ИВ РАН

Институт востоковедения РАН в средствах массовой информации

Большой поворот. Российский экспорт окончательно ушёл на Восток и Юг

20 июля 2023 года

Внешняя торговля России окончательно приспособилась к новым глобальным условиям, которые возникли в 2022–2023 годах из-за введения коллективным Западом ограничений, нацеленных на ослабление российской экономики. Об этом 19 июля сообщил временно исполняющий обязанности главы Федеральной таможенной службы (ФТС) страны Руслан Давыдов в ходе рабочей встречи с премьер-министром России Михаилом Мишустиным.

«Действительно, можно констатировать, что глобальный разворот нашей торговли на Восток и на Юг уже состоялся», — заявил он.

Ранее сообщалось, что Россия, по данным министерства торговли и промышленности Индии, поднялась в списке крупнейших торговых партнёров этой страны и впервые вошла в тройку её крупнейших торговых партнеров (наряду с Китаем и США). Также сообщалось, что товарооборот между Россией и Китаем в январе–июне 2023 года, по информации Главного таможенного управления КНР, вырос на 40,6%, превысив 114,5 млрд долларов. Экспорт из России в Китай увеличился на 19,4%, почти до 62,3 млрд долларов.

При этом железнодорожные грузоперевозки в России на восточном направлении в целом за первое полугодие 2023 года увеличились на 9,1% относительно января — июня прошлого года, до 134,2 млн т, а экспорт вырос на 13,2% — до 92 млн т. Примерно треть в общем объеме зарубежных поставок составил несырьевой экспорт.

Перспективы российских товаров в Азии

Директор Института стран Азии и Африки МГУ имени М.В.Ломоносова Алексей Маслов в комментарии ИА Регнум отмечает, что российский экспорт в страны Большого Востока действительно вырос, причём заметно, и налицо тенденция дальнейшего роста. Это касается, в частности, Китая и Индии.

«Мы сейчас видим заметный прирост, — говорит эксперт. — Вместе с тем пока мы рассматриваем позитивные тенденции именно в объёмах, но не в содержании. Прирост сейчас происходит в основном за счёт энергоносителей и продукции агропромышленного комплекса. Что само по себе, конечно, отрадная тенденция».

Руководитель Группы Южной Азии и региона Индийского океана Центра азиатско-тихоокеанских исследований ИМЭМО РАН Алексей Куприянов обращает внимание, что первоочередная задача для России состояла именно в том, чтобы заместить прежние основные рынки сбыта углеводородов азиатскими. Что и было сделано.

«Российские углеводороды, которые раньше поступали в Европу и США, теперь стали направляться в Китай, Индию и Юго-Восточную Азию, — рассказывает собеседник ИА Регнум. — При этом далеко не все эти углеводороды потребляются в странах, в которые ввозятся. То есть фактически создан альтернативный маршрут, по которому часть углеводородов перерабатывается либо напрямую, либо смешиваясь с нефтью другого происхождения, а продукты поступают дальше, в том числе на Запад».

Руководитель Центра индийских исследований Института востоковедения РАН Татьяна Шаумян соглашается, что наиболее востребованный товар из России в Южной Азии, включая Индию, это нефть. А также другие минеральные продукты, уточняет она. Прежде всего, речь об удобрениях — преимущественно азотных и комплексных. Более 80% в российском экспорте в Индию, по словам собеседницы, устойчиво занимают минеральная и химическая продукция.

Также устойчивы на индийском рынке позиции необработанных алмазов из России: они занимают третье место в списке наиболее востребованных российских товаров в стране, в которой сосредоточено почти 90% рынка огранки алмазов и драгоценных камней.

При этом существуют хорошие перспективы дальнейшего развития товарооборота с Индией, уверен Алексей Куприянов. «Индийцы, в принципе, максимально заинтересованы в том, чтобы Россия присутствовала в регионе в качестве одного из важных игроков, то есть со стороны Индии есть мощное встречное движение», — комментирует он.

Впрочем, количество экспортных позиций России, по мнению главы Института стран Азии и Африки Алексея Маслова, сократилось. Поэтому в дальнейшем будут важны качественные изменения.

«Мы должны понимать, что и в Китае, и в Индии, и в ближайших к ним странах Юго-Восточной Азии — тех же Вьетнаме или Малайзии — приняты программы углеродной нейтральности. Это значит, что поставки ископаемых энергоносителей в Китай, выйдя через считаные годы на пик, начнут сокращаться», — рассказывает Маслов.

