ИВ РАН

Новости ИВ РАН

13 октября 2011 года

1-я конференция «Под небом Южной Азии. Портрет и скульптура»

1-я конференция «Под небом Южной Азии. Портрет и скульптура» 1-я конференция «Под небом Южной Азии. Портрет и скульптура»

 
12 – 13 октября 2011 г. в Институте востоковедения РАН состоялась организованная Центром индийских исследований ИВ РАН конференция «Портрет и скульптура» – первая в рамках исследовательского проекта «Под небом Южной Азии».

Проект «Под небом Южной Азии» инициирован ведущим сотрудником ЦИИ д.и.н. И.П. Глушковой, чтобы способствовать научному общению специалистов по странам Южной Азии из разных научных, учебных и практических организаций, их взаимодействию в анализе проблем, актуальных как для исследуемых стран, так и для индологической науки. Каждая из проводимых в рамках проекта ежегодных конференций должна фокусировать внимание участников на тематике, сформулированной в виде ключевых слов – достаточно широко, чтобы привлечь исследователей разных специализаций, и, вместе с тем, – достаточно конкретно, чтобы сфокусировать мысли участников в четко ограниченной сфере.

Тема первой конференции – «Портрет и скульптура»  – предполагала, что живописные и скульптурные изображения персонажей истории и культуры стран Южной Азии должны рассматриваться не в более привычном нашей науке искусствоведческом плане, а как важные составляющие общественной, политической и социокультурной жизни изучаемых стран. Вот как этот подход был сформулирован И.П. Глушковой в «Меморандуме» конференции:

Выражая исторические, политические и религиозные предпочтения и эстетические принципы, портрет и скульптура (прежде всего скульптурный памятник) являются визуальными символами эпохи и должны рассматриваться в историческом, историко-культурном, политическом и политико-религиозных контекстах, а не только (и не столько) в искусствоведческом. Тот факт, что и сами портреты, и скульптурные памятники становятся участниками политических и исторических событий (смена портретов в официальных кабинетах  при смене власти/эпохи, демонтаж памятников во время и после социальных революций и ценностной переориентации, акты вандализма по отношению к изображениям и т.д.), заставляет подумать над тем, какие дополнительные смыслы стоят за холстами и каменными или бронзовыми изваяниями и как они манифестируются в общественной жизни.

Такой подход оказался привлекательным для индологов из целого ряда организаций, причем не одной Москвы: в конференции приняли участие сотрудники российских дипломатических миссий в Индии и Пакистане, а также коллега из Нижнего Новгорода; и только финансовые проблемы помешали узбекским индологам А.А. Мадраимову и А.Н.Шаматову, приславшим свои тезисы, приехать в Москву, таким образом, придав конференции международный характер. Особенно порадовало выступление с докладами и видеопрезентациями студентов и магистрантов МГИМО (У) и ИСАА при МГУ: преподаватели этих вузов, И.Т. Прокофьева и А.В. Бочковская, не только выступили сами, но и привлекли к участию в конференции своих учеников.

На конференции было прочитано 22 доклада, объединенные в 4 тематические блока. Первый из них, «В ритмах официоза», объединил доклады, посвященные официальным, каноническим изображениям людей, ставших в стране или одном из ее регионов национальным символом. Заседание началось с видеопрезентации «”Наши” под небом Южной Азии», подготовленной  и присланной из Дели Е.А. Пахомовым (РИА «Новости») о «жизни» в индийской столице памятников россиянам – А.С. Пушкину, Л.Н. Толстому, В.И. Ленину. За ней последовал доклад И.Т. Прокофьевой «Публичный портрет или Как создаются иконы», где на примере штата Западная Бенгалия и государства Бангладеш был рассмотрен теоретически важный вопрос: чем обусловлены выбор и утверждение одного из многих доступных изображений исторического персонажа в качестве единственно официального, многократно тиражируемого и призванного обеспечить «узнавание» культурно-исторического героя всеми членами социума, независимо от возраста и уровня образования? Выбор, по мнению автора, диктуется той ролью, которая отводится персонажу в официально утвержденном и общепринятом наборе национально-культурных символов: мудрого старца-учителя (Р. Тагор), святого (Рамакришна и Вивекананда), героя-освободителя (С.Ч. Бос). Аналогичный вывод сделала Н.В. Мелехина (МГИМО (У)) на примере основателя Пакистана М.А. Джинны, официальная иконография которого позиционирует этого в жизни рафинированного европейского джентльмена в качестве идеального мусульманского вождя. В отличие от двух вышеназванных авторов, изучавших общественный консенсус, Е.А. Семенова (Посольство РФ в Индии) в докладе «Круг почета: скульптуры и портреты выдающихся индийцев в парламенте страны» сосредоточила внимание на тех конфликтах, которые вызываются в Индии несовпадением воззрений на тот или иной исторический персонаж у различных региональных элит и политических сил. А Л.А. Келим (ЦИИ ИВ РАН) в докладе «Джайнские вероучители: от отсутствия образа к личностному фото(портрету)» проанализировала становление иконографии духовных наставников в джайнской традиции, изначально не признававшей никаких изображений и, тем более, их почитания.

