Статьи

К вопросу об этноконфессиональных отношениях в бирманском обществе

Симония Аида Алексеевна

Религия и общество на Востоке '2018, №2

Thread of Events — Canvas of Ideas / Нить событий — канва идей

 
Мьянма (Бирма) – буддистская страна, 87% населения исповедуют буддизм тхеравады. Но в стране также проживают 6% христиан и более 4% мусульман. Автор анализирует историю проникновения христианства в Бирму и современное положение христианских общин в буддистском обществе, их активное участие в политической жизни. Отношения между представителями разных конфессий в стране неоднозначны, но всегда считалось, что Бирма/Мьянма в религиозном плане довольно толерантна. Кризис в штате Ракхайн, охвативший Мьянму в сентябре-октябре 2017 г., привел к исходу 600 тысяч беженцев. Но хотя народ, называющий себя рохинджа, исповедует ислам, этот кризис не имеет под собой религиозной подоплеки. Это скорее этнотерриториальный конфликт, уходящий корнями в колониальное прошлое. Христиане Мьянмы, особенно католическая община, имеют свой взгляд на проблему. Римский папа Франциск, который считает всё человечество братьями и сестрами, намерен посетить Мьянму и Бангладеш.

На протяжении последних десятилетий на Мьянму направлено пристальное внимание со стороны мировых СМИ и международных организаций. На этот раз руководство страны подвергается обвинению в притеснениях и даже геноциде по отношению к мусульманскому бенгальскому населению штата Ракхайн на западе Мьянмы. Очередное обострение отношений между коренным буддистским населением штата и мусульманами-бенгальцами, вызвавшее самый мощный со времен Второй мировой войны поток беженцев, рассматривается международным сообществом как этноконфессиональный конфликт. Нам представляется, что это не вполне корректный взгляд. Обострение конфликта в штате Ракхайн действительно произошло между буддистами и мусульманами, но причина его кроется не в разной религиозной принадлежности. Немногочисленная христианская община страны, особенно католическая, не осталась в стороне и пытается принимать активное участие в разрешении кризиса. В том числе с этой целью на конец 2017 г. намечен первый в истории папский визит в Мьянму.

В Республике Союз Мьянма (далее Мьянма или Бирма), с населением 51,4 млн чел., проживает 135 народностей, говорящих на разных языках и исповедующих разные религии. Еще в колониальные времена в Бирме сложилось «плюралистическое общество» с пестрым составом из европейцев, китайцев, индийцев и местных жителей, среди которых, помимо собственно бирманцев, были представители других племен и народностей. Как отмечал английский исследователь Дж. Ферниволл, «они общаются, но не объединяются, каждая группа придерживается своей собственной религии, своей собственной культуры и языка… Это плюралистическое общество, где различные его части живут рядом, но живут раздельно» [21, 304−305]. Такая же ситуация наблюдается и в наши дни, то есть Бирма/Мьянма не стала «плавильным котлом», хотя межэтнические и межконфессиональные браки встречаются.

Бирма всегда считалась одной из наиболее веротерпимых стран. В центре Янгона (до 1989 г. - Рангун) внутри одного квартала находится древнейшая буддистская пагода Суле, существующая более 2000 лет, в которой хранится священный волос Будды, рядом – индуистский храм, мечеть, христианская церковь и даже единственная в стране синагога (построенная еще в 1854 г. общиной иракских евреев и действующая до сих пор, хотя приверженцев иудаизма в Мьянме очень мало). Эта площадь в центре бывшей столицы считается символом религиозной толерантности.

Но в последние годы тревожным явлением в Мьянме стали участившиеся конфликты между буддистами и мусульманами, причем в них вовлечены не только мусульмане-бенгальцы (рохинджа), но и местные бирманские мусульмане [6; 8]. Вызывает опасения то, что эти столкновения принимают затяжной и массовый характер. Обострение религиозной нетерпимости стало ощущаться после передачи власти номинально гражданскому правительству в 2011 г., ослабления военного контроля над населением и начала реформ. Опасаясь исламизации страны, вследствие увеличения численности мусульман в Мьянме, представители буддистского радикального движения инициировали принятие в 2015 г. пакета законов под общим названием «О сохранении нации и религии», ограничивающих переход в другую религию и межконфессиональные браки, запрещающих многоженство, а также вводящих контроль над рождаемостью в некоторых регионах (в частности, в штате Ракхайн). Эти законы были приняты на волне антиисламских настроений и направлены, фактически, против мусульман, но факт принятия этих законов вызвал озабоченность и среди представителей христианства. Христианские общины в полный голос высказывают свое мнение и поддерживают в демократических начинаниях молодое правительство, пришедшее к власти в апреле 2016 г., и политического лидера страны Аун Сан Су Чжи[1].

Согласно последней переписи населения 2014 г., 87% населения Мьянмы исповедуют буддизм тхеравады, 6% – христианство и 4% – ислам.

Христианские общины в Бирме/Мьянме

История проникновения христианства на бирманскую землю исчисляется веками. Католическая церковь в Бирме/Мьянме существует уже 500 лет, протестантская (баптистская) – двести.

Две трети бирманских христиан – протестанты, из которых более половины – баптисты, есть также приверженцы пятидесятнической церкви Всемирное братство Ассамблей Бога и харизматической Церкви полного евангелия, сохранились и последователи Англиканской церкви. Одна треть христиан страны исповедует католицизм. Христианство распространено, в основном, среди этнических меньшинств − каренов, качинов, чинов[2] и некоторых подгрупп этих народов, и в меньшей степени – среди бирманцев [10, 195–212].

Баптистская община в Мьянме − одна из самых больших в Азии и одна из самых быстрорастущих баптистских конвенций в мире. В 1985 г. Баптистская церковь в Мьянме насчитывала 630 тыс. членов, в 2007 г. – 1,1 млн, в 2014 г. – свыше 1,6 млн человек, половина из них карены, одна пятая – чины и одна шестая – качины. На территории Мьянмы существует более 4700 протестантских церквей и баптистских молельных домов [13].

Карены, наиболее многочисленная группа последователей баптизма – вторая по численности этническая народность Мьянмы после шанов, насчитывает от 7 до 8 млн чел., причем 7 млн проживает в Мьянме, часть из них – на неконтролируемых центральной властью территориях. Большая часть каренов проживает в компактных поселениях или деревнях, разбросанных по всей территории дельты Иравади. Довольно большая христианская община каренов-баптистов находится в бывшей столице Янгоне. На территории каренских кварталов в Янгоне имеется большое количество христианских церквей. Там же расположена Каренская баптистская теологическая семинария, основанная миссионерами в 1845 г. Преподавание ведется на каренском и английском языках, и ежегодно семинария выпускает около 100 специалистов-богословов. Во время празднования каренского Нового года[3], карены-буддисты идут в пагоду, а карены-христиане посещают богослужения в католическом храме и в баптистских церквях. Некоторые, особенно молодые, посещают и пагоду, и храм. Празднование каренского Нового года длится два-три дня. В этот день карены ощущают свое единство и свою «особость».

Упоминание о первых миссионерах-пятидесятниках в Бирме относится к 20-м годам ХХ в. Они появились в Бирме в результате распространения миссии Ассамблеи Бога из юго-западного Китая. Официально новая пятидесятническая церковь Ассамблеи Бога существует на территории Бирмы с 1931 г. − с момента крещения представителей племен лизу и раванг (штат Качин).

Что касается народа чин-зоми, то в результате обновления и трансформации среди их христианских общин возникли три течения: протестантский фундаментализм (34%), нео-евангелизм (25%), пятидесятничество (41%). По мнению христиан чин-зоми, обновление церкви укрепило веру и религиозную практику, в настоящее время половина из них причисляет себя к пятидесятникам.

