми могущественными соперниками, в данном случае, будут правители Хорезма из династии Ануштегинидов и султана области Гур, которые сумеют распространить свое влияние на территорию Афганистана и северной Индии. С точки зрения военных возможностей и политического влияния именно последние будут казаться фаворитами в этой борьбе, однако в начале XIII в. Гуриды будут разгромлены, а все их владения войдут в состав Хорезмийской державы. В этой статье нам хотелось бы не столько показать данное противостояние, сколько обратить внимание на особенности его описания в арабо-персидских источниках. Особое внимание в данном случае следует обратить на памятники XIII в., многие авторы которых были очевидцами этой борьбы и включили в состав своих описаний многие ценные сведения по исследуемой теме. В статье отмечены также противоречия в описании борьбы между Хорезмом и Гуром в составе представленных ниже арабо-персидских исторических сочинений, авторские оценочные характеристики и их собственные объяснения тому, в связи с чем хорезмшахам удалось выиграть у столь могущественного соперника. Исследование призвано способствовать усилению интереса научного сообщества к истории этих государственных образований и борьбы между ними.


Глиняные светильники из греко-римского Мемфиса

Вестник ИВ РАН '2020, №4, с.70-85

DOI: 10.31696/2618-7302-2020-4-70-85

Ярмолович Виктория Игоревна

академии наук на Ком-Тумане (Мемфис, Египет). Бóльшая часть этих светильников была выполнена в специальных формах-матрицах, и лишь одна — на гончарном круге. Для производства светильников были использованы различные сорта местных египетских глин. Многие из них украшены различными декоративными мотивами, такими как пальметты, дельфины, факелы, и предположительно, «македонский щит». Ареал аналогичных светильников покрывает территорию всего Египта; равным образом они встречаются среди материалов археологических раскопок некоторых сопредельных стран. Мемфисские светильники, которым посвящена настоящая статья, были обнаружены в переотложенных слоях, поэтому для уточнения их датировки были привлечены аналогии с других памятников. Они позволяют отнести изучаемые предметы к Птолемеевскому и Римскому периоду (III в. до н. э. — III в. н. э.). Археологический контекст светильников указывает на то, что их могли использовать в быту и в храмах для освещения помещений. Светильники свидетельствуют о жизнедеятельности на территории памятника в греко-римский период, что уже не раз демонстрировали другие источники. Исследования археологической керамики и папирусов, найденных на городище и его некрополях, показали, что даже после основания новой столицы — Александрии — Мемфис не был заброшен и продолжал существовать как крупный административный и культовый центр на протяжении нескольких столетий, включая период римского завоевания Египта. Статья включает в себя каталог 15 светильников с описаниями и иллюстрациями.


Лягушка в египетских вельможеских гробницах эпохи Древнего царства: сакральный символ или типичный обитатель нильских топей?

Вестник ИВ РАН '2020, №4, с.43-54

DOI: 10.31696/2618-7302-2020-4-43-54

Волович Анна Юрьевна

Согласно мировоззренческим представлениям древних египтян, гробничные сцены являются изображением мира, в котором пребывает Ka («двойник») усопшего, и который включает в себя лишь то, что имеет значение для владельца гробницы, и что последний считает для себя важным. Руководствуясь этой предпосылкой, автор рассматривает в статье вопрос трактовки изображений лягушки, присутствующих в нескольких вельможеских гробницах Древнего царства. С этой целью анализируются варианты трактовки гробничных сцен, на которых фиксируется амфибия, выясняется, какое значение — символическое или буквальное — имеют другие представители животного мира, наравне с лягушкой изображаемые в рассматриваемых нами сценах, а также кратко излагаются основные характеристики культа лягушки в Древнем царстве и ранее. В результате автор приходит к следующим выводам. Во-первых, вне зависимости от того, какой смысл — сакральный или бытовой — вкладывается в гробничную сцену, важным является факт присутствия в ней животных и рыб, действительно обитающих в нильских топях. Во-вторых, все сцены, о которых шла речь, относятся к т. н. сценам повседневной жизни, главное назначение которых — обеспечение хозяина гробницы обильными подношениями. Для этого необходимо максимально точно зафиксировать и момент их приобретения. Поэтому в отношении всех изображаемых в этих сценах животных был важен именно ареал обитания существа, а не факт их сакрализации. Следовательно, можно заключить, что лягушка в данном случае изображена как типичный обитатель нильских топей. Кроме того, можно предположить, что в период Древнего царства ее почитали не только как сакрализованное существо или воплощение богини Хекет, но и как амфибию со своей средой обитания.