Таким образом, России следует активно разнообразить структуру своего экспорта и развивать качество поставляемой продукции.

«Кроме того, российскому малому и среднему бизнесу следует открывать больше представительств в Китае и уже через них работать с экспортными поставками», — считает эксперт.

Выход России из зерновой сделки, чреватый сокращением в дальнейшем поставок на китайский рынок украинского зерна, по замечанию эксперта, объективно противоречит интересам того же Китая, хотя эта проблема не выглядит для него нерешаемой.

Заметим: официальный представитель российского МИДа Мария Захарова заявила, что у ООН есть ещё три месяца для выполнения меморандума с Россией по вывозу зерна и удобрений. В свою очередь, первый зампред комитета Госдумы по экономической политике Николай Арефьев заявил в интервью ИА Регнум, что Запад будет вынужден выполнить условия России по сделке, чтобы Москва вернулась к её обсуждению.

Транспортные перспективы российского экспорта

При этом один из наиболее перспективных вариантов увеличения транспортировки товаров из России, включая зерно и удобрения, — это Восточный полигон — железнодорожная сеть, которая, по сути, связывает европейскую часть России с её Дальним Востоком. И на этом направлении есть над чем работать, замечает Маслов.

«Там до сих пор присутствует проблема «бутылочного горлышка» — недостаточной пропускной способности, мешающей переместить в приемлемые сроки такие объёмы грузов, — рассказывает собеседник. — А строительство дополнительных дорог, конечно, требует времени».

В связи с этим, как замечает эксперт-иранист Каринэ Геворгян, немалое значение играет другой экспортный канал — Международный транспортный коридор (МТК) «Север — Юг», связывающий Россию с Восточной Азией через Иран. Товарооборот через него заметно вырос.

«Заработал, в частности, автопаромный грузовой терминал Оля в Астрахани, — рассказывает собеседница. — Российские грузы идут по Волге, затем через Каспий — в Иран, где объёмы перегружаются, в основном на автомобильный транспорт. Торговля идёт, и иранская сторона, на самом деле, очень воодушевлена».

Но существование коридора «Север — Юг» — выгодного и перспективного для двусторонних контактов России и стран Востока — закономерно не отвечает интересам коллективного Запада, в связи с чем недружественные по отношению к России и Ирану государства стараются лоббировать развитие других транспортных маршрутов в Закавказье, разрезающих или, по крайней мере, блокирующих этот путь. В связи с этим, как полагает Геворгян, необходимо ускорять развитие коридора.

Ранее сообщалось, что российские порты не справляются с растущим грузопотоком по коридору «Север — Юг» из-за недостаточно развитой портовой инфраструктуры Астрахани, включая нехватку причалов, терминалов и кранов, а также из-за нехватки судов на рейсах Иран — Россия и заторов в Волго-Донском канале, возникающих в результате обмеления.

Геворгян полагает, что для решения этой проблемы крайне важно задействовать железнодорожные мощности, соединяющие Россию с Ираном через Закавказье. «Например, хорошая железная дорога действует между Ереваном и Тбилиси. Содержится в нормальном состоянии, и было бы идеально, конечно, задействовать и этот участок», — рассуждает эксперт. Также важно развивать железнодорожную сеть в самом Иране, уточняет она.

ИА Регнум ранее сообщало, что Россия рассматривает идею строительства в Иране новых линий железных дорог с колеёй 1520 мм, соответствующей российскому стандарту, для разрешения сложностей, возникающих при перевозке грузов по транспортному коридору «Север — Юг».

Итак, разворот внешней торговли России состоялся. И хотя самая свежая статистика ФТС по товарообороту со всеми странами мира, которую сейчас можно найти в свободном доступе, отражает поставки в январе текущего года, ясно, что при всех сохраняющихся трудностях российский экспорт преодолел основные вызовы.

Его дальнейшее развитие будет зависеть от многих факторов, включая своевременное и чёткое реагирование властей и бизнеса России на очевидные задачи, решение которых лежит как в экономической, так и в политической плоскости. В первую очередь это задачи, связанные с развитием транспортной составляющей и структуры экспортных поставок.

Шаумян Татьяна Львовна

Читать полностью первоисточник: «Регнум»

 

Все новости ИВ РАН в СМИ >>

Календарь ИВ РАН

Март 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31