ИВ РАН

Статьи

Подводно-археологические исследования Института востоковедения РАН и Севастопольского государственного университета на месте кораблекрушения византийского периода XI в. с применением ТНПА [1].

Лебединский Виктор Викторович

ivran.ru '2019, №2

 
[1] Работа выполнена при поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 18-49-920005 «Археологические исследования византийского кораблекрушения X–XI вв. у Балаклавы с использованием телеуправляемых глубоководных подводных аппаратов».

В 2018 году подводно-археологической экспедицией Института востоковедения Российской академии наук и Севастопольского государственного университета при участии Государственного историко-археологического музея-заповедника «Херсонес Таврический» были проведены археологические исследования в акватории населенного пункта Балаклава. 

Исследования проводились на месте кораблекрушения судна XI вв., на глубине 85,6 м, с использованием телеуправляемого необитаемого подводного аппарата (ТНПА) «Марлин-350» Севастопольского государственного университета. Целью работ было уточнение его фотограмметрического плана, подъем фрагментов керамики и образцов древесины для анализа химического состава глины и радиоуглеродного анализа древа. В результате проведенных исследований был уточнён фотограмметрический план объекта, проведен анализ поднятого керамического материала, радиоуглеродный анализ древесины, отработана методика применения ТНПА.

___________________________

Экспедицией Института востоковедения Российской академии наук и Севастопольского государственного университета при участии Государственного историко-археологического музея-заповедника «Херсонес Таврический» в 2018 году были продолжены подводно-археологические исследования в акватории недалеко от населенного пункта Балаклавы г. Севастополя. Исследования проходили на месте обнаруженного ранее экспедицией места кораблекрушения судна X-XI вв. В 2015 в точке с географическими координатами N 44˚ 27′ 14" E 033˚ 33′ 04", расстояние до берега, - гора Кая-Баш 3800м, Западный мыс входа в Балаклавскую бухту 5530м (Рис.1.), на глубине 85,6 метров было обнаружено и обследовано скопление амфор и фрагменты деревянных конструкций, что позволило определить данный объект культурного наследия как место кораблекрушения  [Лебединский, Татарков, Золотарев, Шакуро, Двухшорстнов, Пронина, 2017, с. 16]. Судно относится к средневековому, византийскому периоду и датируется по керамическому материалу XI в.

В ходе исследований проведенных в 2015 году силами водолазов подводного клуба Ростов-Дайв, техническими дайверами из разных городов России (при поддержке РГО), была сделана трассировка и разметка объекта. Произведена детальная фото- видео- съемка места кораблекрушения. В результате из сотен снимков с помощью современного программного обеспечения был составлен общий фотограмметрический план памятника (Рис.2.) и создана его 3D модель (Рис. 4-7.). После проведения подготовительных работ в разных частях судна были заложены два квадрата размером 1х1 м; груз судна, амфоры, были промаркированы, сфотографированы в квадратах [Лебединский, Пронина, 2017, с. 50]. Из квадратов был извлечен верхний слой материала, - всего было поднято на поверхность пять амфор (Рис. 8, 1-5), в одной из них была обнаружена пробка из сосновой коры (Рис. 8, 6). В амфорах, вероятнее всего, перевозилось вино, так как в обнаруженной пробке из сосновой коры имеется отверстие для удаления продуктов брожения. На месте кораблекрушения видны выступающие из грунта части корабельных конструкций, хорошей сохранности. Большая глубина – 85,6 м, илисто-песчаный грунт обеспечило хорошую сохранность объекта, это позволяет надеяться на значительные фрагменты корпуса судна, сохранившиеся под слоем грунта. Эти сохранившиеся фрагменты судна представляют огромный интерес, так как помогут в реконструкции формы и отдельных узлов  средневековых судов. Размер верхнего, видимого горизонта памятника (амфорного пятна) - 27х14м. В 2016 г. был произведен подсчет количества амфор и их крупных фрагментов в верхнем слое памятника, который показал цифру в 250–255 единиц [Лебединский, Пронина, 2017, с. 17].