Харпократ с царскими атрибутами и Харпократ-Эрот: египетские терракотовые статуэтки из собрания ГМИИ им. А. С. Пушкина

Вестник ИВ РАН '2020, №4, с.55-69

DOI: 10.31696/2618-7302-2020-4-55-69

Малых Светлана Евгеньевна

Харпократа в эпоху взаимодействия восточной и западной культур привел к закономерному синтезу образов богов-детей египетского и античного мира — Хора-ребенка (Харпократа) и Эрота. Видимо, такие терракоты, имеющие больше эллинистических, нежели египетских черт, были востребованы населением городов птолемеевского и римского Египта.


Страницы:   1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15    16    17    18    19    20    21    22    23    24    25    26    27    28    29    30    31    32    33    34    35    36    37    38    39    40    41    42    43    44    45    46    47    48    49    50    51    52    53    54    55    56    57    58    59    60    61    62    63    64    65    66    67    68    69    70    71    72    73    74    75    76    77    78    79    80    81    82    83    84    85    86    87    88    89    90    91    92    93    94    95    96    97    98    99    100    101    102    103    104    105    106    107    108    109    110    111    112    113    114    115    116    117    118    119    120    121    122    123    124    125    126    127    128    129    130    131    132    133    134    135    136    137    138    139    140    141    142    143    144    145    146    147    148    149    150    151    152    153    154    155    156    157    158    159    160    161    162    163    164    165    166    167    168    169    170    171    172    173    174    175    176    177    178    179    180    181    182    183    184    185    186    187    188    189    190    191    192    193    194    195    196    197    198    199    200    201    202    203    204    205    206    207    208    209    210    211    212    213 

Календарь ИВ РАН

Апрель 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2

Анонсы

21 апреля 2021 года
Заседание семинара «Текстология и источниковедение Востока»
В среду (21 апреля) в рамках семинара выступит М.В.Торопыгина с докладом "К истории российской японистики: материалы о Японии в журнале «Мир Божий» 1904-1905 гг.". Начало в 13.00. Желающие поучаствовать приглашаются писать на адрес отдела, чтобы получить ссылку на zoom.
21 – 22 апреля 2021 года
Международная научная конференция «Ранние скифы и древний Восток»
21-22 апреля 2021 г. состоится Международная научная конференция«Ранние скифы и древний Восток» к 90-летию со дня рождения Марии Николаевны Погребовой.
26 апреля 2021 года
Заседание семинара имени О.Е.Непомнина «Дискуссионные проблемы истории Востока»
26 апреля 2021 г. в рамках семинара выступит руководитель Центра археологии Нильской долины, к.и.н., с.н.с. Отдела истории Востока Максим Александрович Лебедев с докладом «Египетская археология в XXI веке: актуальные вызовы, проблемы и перспективы».
28 апреля 2021 года
Круглый стол «Современные исследователи о. Новая Гвинея и Океании»
Центр изучения Южно-Тихоокеанского региона Центра ЮВА, Австралии и Океании Института востоковедения РАН и Всероссийская ассоциация исследователей Южно-Тихоокеанского региона приглашает вас принять участие в работе научно-практического Круглого стола «Экспедиционные изыскания и их значение в развитии современных гуманитарных исследований Южно-Тихоокеанского региона».

Новые статьи

Почему в Сирии уничтожают сторонников национального примирения
В стране наблюдается новый всплеск террористических актов
Беды Ближнего Востока
Регион переживает один из самых нестабильных периодов в новейшей истории
Талибы в тюрьмах препятствуют межафганскому диалогу
Для начала переговоров необходимо прекратить насилие

ИВ РАН в СМИ