Второй тематический блок, «В водоворотах политики», продолжил исследование политических перипетий по поводу портретных и скульптурных изображений. А.В. Бочковская (ИСАА при МГУ) в докладе «Гуру vs гуру: старые символы для новых образов» проанализировала, как в современной сикхской общине образ десятого гуру, Гобинда Сингха, фокусирует конфликт между традиционным руководством общины и низкокастовыми сикхами-далитами. Е.Я. Литвинцева (Le Courier de Russie), выступив с докладом «”Очистят” ли Ганди от Конгресса? Памятник М.К. Ганди как участник политической борьбы в Андхра-прадеше», продемонстрировала, как скульптура «отца нации» в Хайдарабаде оказалась в центре политических баталий между Индийским национальным конгрессом и региональной партией Телугу десам. Д.В. Ганич и М.В. Ханеева (Посольство РФ в Пакистане) посвятили свой доклад монументальной скульптуре в Пакистане и ее использованию различными политическими силами страны. Х.В. Бойко (МИД РФ) в докладе «Памятники проданы? Страшный сон ланкийской оппозиции» показала, как скульптурные изображения национальных лидеров на набережной Коломбо «участвуют» в политической борьбе на Шри Ланке.

Два доклада, завершившие второй тематический блок, были посвящены изображениям национального героя маратхов Шиваджи Бхосле (1630 – 1680). Н.С. Куликов в видеопрезентации «Легенда за оградой: о памятниках Шиваджи в Мумбаи» поведал о том, как «живут» в парках и на площадях столицы штата Махараштра, а также, что еще интереснее, в городских легендах, памятники доблестного маратха. А И.П. Глушкова в докладе «Нет памятника – нет проблемы. Дебрахманизация национального героя Махараштры» выступила с анализом характерного для этого региона процесса вытеснения брахманов с политической арены элитой местной землевладельческой касты маратха, что, в частности, выражается в удалении из скульптурных групп с участием Шиваджи изображений брахмана Дададжи Конддева, ранее почитавшегося как наставник героя, и «дебрахманизации» его культа.

Второй день конференции начался с тематического блока «В чужих краях – чужими глазами». К.А. Демичев (УРАО, Нижний Новгород) в докладе «Три портрета Ранджита Сингха: панджабский лев в отражении европейской традиции» показал, как романтизировался в рисунках европейских авторов облик прославленного панджабского правителя; игнорируя отмечавшиеся всеми свидетелями физические недостатки, художники стремились создать возвышенный образ благородного воина, достойного союзника Англии. Е.В. Волгина (МГИМО (У)) посвятила свою презентацию увековечению великих бенгальцев за рубежом, а М.В. Яковлева (МГИМО (У)) – «невероятным приключениям индийцев в России»: установление в российской столице памятников тому или иному великому индийцу было связано в докладе с взлетами и падениями в российско-индийских отношениях. А.М .Евтушенко (РГАИС) поведала об изображениях в Индии и Израиле выдающегося бактериолога В.А. Хавкина – создателя вакцин от холеры и чумы. А.А. Немова (МГИМО (У)) рассказала об увековечении в «красном» штате Западная Бенгалия, где более 20 лет у власти была Компартия Индии (марксистская), лидеров коммунистического движения (включая И.В. Сталина, один из бюстов которого, как выяснилось позже, на самом деле изображал М.В. Фрунзе), а также о войне, которую начала против этих памятников сменившая КПИ (м) у власти в 2011 г. партия Тринамул конгресс. Завершился третий блок двумя презентациями С.В. Кармалито (Посольство РФ в Индии) и С.Е. Сидоровой (ЦИИ ИВ РАН) о судьбе памятников британским монархам в независимой Индии.

Четвертый и последний блок, «В лабиринтах смыслов», начался с доклада А.М. Дубянского (ИСАА при МГУ) «Скульптура на набережной: Каннахи – пропавшая и возвращенная» о том, как политическая борьба в штате Тамилнаду отразилась на статуе мифологической героини в Ченнаи (Мадрас). В докладе «Почему отвернулась богиня?» Е.Ю. Карачкова (ЦИИ ИВ РАН) раскрыла историю привезенной из Бенгалии в раджпутский город Амбер статуи богини Шиладеви и о перипетиях ее восприятия различными кастовыми и конфессиональными группами. Г.В. Стрелкова (ИСАА при МГУ) в докладе «Вараха – скульптурное изображение и отражение в литературе» проанализировала, как образ Варахи (воплощения бога Вишну в виде вепря) трансформировался из предмета культа в литературный и общественно-политический символ. Е.Ю. Ванина (ЦИИ ИВ РАН) в докладе «Монумент врагу? Раджпутские статуи в могольских столицах» показала, как нарративы, сложившиеся вокруг скульптурных украшений могольских резиденций в Агре и Дели, участвовали в уникальном процессе консолидации раджпутов и мусульман в единое военно-феодальное сословие Северной Индии.

Прозвучавшие доклады, при всем многообразии материала и методологических подходов, были четко сфокусированы на заявленной в теме конференции проблематике. Почти все они сопровождались видеопрезентациями, что значительно повышало интерес аудитории. Первая конференция проекта «Под небом Южной Азии» была, по признанию участников и гостей, весьма удачной, что позволит надеяться на успех проекта и в будущем.


ПНЮА-1 2011 программа и тезисы
ПНЮА-1 2011 меморандум