В 2018 году исследования проводились с использованием телеуправляемого необитаемого подводного аппарата (ТНПА) «Марлин-350» Севастопольского государственного университета (Рис. 9-10.). В задачи исследований входило осмотр состояния памятника обнаруженного и обследованного экспедицией в сезон 2015 года, уточнение фотограмметрического плана места кораблекрушения, уточнение созданной трехмерной модели объекта, проведение подсчета целых амфор и их крупных фрагментов, составлявших груз корабля (на предмет возможных хищений), уточнение графического плана, подъем образцов - фрагментов керамики и древесины, для анализа химического состава глины и радиоуглеродного анализа древесины. Отдельными задачами были: модернизация ТНПА для проведения подводно-археологических исследований, создание и отработка методики применения ТНПА на глубоководных подводно-археологических объектах.

Телеуправляемый необитаемый подводный аппарат (ТНПА) «Марлин-350» с рабочей глубиной до 350 м Севастопольского государственного университета перед началом работ был модернизирован для возможности использования его для обследования подводно-археологических объектов. Так на ТНПА были установлены лазерные целеуказатели, проецирующие на объект несколько хорошо заметных маркеров, расстояние между которыми было заранее известно. Это было сделано для того, чтобы при проведении фото- видео- фиксации объекта в кадре постоянно присутствовал масштаб, который бы передвигался по мере продвижения камеры по объекту. На ТНПА было установлено дополнительное освещение, которое было разнесено на дополнительных шарнирах, это позволяло получать кадры значительно лучшего качества и не засвечивать взвесь перед объективом камеры. Также на ТНПА была установлена дополнительная видеокамера высокого разрешения в специализированном глубоководном боксе.

В процессе работы с ТНПА отрабатывалась методика его использования, которая легла в основу методического пособия: «Методические рекомендации по использованию ТНПА осмотрового класса в ходе подводно-археологических исследований» [Лебединский В.В., Татарков Д.Б., Двухшорстнов В.И., 2019].

Помимо ТНПА в исследованиях было задействовано большое количество дополнительного оборудования для дистанционного обследования объекта, это гидролокационный комплекс отечественного производства «Гидра 4», многолучевой эхолот Reson SeaBat 7125, использовались плавсредства - судно носитель ВМ 154 и БГК 2150 Черноморского флота РФ.

В сезон 2015 года для уточнения вида тары, ее датировки, а также содержимого из заложенных квадратов были подняты на поверхность амфоры первого слоя – пять единиц (Рис. 8. 1–5). Амфоры представлены одним типом. Они имеют грушевидное тулово с небольшим перехватом в нижней части корпуса, округлое дно. Массивные, слегка уплощенные в сечении ручки высоко поднимаются над венчиком, крепятся непосредственно под ним и под углом опускаются на тулово. Венчик оформлен в виде так называемого «отложного воротничка», горло высокое. В верхней и нижней частях тулова – желобчатое рифление. Размеры поднятых сосудов варьируются от 46 до 54 см, диаметры венчиков – от 10,2 до 11,0 см, высота горла – от 10,2 до 17 см соответственно размерам сосудов; максимальный диаметр тулова – в пределах 24 –25 см. Глина – красновато-желтая с лакунами от выгоревших органических частиц, с блесками на поверхности[2]  (Рис. 11.6 –7). На ручке, у нижнего прилепа, одной из амфор (№ 37649/2) сохранилось врезное клеймо в виде круга, внутри неясное буквенное обозначение. В нижней части горла другого сосуда (НВФ 1331/2) также имеется частично сохранившиеся клеймо в виде квадрата (?), внутри которого буквенное обозначение (Рис. 8. 3–4). В 2018 г. с целью уточнения археометрических данных глиняного теста сосудов на поверхность были подняты еще четыре образца (три горла с венчиками и ручками, а также дно), относящиеся к этому же типу сосудов (Рис. 11. 2–7). Один из сосудов сохранил фрагмент железного изделия (возможно, гвоздя), в момент разрушения корабля проткнувшего сосуд и коррозированного впоследствии (рис. 11. 5)[3].