Харизматическая Церковь полного Евангелия (Full Gospel Assembly Church) была учреждена в 1987 г. в Рангуне. Первых последователей нового течения было всего пять человек, но через 18 лет – в 2005 г. их стало уже 2400, или 400 семей. Воскресные службы в Янгоне посещают, в среднем, около 3 тыс. человек [20].

Pимско-католическая церковь проникла на территорию Бирмы гораздо раньше других конфессий – в 1511 г. Численность католиков в Мьянме в 2014 г. составляла около 770 тыс. человек (1,5 % от общей численности населения)[4]. Централизованным органом Римско-католической церкви в Мьянме является Конференция католических епископов со штаб-квартирой в Янгоне. В настоящее время на территории страны действуют 3 архиепархии − Янгон, Мандалай и Таунджи, в состав которых входят 16 епархий (300 приходов). Избрание 13 марта 2013 г. нового папы Франциска стало началом ренессанса в католической общине Мьянмы. Произошли важнейшие для католиков страны события: впервые в истории был беатифицирован катехизатор из Бирмы/Мьянмы (Исидоро Нгеи Ко Лат) и впервые бирманский католический священник (Чарльз Маун Бо) был возведен в сан кардинала.

Католики Мьянмы и Ватикан

Для установления и укрепления связей с главой Римско-католической церкви лауреат Нобелевской премии мира Аун Сан Су Чжи уже дважды встречалась с папой Франциском. Будучи еще лидером оппозиции, во время своего турне по странам Европы в октябре 2013 г. она посетила Рим, где была избрана почетным гражданином города. Тогда же состоялась ее первая встреча с понтификом в Папской библиотеке Ватикана. Папа Франциск выразил свою признательность бирманскому политику за «приверженность ненасильственному продвижению демократии в ее стране» и предложил свою поддержку. Понтифик сообщил, что он молился за Мьянму и за успешность межрелигиозного диалога в этой стране. Во время брифинга для журналистов глава пресс-центра Святого престола Федерико Ломбарди сказал, что в беседе «проявилось большое созвучие и совпадение во взглядах и мнениях между папой Римским и его гостьей, которая олицетворяла собой всю Азию». Среди тем, затронутых во время встречи, были вопросы, касающиеся культуры и межрелигиозных отношений, а также того большого внимания, которое папа проявляет к азиатскому континенту. Аун Сан Су Чжи сообщила, что в ходе беседы с папой о важности любви и взаимопонимания в современном мире было достигнуто согласие в том, что ненависть и недоверие наносят тяжелый ущерб человеческому достоинству [28].

Желая укрепить узы взаимной дружбы, Ватикан и Республика Союз Мьянма приняли согласованное решение установить дипломатические отношения на уровне апостольской нунциатуры и посольства, соответственно. Апостольским нунцием в Мьянме 4 мая 2017 г. папой был назначен архиепископ Павел Чанг Ин-нам. Предполагается, что теперь Ватикан получит возможность больше влиять на жизнь католической общины в Мьянме и способствовать процессу дальнейшей демократизации. По этому случаю в тот же день папа Франциск принял в Ватикане государственного советника и министра иностранных дел Мьянмы Аун Сан Сун Чжи. Эта вторая их встреча была несколько омрачена ситуацией в штате Ракхайн, где продолжались преследования рохинджа после предыдущей вооруженной провокации в октябре 2016 г. Во время встречи с Аун Сан Су Чжи папа передал ей текст своего послания по случаю 50-го Дня мира Всемирной церкви «Ненасилие – стиль миролюбивой политики» [14].

Ранее, в феврале 2017 г. понтифик критиковал Мьянму за преследование этого народа, публично выразил им свое сочувствие, назвав рохинджа «братьями и сестрами», и заявив, что они «добрые и миролюбивые люди, страдающие за свою веру». Это заявление папы вызвало раздражение у радикальной части буддистского монашества в Мьянме. Раздавались даже голоса, угрожавшие не допустить папский визит в страну. Тем не менее, на конец ноября 2017 г. был назначен визит папы Франциска в Мьянму и Бангладеш – по приглашению глав этих государств и католических епископов. Обе страны входят в сферу интересов понтифика, впервые в истории были избраны кардиналы-священники из этих стран: в феврале 2015 г. был возведен в ранг кардинала архиепископ Янгонской епархии Чарльз Маун Бо, а в ноябре 2016 г. – архиепископ Дакки Патрик Д’Росарио. Во время церемонии назначения кардинала из Бангладеш папа подчеркнул важность духовных пастырей в тех местах на планете, где царит страдание.

Бангладеш посещал папа римский Павел VI в 1970 г., еще до обретения независимости от Пакистана, а в 1986 г. − папа римский Иоанн Павел II, который провел там встречу с бирманскими католиками. Что касается Бирмы/Мьянмы, то это первый случай, когда папа Франциск посещает страну, где ранее никогда не бывал никто из его предшественников на Апостольском престоле [4].

С момента своего избрания в марте 2013 г. папа Франциск уже дважды побывал в Азии: в августе 2014 г. – в Республике Корея, а в январе 2015 г. – в Шри-Ланке и на Филиппинах.

Обе эти страны вовлечены в застарелый конфликт, связанный с проблемой, проживающих в штате Ракхайн и называющих себя рохинджа.

Накануне визита папы в Мьянму видные политические и церковные деятели, включая бывшего генерального секретаря ООН Кофи Аннана и кардинала Чарльза Маун Бо, настойчиво убеждали понтифика не использовать в Мьянме термин рохинджа, который может стать «раздражителем». Кофи Аннан вручил папе Франциску экземпляр Доклада по положению в штате Ракхайн [30], подготовленного группой экспертов под его руководством, в котором даются рекомендации по преодолению кризиса в штате Ракхайн, и где вместо слова рохинджа употребляется выражение «мусульмане, проживающие в штате Ракхайн». Такого же мнения придерживается и глава Католического агентства новостей в Азии, он считает, что «надо следовать советам местной католической церкви, так как и немногочисленная католическая община в Мьянме, и Аун Сан Су Чжи находятся в очень деликатной ситуации, и папа знает об этом» [27]. За неделю до приезда папы в Мьянму представитель оргкомитета по визиту сообщил, что понтифику изложили детали и суть конфликта в штате Ракхайн и тот обо всем прекрасно осведомлен. Цель визита папы Франциска не решение проблемы рохинджа. Понтифик уже заявлял ранее, что едет в Мьянму для того, чтобы поддержать католиков этой страны, поддержать страну в ее демократических преобразованиях и поговорить о сотрудничестве на этом поприще. Отец Мариано Со Наин выразил надежду, что понтифик во время своего визита не станет поднимать тему рохинджа [12]. Но, как известно, папа Франциск менее предсказуем, чем его предшественник. В 2015 г. он вызвал негодование Турции, когда назвал геноцидом массовое убийство армян в начале прошлого века.

Кто такие рохинджа, или бенгальцы, проживающие в штате Ракхайн?

История сосуществования народа, называющего себя рохинджа, и коренного населения Бирмы/Мьянмы, непростая и требует специального изучения и подхода. На протяжении многих лет зарубежными комментаторами и даже некоторыми экспертами этнотерриториальная проблема в штате Ракхайн (бывший Аракан) на западе Мьянмы воспринимается и трактуется как межконфессиональная. По официальным данным, мусульманская община в Мьянме насчитывает 1,7 млн чел., т. е. занимает третье место по количественному составу после буддистов и христиан, по другим данным, - второе место после буддистов, если учитывать более миллиона мусульман-бенгальцев, называющих себя рохинджа, расселившихся вдоль границы с Бангладеш в северной части штата Ракхайн.