Амфоры относятся к известному типу [Gunsenin, 1989, type IIb; Hayes, 1992, type 60; Антонова и др. тип XXI, Романчук и др. 1995, класс 43; Todorova, 2011, type II, Subtype II; Bakirtzis Type IV]. Ряд исследователей делят данные амфоры на подтипы: на два или на пять. В хронологическом диапазоне исследователи выделяют типы с ярко выраженными высокоподнятыми над остеоидным венчиком ручками, грушевидным с перехватом корпусом и датируют их первой половиной – серединой XI в. [Günsenin, 1989, p 269–271; Hayes, 1992, p. 75, fig.26–4; Антонова, Даниленко, Ивашута, Кадеев, Романчук, 1971, с. 93, рис. 22; Якобсон, 1979, с. 109, рис. 68.1–4; Романчук, Сазанов, Седикова, 1995, с. 68–70, табл. 34; Todorova, 2011, p. 134–135, fig. 4].

Распространение амфор данного типа простирается практически на весь бассейн Черного моря вплоть до Румынии, Синопа и Дона, они встречаются также на Средиземноморским памятниках [Barnea, 1967, p. 229–276, fig.161; Чангова, 1959, с. 255-256; Günsenin, 1990, pl. XXXIII–XXXVI, type IIb; Hayes, 1992, p.75, fig.26–4; Чхаидзе, 2008, с. 158–161]. Близкие экземпляры амфор найдены в Фессалониках, Афинской агоре, Константинополе [Vroom, 2005, p. 97]. В Херсонесе амфоры с венчиком в виде «отложного воротничка» широко известны и датируются исследователями в пределах второй половины X–XI вв. [Антонова, Даниленко, Ивашута, Кадеев, Романчук, 1971, с. 93; Якобсон, 1979, с. 109–111; Романчук, Сазанов, Седикова, 1995, с. 68–70; Нессель, 2006, с.97–98]. Аналогичные амфоры были обнаружены в комплексе середины XI – начала XII в. усадьбы 2 Портового квартала 1 (рис. 11. 1) [Яшаева, Денисова, Гинькут, Залесская, 2011, с. 612, № 380]. На крымских памятниках датировка сосудов укладывается в эти же хронологические рамки [Майко, 2014, с. 87–90]. Наиболее близкими по форме являются сосуды из раскопок средневековой Сугдеи и кораблекрушений у м. Меганом в бухте Новый Свет [Майко, 2014, рис. 94; Зеленко, 2001, с. 84]. В кораблекрушении византийского корабля у м. Стоба (Хорватия) найден фрагмент одного сосуда. По мнению исследователей, находки данных амфор редки в регионе Адриатики [Miholjek, Zmaic, Ferri, 2017, p. 237]. Большинство исследователей относят эти амфоры именно ко второй половине X–XI вв. [Майко, 2014, с. 87–90]. В комплексах Болгарии и Добружди амфоры Gunsenin type II встречаются в 30–40-е гг. (первой половине) XI в. [Манолова-Войкова, 2015, с. 377–388; Paraschiv-Talmatchi , 2016, с. 134]. Вероятнее всего, дата наших сосудов этого же времени.

Относительно производства сосудов единого мнения нет. Их локализуют в Эгейском регионе [Vroom, 2005, p. 97], в окрестностях Никеи [Коваль, 2012, с. 47–48], на южном побережье Черного моря, в Трапезунде[4] [Волков,1993, с. 143–157; Зеленко, 2001, с. 84; Чхаидзе, 2012, с. 162], предполагая даже изготовление на месте (на Таманском полуострове) «подражательного типа воротничковым амфорам» [Чхаидзе, 2008, с. 160]. Ряд исследователей (Й.С. Ваксман, С. Скарцис, Н.  Контогияннис, Е. Тодорова, П. Ваксеванис и др.) выделяют в качестве одного из нескольких центров производства Халкис (Эвбея)[5] [Waksman, Kontogiannis, Skartsis, Vaxevanis, Koutsouflakis, Pecci, Garnier, Kondyli, von Wartburg, 2018, p. 57].