Этот народ, не имеющий статуса граждан Республики Союз Мьянма, не был учтен в официальной переписи населения в 2014 г. Население Мьянмы, исповедующее ислам, неоднородно и представляет собой пеструю мозаику. Периодически между буддистами и бирманскими мусульманами (гражданами страны) возникали разногласия и конфликты [7, 41−53], как правило, на бытовой почве, перетекающие затем в межрелигиозные столкновения, но конфликт с мусульманами-рохинджа имеет совсем другую подоплеку.

Кто же такие мусульмане рохинджа из Бирмы/Мьянмы, и почему они самые «гонимые и преследуемые»? Почему правительство Мьянмы вновь обвиняют в нарушении прав человека, геноциде и расовой нетерпимости, и кто виноват в сложившейся ситуации? Напряженная ситуация в этом районе сложилась давно, и чтобы разобраться в этих сложных вопросах, надо оглянуться назад в прошлое и там поискать виновников.

Буддистское государство Аракан (ныне Ракхайн) было захвачено и присоединено к Бирме королем Бодопайя из династии Конбаунов в 1785 г. Территориальные захваты стали причиной больших внешнеполитических неприятностей для Бирмы тех лет. Захват Аракана, заселенного араканцами − близким бирманцам по крови и языку народом, но существовавшего несколько веков как независимое государство, вывел Бирму на границы с Бенгалией, которая уже была подчинена в 1757 г. английской Ост-Индской компанией. Таким образом феодальный экспансионизм бирманских королей и капиталистический экспансионизм Англии должны были неминуемо столкнуться на общей сухопутной границе. Что и случилось. Это привело к началу первой англо-бирманской войны (1824-1826), в результате которой Аракан и Тенассерим были отторгнуты от Бирмы[5]. Британские колонизаторы стали завозить туда дешевую рабочую силу из мусульманской Бенгалии для сельскохозяйственных работ. К 1931 году из миллионного населения некогда буддийского Аракана уже каждый четвертый исповедовал ислам.

Во время Второй мировой войны, когда в Британскую Бирму вторглась Япония, мусульмане-бенгальцы (будущие рохинджа) и коренные араканцы-буддисты вместе с буддистами-бирманцами оказались в разных лагерях. Японские войска дошли до Аракана, и отступавшие англичане вооружили мусульман-бенгальцев для сопротивления японцам. По мнению бирманских историков, мусульмане-бенгальцы воспользовались тогда ситуацией и стали захватывать деревни араканцев, убив за несколько месяцев около 50 тысяч буддистов. Эти события 1942 г. вошли в историю Бирмы как «араканская резня». Сторонники рохинджа эти данные оспаривают, делая акцент на военных преступлениях японцев против мусульман и коллаборационизме буддийского населения.

В колониальных британских войсках бирманцы никогда не служили, туда набирали индийцев и представителей малых народов, проживающих на территории колонии. Добровольческая Армия независимости Бирмы (АНБ), основа будущих вооруженных сил Бирманского Союза, была создана лидером национально-освободительного движения Аун Саном[6] в декабре 1941 г. при активном участии японцев на территории соседнего Таиланда, и вошла в Бирму вместе с японской армией как армия-освободительница от британского господства.

Одним из ближайших соратников Аун Сана был его боевой товарищ будущий генерал Не Вин, который впоследствии фактически единолично правил страной четверть века – с 1962 по 1988 гг. После долгих дней перехода по джунглям Не Вин во главе передовой группы в начале 1942 г. прибыл в Рангун, и вскоре стал командиром одной из двух дивизий АНБ, которая вместе с японцами и местными араканцами вела боевые действия против бенгальцев в Аракане.

В результате японского вторжения десятки тысяч мусульман-бенгальцев покинули западные области Бирмы в поисках спасения в соседней Бенгалии. Но после объявления независимости Бирмы в 1948 г. они вернулись в Аракан. Таким образом, после распада колониальной системы на стыке двух государств – Бирмы и Восточного Пакистана (будущей Бангладеш), которые входили ранее в состав Британской Индии, образовался народ, который относит себя к особой национальности – рохинджа. Согласно публикациям бирманских исследователей, до обретения страной независимости слова «рохинджа» в лексиконе жителей Аракана не было. О нем не упоминают ни британские чиновники, проводившие на этой территории перепись населения и скрупулезно перечислившие все малые национальные группы, ни записи исследователей того времени, ни другие письменные источники.

Первые пятнадцать лет независимости Бирмы при правительстве У Ну, когда в разных областях страны начались сепаратистское повстанческое движение этнических меньшинств, входящих в состав Бирманского Союза, вооруженное сопротивление подпольной компартии и гоминьдановская агрессия, ситуация в области Аракан была относительно спокойной. В обстановке всеобщего хаоса, царившего в стране, бенгальцы Аракана получили статус меньшинства и даже представительство в бирманском парламенте. Одновременно на территорию Аракана продолжалась миграция мусульман из Восточного Пакистана. По мнению бирманских националистов, миграция была нелегальной, что спровоцировало в области тяжелое социально-экономическое положение и явный демографический перекос. Тогда же среди некоторых рохинджа возникли сепаратистские настроения: выдвигались идеи присоединения этого региона к Пакистану, либо создания независимого от Бирмы мусульманского государства – Аракандеш.

Такие настроения среди радикальных рохинджа популярны и сейчас – и в этом кроется главная проблема. «Требование рохинджа признания своей этнической идентичности и продолжающиеся вооруженные выступления Армии спасения рохинджа Аракана (АСРА) надо рассматривать как проблему сепаратизма, чего никак не могут понять на Западе», – заявил в интервью газете «Атлантик» бывший посол США в Мьянме (2012–2016) Дерек Митчелл [23].

Гонения на рохинджа на государственном уровне начались в 1962 г. после военного переворота, совершенного в Бирме генералом Не Вином. С приходом к власти Революционного совета во главе с ним рохинджа утратили свою политическую и конституционную идентичность. Оказавшись во главе государства, Не Вин стал проводить политику бирманизации страны и экономики, вынудив в 1963–1966 гг. покинуть страну оставшихся индийцев (около 160 тыс.), а также китайцев и других иностранцев. В 1974 г. был издан Чрезвычайный иммиграционный акт, направленный на сокращение иммиграции из Индии, Китая и Бангладеш. Согласно этому Акту, всем гражданам страны предписывалось иметь при себе паспорта или сертификаты национальной регистрации. Представителям рохинджа в этих паспортах было отказано, в лучшем случае они могли получить иммиграционную карту иностранца.

После обострения индийско-пакистанских отношений в связи с обстановкой в Восточной Бенгалии, вылившегося в 1971 г. в войну между двумя странами, новые потоки беженцев-мусульман нашли убежище в соседней Бирме. Во второй половине 70-х годов в Аракане снова активизировалась деятельность мусульманских сепаратистов, стремившихся отделить Аракан от Бирмы и воссоединиться с недавно созданным государством Бангладеш. В этих условиях правительство Не Вина в 1978 г. пошло на проведение операции «Нагамин» с целью вытеснения незаконных иммигрантов. В рамках этой правительственной кампании проводилась проверка регистрации у иностранцев, нелегально проникающих в страну. В Аракане она фактически вылилась в «зачистку» местности от рохинджа силами армейских подразделений и местных буддистов-араканцев. В Бангладеш были выселены около 200 тыс. мусульман. Уже тогда некоторые исламские государства стали обвинять правительство Бирмы в «преступлениях против человечности» и «геноциде мусульман» [24, 258; 2, 99−100]. Позднее при содействии ООН большая часть беженцев была репатриирована в Бирму. Рангун уже тогда продемонстрировал свое резко негативное отношение к интернационализации проблемы беженцев и стремление урегулировать споры на двусторонней основе. В 1979 г. было подписано Соглашение о регулярной редемаркации бирмано-бангладешской границы и учреждении пограничных постов [2, 99−100].

В 1982 г. правительством Социалистической Республики Бирманский Союз (СРБС) был принят Закон о гражданстве СРБС, который фактически лишил рохинджа статуса коренной этнической группы [15]. Во время всеобщей переписи населения, завершенной в 1983 г., народность рохинджа уже не была включена в списки этнических меньшинств, и таким методом исключения была объявлена народом без гражданства.

Новая военная администрация − Государственный совет по восстановлению законности и порядка, а с 1997 г. − Государственный совет мира и развития, находившийся у власти в Бирме/Мьянме с 1988 по 2011 гг., тоже не признал рохинджа и подтвердил их статус лишенцев. Так, в заявлении МИДа Мьянмы от 26 февраля 1992 г. говорилось, что хотя в стране в настоящее время проживает 135 национальностей, так называемых «рохинджа» среди них нет, и исторически такой национальности в Мьянме никогда не было [26].

Второй массовый исход в Бангладеш имел место после погромов 1991 г. Ему предшествовало народное восстание лета-осени 1988 г., которое сопровождалось ослаблением пограничного контроля. Этим воспользовались бенгальцы-иммигранты, и их приток в Аракан усилился. Одновременно укрепили свое влияние базирующиеся в Бангладеш сепаратистские организации моджахедов, такие как Араканский фронт независимости рохинджа и Организация солидарности рохинджа. Бирманская армия стала ужесточать пограничный контроль и проверку документов, наносить удары по отрядам сепаратистов, прибегать к репрессиям. Почти четверть миллиона людей были вытеснены армейскими подразделениями на территорию Бангладеш в приграничные районы Текнаф и Кокс-Базар. Во время этой операции сотни рохинджа были убиты, а их деревни сожжены.

В Бангладеш их тоже никто не ждал, и они были размещены во временных специальных лагерях; позднее при содействии Верховного комиссара ООН по делам беженцев их вернули в Мьянму. Начиная с 2006 г., Бангладеш ужесточила пограничный контроль, после чего рохинджа были вынуждены отправляться в опасное морское путешествие на лодках к берегам Таиланда, чтобы затем перебраться в Малайзию или другие страны [9].

Власти Бангладеш утверждают, что поток беженцев из Мьянмы никогда не прекращался – одни спасались от преследований, другие старались найти лучшие условия жизни. Неофициальные источники в 2008 г. называли цифру 400 тысяч рохинджа, проживавших тогда в Бангладеш [26]. Дакка объясняет, что бедная страна с населением 160 млн человек не может приютить у себя такой большой поток беженцев. Присутствие рохинджа в их стране наносит ущерб окружающей среде, так как они заселяют холмы и вырубают на них деревья.

Все это не помешало населению мусульман-бенгальцев в Аракане вырасти в четыре раза. Если до Второй мировой войны ислам исповедовал каждый четвертый житель области, то в 2014 году – каждый третий. Население штата Ракхайн, по переписи 2014 г., составляет 3 188 887, из них переписано – 2 098 087. То есть рохинджа штата Ракхайн (по оценкам, 1,3 млн человек) не были учтены даже как неграждане. Во время переписи населения 2014 г. представителей «рохинджа» могли учесть только при условии, если они назовутся бенгальцами, отказавшиеся же – а таких было большинство – оказались вне переписи населения.

О размещении рохинджа в мире точной статистики нет, так как ситуация меняется постоянно. Известно, что, помимо Мьянмы и Бангладеш, около полумиллиона их проживает в Пакистане. Сотни тысяч рохинджа первого, второго и третьего поколений ютятся в нищих предместьях Карачи и других трущобах, практически все они без гражданства, хотя живут там давно, а многие и родились в Пакистане. Районы проживания рохинджей в Пакистане являются очагами экстремистской активности: в частности, там рекрутировались бойцы для военных действий на территории Афганистана [25].

В качестве рабочих-мигрантов рохинджа есть также в Саудовской Аравии и ОАЭ, около 50 тысяч их – в Малайзии, некоторые добрались до Японии (200 человек) и Австралии.

Обострение ситуации в штате Ракхайн и поиски выхода

Под постоянным давлением со стороны бирманского правительства в Аракане окрепло движение моджахедов, выбравших вооруженный путь сопротивления. Из-за этого вне закона оказался весь народ, хотя большинство рохинджа ничего общего с экстремизмом не имеет и иметь не хочет. Причем заметно возрастное расхождение во взглядах: старшее поколение хотело бы избежать конфликтов с властью, а молодежь все более склоняется к радикалам из Армии спасения рохинджей Аракана (АСРА).

Эта военизированная организация впервые заявила о себе в октябре 2016 г., когда ее боевики совершили нападение на полицейские участки, убив 9 служащих. По данным Международной кризисной группы, ее лидером является тридцатилетний Ата Улла (Ataullah abu Ammar Junjuni, известный также как Hafiz Tohar) – представитель народности рохинджа, родившийся в Пакистане, получивший религиозное образование в Саудовской Аравии и поддерживающий тесные связи с этой страной. Он якобы получил там 1 млн долл. для формирования отрядов боевиков в Пакистане, оплаты инструкторов и покупке легкого вооружения. Вначале эта организация, сформированная в 2012 г. после крупных столкновений между рохинджа и буддистами-араканцами (тоже закончившимися потоками беженцев с обеих сторон), называлась «Харака аль-якин» («Движение веры»), но затем выбрала светское название, видимо, чтобы подчеркнуть свой национально-освободительный характер и уйти от обвинений в исламизме. Она пока не выдвигает сепаратистских лозунгов, а требует полных гражданских прав для своего народа и создания «демократического мусульманского штата» в составе Мьянмы. Эта организация создала сеть тренировочных лагерей на границе и в прилегающих к Мьянме районах Бангладеш, и активно вербует туда молодежь. Тактика АСРА – неожиданные нападения большими, хотя и плохо вооруженными, но фанатичными группами. Силы безопасности Мьянмы в Ракхайне уверяют, что активисты АСРА эффективно контролируют поселения рохинджа, выявляют и физически уничтожают осведомителей властей и сторонников компромисса. Численность самих активных боевиков эксперты оценивают примерно в 500 человек, сами же представители АСРА заявляют, что их в два раза больше.

В этой организации хорошо налажена пропагандистская работа. Те, кто размещает информацию от ее имени в социальных сетях, владеют хорошим английским языком и умело формируют образ этой организации как «умеренной и разумной» повстанческой группы, отрицая связь с международными террористическими организациями. В составе группы большинство составляют бангладешские бенгальцы, но туда входят и около 150 иностранцев: десяток пакистанцев, мелкие группы из Малайзии, Индонезии, Южного Таиланда, два выходца из Узбекистана.

Однако АСРА, сформированная из неграждан страны, представляет собой совершенно новую для сил обороны Мьянмы вооруженную группировку. Обычно этнические сепаратистские структуры построены по принципу вооруженных формирований – их члены отделены от гражданского населения и носят форму со знаками отличия и символикой. В отличие от других – «своих» этнических повстанцев (граждан Союза Мьянма), борющихся с центральным правительством на протяжении нескольких десятилетий, боевики АСРА растворены среди мирного населения. После совершения террористических нападений они отступают в соседнюю Бангладеш. Этим они похожи на боевиков-мусульман в Южном Таиланде, которые имеют свои базы в соседней Малайзии. Для своих нападений боевики-рохинджа предпочитают активно использовать живую силу в виде толпы плохо вооруженных, но фанатично настроенных местных жителей, создавая впечатление численного перевеса нападающих. Именно поэтому часто невозможно среди жертв отличить боевиков от мирного населения. По словам одного из бойцов АСРА, боевики специально организовали в августе 2017 года нападения на силы безопасности Мьянмы, чтобы спровоцировать ответные зачистки и привлечь внимание мировой общественности к судьбе рохинджа и их преследованию со стороны властей. «Мы знали, что будет, но решили пойти на это», − заявил заместитель командира AСРА [25]

Этнорелигиозный аспект критики руководства страны

Молодое демократическое правительство Мьянмы, пришедшее к власти в апреле 2016 г., получило в наследство от предыдущих военных режимов тяжелое наследство. Помимо массы неотложных проблем, таких как отсталая экономика, бедность, межэтнические вооруженные конфликты, поиски путей установления мира в стране, молодым демократам досталась и нерешенная проблема с мусульманами-бенгальцами в штате Ракхайн, которых считают «незванными гостями» − незаконными мигрантами.

В связи с обострением кризиса с рохинджа в течение первых недель главным объектом резкой критики со стороны западных держав, представителей зарубежных СМИ и разных международных организаций − защитников прав рохинджа, стала политический лидер Мьянмы. Некоторые журналисты заявляют, что Аун Сан Су Чжи, которая долгие годы была кумиром всей либеральной и демократической общественности, больше не является «иконой демократии», и после победы на выборах в своей риторике и поведении все больше напоминает американского президента Дональда Трампа [22]. Особенно резкими были нападки со стороны журналистов и политиков из бывшей метрополии. Именно постоянный представитель Соединенного королевства в ООН предложил поставить на обсуждение вопрос о кризисе с рохинджа на Совете безопасности ООН. Появились призывы лишить Аун Сан Су Чжи Нобелевской премии мира, на что Нобелевский комитет сразу ответил отказом. В альма-матер политика, колледже Св. Хью в Оксфорде, где она училась в 1964−1967 годах, сняли со стены ее портрет, принадлежавший покойному супругу Майклу Айрису и размещенный в колледже после его смерти в 1999 г. Муниципальный совет Оксфорда также принял решение лишить Аун Сан Су Чжи Ордена свободы, заочно врученного ей в 1997 г., когда она находилась под арестом. Складывается впечатление, что ее критикам совершенно неизвестны все нюансы политического развития Мьянмы последних лет.

Несмотря на внушительную победу Национальной лиги за демократию (НЛД) на парламентских выборах в ноябре 2015 г., партия не стала в полном смысле слова правящей. Фактический лидер страны Аун Сан Су Чжи не обладает всей полнотой власти, ее должность государственного советника, которая приравнивается к должности премьер-министра в западной демократической системе, не распространяется на вопросы национальной безопасности. Армия, по-прежнему, сохраняет свои сильные позиции в стране. Можно сказать, что в Мьянме на сегодняшний день сосуществуют две власти: гражданская во главе с Аун Сан Су Чжи и военная во главе с главнокомандующим, старшим генералом Мин Аун Хлаином, – такая квази-демократическая система. Три ключевых министерства, связанные с национальной безопасностью – обороны, внутренних дел и по делам государственных границ – возглавляют военные. Важный государственный орган, созданный еще при военной хунте, Совет национальной безопасности и обороны, состоящий из 11 человек, имеет количественное преимущество военных (6:5). Этот орган обладает полномочиями при большинстве голосов рекомендовать президенту ввести в стране военное положение. Не говоря уже о 25% мест в парламенте, отведенных военным, и их праве вето на внесение поправок в конституцию. По конституции 2008 г., Аун Сан Су Чжи не могла баллотироваться на пост президента страны, и по этой же конституции рохинджа не являются гражданами страны. Внести поправки в конституцию можно лишь при согласии военной фракции парламента [5, 113−204].

По конституции, президент Республики Союз Мьянма не является верховным главнокомандующим. Армия в Мьянме остается самостоятельной могущественной силой и не подчиняется ни президенту Тхин Чжо, ни госсоветнику и министру иностранных дел Аун Сан Су Чжи. Вопросы национальной безопасности находятся в ведении главнокомандующего вооруженными силами Мьянмы, старшего генерала Мин Аун Хлаина. Именно подразделения безопасности, имеющие большой опыт в тактике борьбы с этническими повстанцами и подавлении политических диссидентов, совершали операции по зачистке в штате Ракхайн, которые привели к самому масштабному в современной истории миграционному процессу.

В своих речах и в социальных сетях старший генерал постоянно говорит об угрозе национальной безопасности и повторяет, что «бенгальцы никогда не были этническим меньшинством Мьянмы». Примечательно, что в начале мая 2017 г. Аун Сан Су Чжи посетила Брюссель, где подверглась критическим нападкам со стороны членов Европарламента и лично главы европейской дипломатии Ф. Могерини за нарушение прав человека в Мьянме – притеснение рохинджа. А незадолго до этого главнокомандующий побывал в Австрии и Германии, где был принят с почестями, и где с ним обсуждались возможности военно-технического сотрудничества.

Заметно, что армия с момента прошлогоднего аналогичного отпора нападению АСРА в октябре 2016 г. значительно улучшила свой довольно негативный имидж в глазах бирманского общества. Теперь, перед лицом угрозы перемещения на территорию Мьянмы международного терроризма, население видит в военных своих защитников. По словам Аун Сан Су Чжи, правительство рекомендовало военным Мьянмы в рамках борьбы с повстанцами-рохинджа «проявлять сдержанность и избегать побочного эффекта». Однако как следует из многочисленных фактов, зафиксированных международными наблюдателями и правозащитниками, военные не только «не проявляли сдержанность» и не пытались «избегать побочного эффекта», но и не особо скрывали, что не собираются этого делать, публично давая понять, что хотели бы «окончательно решить вопрос с рохинджа» [4].

Спустя полтора месяца после начала конфликта чиновники из Европейского Союза, наконец, поняли, кто ответственен за военные операции в штате Ракхайн и объявили о намерении ввести санкции против мьянманских военных, руководивших и проводивших силовую операцию. В проекте документа говорилось, что в качестве первоначальной санкционной меры ЕС приостанавливает действия приглашений на посещение Евросоюза представителям командного состава ВС Мьянмы, включая их главнокомандующего. ЕС готов рассмотреть и дополнительные ограничительные меры. США также рассматривают вопрос введения санкций против властей Мьянмы, в том числе целенаправленные санкции по закону «Глобального Магницкого», принятого конгрессом США в 2015 г.

Через три месяца после начала конфликта и публикации Доклада Кофи Аннана[7] Верховный представитель ЕС по иностранным делам Ф. Могерини во время посещения лагерей беженцев Кокс-Базар упомянула «план Кофи Аннана» как вариант решения проблемы [32].

Примечательно, что обвинения стран Запада в адрес руководства страны, через два месяца после начала кризиса получили формулировку «нарушения прав человека» и «непропорциональный ответ» на вылазки боевиков. По мере изучения истории вопроса и после разоблачения фальшивых фотографий «зверств мьянманской военщины», размещенных в Сети, в том числе и высокопоставленными политиками из некоторых мусульманских стран, все реже употребляются такие термины, как «геноцид», «этнические чистки» и т.п., получившие распространение в первые дни после вооруженных столкновений.

В этом конфликте у каждой стороны своя правда. И если давать какое-то определение, то, скорее всего, это этнотерриториальный конфликт с присутствием в какой-то степени расовой нетерпимости. Бенгальцы, проживающие в штате Ракхайн, – совершенно чуждый для бирманцев и араканцев народ, они отличаются внешне, по языку, по культуре и к тому же исповедуют другую религию. Расовая нетерпимость в Мьянме не считается моветоном, даже среди образованных людей. Они не любят темнокожих выходцев из Южной Азии, для которых даже существует специальное слово кале, политкорректный перевод этого слова иностранец, на самом деле, оно означает чужой из Южной Индии, так же как термин «белая обезьяна» − для европейцев. Но религиозная принадлежность, и даже расовая нетерпимость, не являются определяющими в этом конфликте. Главная причина особой неприязни – это территориальные притязания рохинджей, которые существуют и сейчас.

Требования стран Запада сводятся к тому, чтобы Мьянма взяла ответственность за всех рохинджей, как проживающих на территории страны, так и покинувших ее во время обострения кризиса, т. е. предоставить этому народу гражданство со всеми вытекающими правами. Но руководство Мьянмы вряд ли готово пойти на такие шаги. Предоставление рохинджа гражданства таит в себе подводные камни и определенные риски. Получив право голоса, те смогут устроить референдум по поводу выделения анклавов проживания в отдельную административную единицу и в перспективе – отделения. В случае получения гражданства рохинджа в глазах мусульманской общины (бирманских мусульман) страны будут выглядеть победителями, что еще более обострит отношения между буддистами и мусульманами. И самое главное – по поводу статуса рохинджей в Мьянме присутствует полное единодушие среди всех слоев населения и членов бирманского общества, включая бывших политзаключенных, боровшихся против нарушений прав человека в Мьянме и отсидевших в тюрьмах и лагерях при военном режиме почти по 20 лет. Они видят в этом угрозу национальной безопасности. Практически в стране нет ни одной влиятельной политической силы, которая готова отстаивать права этого народа и идею его социальной интеграции, не говоря уже о предоставлении гражданства.

Представители всех конфессий Мьянмы поддерживают правительство

Бирманские мусульмане всегда держались особняком от рохинджа, считая их «неправильными мусульманами». К тому же, они опасались, что в случае борьбы бирманского правительства с исламским экстремизмом, репрессии будут направлены и на них. В разгар межобщинных столкновений в штате Ракхайн в июне 2012 г. представители мусульманской диаспоры в Янгоне даже принимали участие в демонстрациях в поддержку политики правительства против «бенгальцев, называющих себя рохинджа». Тем не менее обострение проблемы с рохинджа послужило толчком к ухудшению взаимоотношений между бирманскими мусульманами и буддистами, которые стали видеть во всех мусульманах потенциальную угрозу своей национальной и религиозной идентичности.

Перед лицом общенациональной опасности проникновения международного терроризма в Мьянму представители всех конфессий объединились в поддержку правительства. НЛД организовала 11 октября 2017 г. массовый многоконфессиональный митинг. На мероприятии собрались тысячи буддистов, мусульман, индуистов и христиан вместе со своими духовными лидерами. В выступлениях прозвучали призывы прекратить обвинения в разжигании конфликта в штате Ракхайн и видеть ошибки не только других, но и свои. Лидер мусульман напомнил о «гармонии, в которой жили бок о бок их предки – буддисты и мусульмане – на протяжении веков», и призвал «покончить с ненавистью и дискриминацией». Архиепископ Янгонской епархии кардинал Чарльз Маун Бо также обратился и к мировому сообществу с призывом разобраться и понять ситуацию в штате Ракхайн. Он напомнил, что Мьянма живет по канонам буддизма, и бирманцы относятся с любовью и сочувствием ко всем живым существам. Он также призвал отнестись с пониманием к действиям правительства Аун Сан Су Чжи и помочь ей. «Невозможно решить все проблемы за 18 месяцев», – подчеркнул кардинал. Он сказал, что у правительства есть собственная стратегия для разрешения кризиса в Ракхайне. Кардинал Чарльз Маун Бо осудил международное сообщество за намерение лишить Аун Сан Су Чжи ее наград: «Она работает для своей страны не ради наград. Ей присудили Нобелевскую премию мира, когда она находилась под арестом и не думала ни о каких наградах. Награды могут быть отняты, но это ничего не изменит. Аун Сан Су Чжи ведет страну к демократии, за эту возможность она боролась многие годы. Мы верим в нашего лидера. Аун Сан Су Чжи – наша надежда» [31].

Ранее в своем послании 24-ому Всемирному конгрессу Морского апостольства[8] кардинал подчеркивал: «Как мы знаем, действия Аун Сан Су Чжи подверглись критике. ... Я думаю, у Аун Сан Су Чжи есть своя программа по выводу страны из под власти военных, которые удерживают 25% мест в парламенте и имеют сторонников в правительстве. Она идет по лезвию и делает все что может». Вместе с тем католический иерарх признавался: «Очень печально, что последние события показали ее не в лучшем свете. Ей следовало высказаться в защиту жертв, в особенности женщин и детей, вынужденных покидать родные дома в столь болезненных условиях. Из-за своего молчания она лишилась поддержки международного сообщества». Кардинал отмечал, что положительный вклад в оздоровление ситуации в Мьянме мог бы внести визит папы Франциска. «Папа – активный поборник прав рохинджа. Он уже трижды говорил об этой проблеме, находясь в Ватикане, засвидетельствовав свою искреннюю озабоченность этой проблемой… Папа имеет возможность призвать все заинтересованные стороны сделать шаги к миру. И это относится не только к ситуации вокруг рохинджа, но и ко всем остальным конфликтам» [3].

В программе визита папы стояли посещение столицы Мьянмы Нейпьидо и крупнейшего города страны – бывшей столицы Янгон [11]. Помимо месс были запланированы также встречи с президентом страны Тхин Чжо и фактически главой правительства Аун Сан Су Чжи, а кроме того – встреча с политиками, духовенством и дипломатами, при участии высшего военного командования, где и должно было прозвучать главное обращение папы [29].

Накануне апостольского визита в Мьянму папа Франциск обратился к жителям страны со специальным видеопосланием. Говоря о своем горячем желании посетить Мьянму и встретиться с ее жителями, Епископ Рима подчеркивает цели предстоящего визита: возвестить Евангелие Иисуса Христа, послание примирения, прощения и мира. Этот Апостольский визит призван утвердить поместную католическую общину «в вере и в свидетельстве Благой Вести, которая учит каждого человека достоинству и требует открыть наши сердца другим людям, особенно самым бедным и нуждающимся». Папа особо подчеркнул, что его поездка состоится «в духе уважения и поощрения всех усилий по созданию гармонии и сотрудничества на служении общему благу» [1].

Этот исторический визит папы в Мьянму и Бангладеш состоялся с 27 ноября по 2 декабря 2017 г., и во время 4-дневного пребывания в Мьянме понтифик отслужил мессу на стадионе в Янгоне перед 150 тысячами верующих, прибывших из разных регионов страны. Он призвал «не отвечать злом на зло», «противостоять соблазну отвечать яростью или местью». Состоялась встреча папы с главнокомандующим ВС Мьянмы, а также беседа с политическим лидером страны Аун Сан Су Чжи. При этом за все время пребывания в Мьянме понтифик не стал затрагивать болезненную тему «рохинджа», но в Бангладеш он встретился с представителями беженцев, выразил им свое сочувствие и попросил прощения за «равнодушие мира». Сообщалось, что представители всех конфессий Мьянмы высоко оценили апостольский визит папы, назвав его «успешным» и «значительным». Представляется, что визит папы улучшит имидж Мьянмы в глазах мирового сообщества и подтвердит, что религиозные меньшинства в стране свободны в своем выборе, а существующие конфликты не несут религиозной составляющей.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Видеопослание Святейшего Отца в канун Апостольского визита в Мьянму // Радио Ватикана, 17.11.2017 URL: ru.radiovaticana.va/news/2017/11/17 (accessed 20.11.2017)
  2. Листопадов Н.А. Особенности внешней политики Мьянмы (Бирмы). История и геополитика. М.: Научная книга, 232 с.
  3. Мьянманский кардинал выступил в защиту Аун Сан Су Чжи: «Она идет по лезвию и делает все что может» // Агентство религиозной информации (ACN), 10.2017. http://www.blagovest-info.ru/index.php?ss=2&s=3&id=75174 (accessed 2.11.2017).
  4. Папа Римский вступился за рохинья и назвал их своими братьями, 02.2017. URL: https://golosislama.com/news.php?id=31179 (accessed 24.10.2017).
  5. Симония А.А. Бирма/Мьянма // Избирательные системы и электоральные процессы в странах Индокитая на современном этапе / под ред. Н.Н. Бектимировой, И.Н. Липилиной, А.А. Симония. М.: ИСАА МГУ, ИВ РАН, 2016. С. 113−204.
  6. Симония А.А. Буддистский радикализм в Мьянме // Азия и Африка сегодня, № 5. С. 27−32.
  7. Симония А.А. Буддисты Мьянмы становятся влиятельной политической силой // Восточная аналитика, 2015, Вып. 3: Религия и общество на Востоке / отв. ред. А.В. Сарабьев.
  8. Симония А.А. Мьянма: дестабилизирующие факторы в процессе демократизации // Юго-Восточная Азия: актуальные проблемы развития. Вып. М.: ИВ РАН. 2013. С. 172−200.
  9. Симония А.А. Мьянма: кто такие рохинджа? И почему так трагична их судьба // Азия и Африка сегодня. 2009. № 11. С. 27−31.
  10. Симония А.А. Христианские общины в Бирме/Мьянме: история и современность (XVI–XXI вв.) // Христианство в Южной и Восточной Азии: история и современность / гл. ред И.И. Абылгазиев, отв. ред. О.В. Новакова, редкол.: Е.С. Кукушкина, А.В. Ломанов, Г.В. Сучков; ИСАА МГУ им. М.В. Ломоносова. М.: Ключ-С, 2016. 352 с.
  11. Athens Zaw, Marion Thibaut. Pope to visit Myanmar as anti-Rohingya hatred seethes // AFP, October 12, 2017. URL: https://www.yahoo.com/news/pope-visit-myanmar-anti-rohingya-hatred-seethes-084322868.html (accessed 30.10.2017).
  12. Aung Kyaw Min. Pope won’t discuss Rakhine during visit: spokesperson // The Myanmar Times,11.2017. URL: https://www.mmtimes.com/news/pope-wont-discuss-rakhine-during-visit-spokesperson.html (accessed 20.11.2017)
  13. The Baptist Standard, 07.2013 URL: https://www.baptiststandard.com (accessed 10.12.2014) .
  14. Burma and the Vatican establish diplomatic ties // Reuters, 4 May 2017.
  15. Burma Citizenship Law of 1982 // Working People’s Daily,10.1982. Special Supplement.
  16. Cardinal Hits out at “Looting” of Resources // The Myanmar Times, 04.2015.
  17. Chin Khua Khai. Legacy of Hau Lian Kham (1944−1995): A Revivalist, Equipper and Transformer for the Zomi-Chin People of Myanmar // Asian Journal of Pentecostal Studies, 2001, 4/1.
  18. Chin Khua Khai. Pentecostalism in Myanmar: An Overview // Asian Journal of Pentecostal Studies, 2002. P. 51−71.
  19. Christian World News / CBN News. URL: http://mhn.emmanuil.tv/video/331-181115-4.
  20. Church Appeal from Pastor Dam Suan Mung // Full Gospel Assembly Myanmar (2014) URL:http:// myanmarfga.tripod.com/id2.html (accessed 10.12.2014)
  21. Furnivall J.S. Colonial Policy and Practice. New York University Press, 1956. 568 p.
  22. Fisher J. Myanmar’s Rohingya: Truth, lies and Aung San Suu Kyi // BBC News, 27.01.2017.
  23. Krishnadev Calamur. The Misunderstood Roots of Burma's Rohingya Crisis // The Atlantic, 09.2017. URL: https://www.theatlantic.com/international/archive/2017/09/rohingyas-burma/540513/ (acceseed 27.09.2017).
  24. Lintner B. Burma in Revolt: Opium and Insurgency since 1948. Bangkok, 1994. 258 p.
  25. Lintner B. The Truth Behind Myanmar’s Rohingya Insurgency // Asia Times,09.2017. URL: http://www.atimes.com/article/truth-behind-myanmars-rohingya-insurgency/ (accessed 25.09.2017).
  26. Nyi Nyi Kyaw. No place at home for forgotten minority // The Straits Times (Singapore), 25.02.2008
  27. Pope advised not use term Rohingya Myanmar rights groups disagree // The Irrawaddy, 11.2017.
  28. Pope Francis receives Aung San Suu Kyi in the Vatican // Vatican Radio, 28.10.2013. URL: http://www.news.va/en/news (accessed 29.10.2013)
  29. Pope to meet top Buddhist monks in Myanmar, address military // The Reuters,10. 2017.
  30. Towards a Peaceful, Fair and Prosperous Future for the People of Rakhine / Final Report of the Advisory Commission on Rakhine State. August 2017. 63 p.
  31. Zarni Mann. Thousands gather for interfaith rallies // The Irrawaddy, 11.10.2017.
  32. EuroNews,11.2017.

REFERENCES

  1. RV, 17.11.2017, available at: http://ru.radiovaticana.va (accessed 20.11.2017)
  2. Listopadov N.A. Osobennosty vneshnei politiki Myanmy (Birmy). Istoriya i geopolitika (Foreign policy of Myanmar (Burma). History and geopolitics), Moscow, 1998. (In Russ.)
  3. ACN, 10.2017, available at: http://www.blagovest-info.ru/index.php?ss=2&s=3&id=75174 (accessed 2.11.2017).
  4. Golos Islama, 02.2017, available at: https://golosislama.com/news.php?id=31179 (accessed 24.10.2017)
  5. Simoniya A.A. In: Izbiratel’nye sistemy I elektoral’nye protsessy v stranach Indokitaya na sovremennom etape (The electoral system and electoral processes in the countries of Indo-China at the present stage), Moscow, 2016, pp. 113−204 (282 p.)
  6. Simoniya A.A. Asiya i Afrika segodnya, 2014, No. 5, pp. 27−32.
  7. Simoniya A.A. Vostochnaya analitika, 2015, 3: Religiya i obshchestvo na Vostoke.
  8. Simoniya A.A. Yugo-Vostochnaya Asia: aktual’nye problem razvitiya. 2013, No. 21.
  9. Simoniya A.A. Aziya I Afrika segodnya, 2009, No. 11.
  10. Simoniya A.A. In: Khristianstvo v Yuzhnoi i Vostochnoi Azii: istoriya i sovremennost' (Christianity in South and East Asia: History and Modernity), ISAA MGU, Moscow, Klyuch-S, 2016. 352 p.
  11. Athens Zaw, Marion Thibaut, Pope to visit Myanmar as anti-Rohingya hatred seethes. AFP, October 12, 2017, available at: https://www.yahoo.com/news/pope-visit-myanmar-anti-rohingya-hatred-seethes-084322868.html (accessed 30.10.2017)
  12. Aung Kyaw Min, Pope won’t discuss Rakhine during visit: spokesperson, The Myanmar Times,11.2017, available at: https://www.mmtimes.com/news/pope-wont-discuss-rakhine-during-visit-spokesperson.html (accessed 20.11.2017)
  13. The Baptist Standard, 07.2013, available at: https://www.baptiststandard.com (accessed 10.12.2014) .
  14. Burma and the Vatican establish diplomatic ties, Reuters, 4 May, 2017.
  15. Burma Citizenship Law of 1982, Working People’s Daily, 10.1982, Special Supplement.
  16. Cardinal Hits out at “Looting” of Resources, The Myanmar Times, 04.2015.
  17. Chin Khua Khai, Legacy of Hau Lian Kham (1944−1995): A Revivalist, Equipper and Transformer for the Zomi-Chin People of Myanmar, Asian Journal of Pentecostal Studies 4/1, 2001.
  18. Chin Khua Khai, Pentecostalism in Myanmar: An Overview, Asian Journal of Pentecostal Studies, January 2002, pp. 51−71.
  19. Christian World News / CBN News, available at: http://mhn.emmanuil.tv/video/ 331-181115-4.
  20. Church Appeal from Pastor Dam Suan Mung, Full Gospel Assembly Myanmar (2014), available at: http:// myanmarfga.tripod.com/id2.html (accessed 10.12.2014)
  21. Furnivall J.S., Colonial Policy and Practice, New York University Press, 1956, 568 p.
  22. Fisher J. Myanmar’s Rohingya: Truth, lies and Aung San Suu Kyi, BBC News,01.2017.
  23. Krishnadev Calamur, The Misunderstood Roots of Burma's Rohingya Crisis, The Atlantic, 09.2017, available at: https://www.theatlantic.com/international/archive/2017/09/rohingyas-burma/540513/ (acceseed 27.09.2017)
  24. Lintner B. Burma in Revolt: Opium and Insurgency since 1948, Bangkok, 1994, 258 p.
  25. Lintner B. The truth behind Myanmar’s Rohingya insurgency, Asia Times.09.2017, available at: http://www.atimes.com/article/truth-behind-myanmars-rohingya-insurgency/ (accessed 25.09.2017)
  26. Nyi Nyi Kyaw. No place at home for forgotten minority, The Straits Times (Singapore), 25.02.2008
  27. Pope advised not use term Rohingya Myanmar rights groups disagree, The Irrawaddy,11.2017.
  28. Pope Francis receives Aung San Suu Kyi in the Vatican, Vatican Radio, 28.10.2013, available at: http://www.news.va/en/news (accessed 29.10.2013).
  29. Pope to meet top Buddhist monks in Myanmar, address military, The Reuters, 10. 2017.
  30. Towards a Peaceful, Fair and Prosperous Future for the People of Rakhine, Final Report of the Advisory Commission on Rakhine State, August 2017. 63 p.
  31. Zarni Mann. Thousands gather for interfaith rallies, The Irrawaddy, 11.10.2017.
  32. EuroNews,11.2017.

[1] Аун Сан Су Чжи председатель бывшей оппозиционной партии Национальная лига за демократию (НЛД), одержавшей триумфальную победу на всеобщих выборах в ноябре 2015 г. Во время правления в Мьянме военной хунты Аун Сан Су Чжи провела 15 лет под домашним арестом и стала международным символом мирного противостояния деспотизму. С апреля 2016 г. Аун Сан Су Чжи занимает пост государственного советника, соответствующий должности премьер-министра в западных демократиях, и является министром иностранных дел.

[2] Кандидат от НЛД представитель народа чин Генри Ван Тхио, христианского вероисповедания, был избран вторым вице-президентом Республики Союз Мьянма в марте 2016 г.

[3] Карены − единственный из коренных народов Мьянмы, который имеет свой собственный новый год в виде нерабочего дня. Официальными выходными днями в Мьянме являются первые дни нового года только по китайскому и индийскому календарям. Право праздновать свой новый год англичане предоставили каренам специальным указом еще в 1937 г. Все последующие бирманские власти страны сохранили действие этого указа, чтобы не осложнять довольно непростую историю взаимоотношений бирманцев и каренов.

[4] Несмотря на то, что обращение в католицизм шло трудно, в 1979 г. число католиков в Бирме составляло 400 тыс. человек. Для сравнения: в соседнем Таиланде в том же году было 200 тыс. католиков.

[5] В результате третьей англо-бирманской войны Бирма была окончательно завоевана Англией в 1885 г. и присоединена к Британской Индии в качестве ее провинции.

[6] Генерал Аун Сан был убит (в возрасте 32 лет) политическими противниками во время заседания Исполнительного совета вместе с другими шестью министрами временного переходного правительства в июле 1947 г. за полгода до объявления независимости Бирмы. Его дочери Аун Сан Су Чжи было тогда два года.

[7] Доклад подготовлен комиссией под руководством К. Аннана, созданной по поручению Аун Сан Су Чжи в сентябре 2016 г. (См. сноску 5)

[8] XXIV Всемирный конгресс Морского апостольства проходил на Тайване с 1 по 7 октября, при участии посольства Ватикана. Он был посвящён рыбной ловле и рыбакам. Участники встречи, в том числе, обсуждали такие проблемы, как современная работорговля и принудительный труд на рыболовецких судах мигрантов-рыбаков.

Объем издания: 136-167

Календарь ИВ РАН

Март 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Анонсы

25 марта 2019 года
Международная научно-практическая конференция: «Пути достижения межрелигиозного мира: роль богословов, дипломатов и общественных деятелей»
25 марта 2019 г. Москва, ул. Большая Якиманка, д. 24, гостиница «Президент-Отель»
27 марта 2019 года
ПНЮА: воркшоп «Трудный год в жизни Айяппы: боги и люди в круговороте мифологии и судебной казуистики»
27 марта 2019 г. междисциплинарная проект-группа «Под небом Южной Азии» проводит воркшоп «Трудный год в жизни Айяппы: боги и люди в круговороте мифологии и судебной казуистики».
8 апреля 2019 года
Международная конференция «40 лет Исламской революции в Иране»
08 апреля 2019 г. Центр исследований стран Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН (сектор Ирана) проводит международную конференцию «40 лет Исламской революции в Иране».
28 февраля – 2 мая 2019 года
"Арабская графика и хадисы: теория и практика арабо-мусульманского духовного наследия"
Российская Государственная библиотека и Меджлис татарских мурз приглашает всех желающих прослушать курс лекций "Арабская графика и хадисы: теория и практика арабо-мусульманского духовного наследия".
24 – 26 апреля 2019 года
XLIX научная конференция «Общество и государство в Китае»
Приглашаем к участию!
6 – 8 июня 2019 года
III Международная научная конференция «Исторические, культурные, межнациональные, религиозные и политические связи Крыма со Средиземноморским регионом и странами Востока»
6-8 июня 2019 г., г. Севастополь, к 200-летию Института востоковедения РАН, к пятой годовщине воссоединения Крыма с Россией

Новые статьи

Кто препятствует установлению мира в Сирии
В Идлибе идет принудительная мобилизация для восполнения боевого потенциала джихадистов
Как Идлиб стал центром терроризма
Радикалам удалось сформировать "Правительство спасения"
Судьба Косово в руках Белграда
Сербы края просят встречи с президентом РФ во время его предстоящего визита на Балканы

ИВ РАН в СМИ