Наличие клейма на амфорах данного типа – явление редкое, чаще всего известны граффити и дипинто на данных сосудах [Булгаков, 2001, с. 153–164]. По публикациям известно кольцеобразное клеймо [Зеленко, 1999, с. 224, рис. 1.1–2], как на сосуде № 37649/2. На сосуде № НВФ 1331/2 клеймо оформлено в виде квадрата с буквенными обозначениями (рис. 8. 3–4).

Грушевидные амфоры с венчиком в виде отложного воротничка относятся к одному стандарту – высотой от 45 до 54 см, в диаметре тулова 23–27 см, что приблизительно будет составлять 10–11 л в объеме. Определение объема подобной амфоры из раскопок Херсонеса были проведены ранее, и вместимость сосуда, согласно вычислениям по формуле, составила 9,03 л., а экспериментальным путем – 10,0 л. [Барабанова, Платонов, 1982, с. 132–133, рис. 14]. Объем наших амфор ориентировочно соразмерен выше указанным цифрам, что соответствует приблизительно 10,250 л – морскому метру, стандарту предписанному Книгой эпарха для продаж вина[6].

В пользу транспортировки вина в данной партии амфор говорит нам находка в одной из амфор сосновой пробки с небольшим сквозным отверстием в центре (рис. 8. 6). Подобные факты находок пробки вместе с амфорой данного типа и других средневековых амфор известны из кораблекрушений в районе Судакского побережья (Крым) [Зеленко, 2008, с. 46–47, 121]. В кораблекрушении у м. Стоба (Хорватия) часть амфор также были закрыты деревянными пробками. Исследователи отметили особенность оформления венчика – в виде слегка воронковидной формы, специально для закупоривания амфоры пробкой [Miholjek, Zmaic, Ferri, 2017,  p. 231–232]. Аналогичное сочетание воронковидного горла и закупорки пробкой мы наблюдаем и на амфорах из кораблекрушения у Балаклавы.

Скорее всего, наше судно было торговым, шедшим от берегов Малой Азии, вероятно, из района Константинополя, далее вдоль побережья по направлению к Синопу. Учитывая, что главные течения в Черном море идут против часовой стрелки, образуя два основных кольца, одно из которых между Константинополем и Синопом делает поворот в сторону южной точки Крыма и далее на запад [Агбунов, 2016, p. 174, fig.6; Зеленко , 2008, с 17], можно предположить, что наше судно следовало к м. Сарыч и далее – к Херсону, где, не доходя до города, в районе побережья бухты Симболон Лимен (Балаклавская бухта), потерпело крушение.

Вино являлось одним из основных грузов византийских кораблей в X–XI вв., активно распространялось по всей территории Византийской империи [Αναγνωστάκης, 2008, Σ. 67–75; Gunsenin, 2009, p. 145—153]. Этот продукт – один из важнейших составляющих элементов симпозиумов и праздничной жизни ромеев в средне- и поздневизантийский периоды [Anagnostakis., Papamastorakis, 2005, p. 147, 154–155]. Транспортировка такого количества популярного продукта допускалась на торговых судах Византии этого периода и не являлась значительной. Например, груз одного из кораблей этого времени включал 103 амфоры типа Gunsenin I, а на некоторых судах он достигал до 2000 сосудов. По мнению Иониты Врум, тоннаж груза среднего (небольшого) византийского судна мог составить около трех тонн [Αναγνωστάκης, 2008, Σ. 17–19, eικ. 11; Vroom, 2016, p. 162, 169, 170], что в эквиваленте количества амфор типа Gunsenin II могло равняться около 250–300 сосудам, и является небольшой партией. Приблизительно такое количество сосудов было обнаружено в верхнем слое на месте Балаклавского кораблекрушения, вероятно общее число амфор на корабле составляло 450-500 шт., так как под слоем ила присутствует как минимум еще один слой амфор. С большой долей вероятности этот торговый корабль в качестве груза перевозил вино с побережья Малой Азии или Греции. Находка такого объекта в акватории Крымского побережья свидетельствует в пользу вовлеченности региона в торговые операции Византии и роли черноморских морских путей в структуре торговли империи в XI столетии.

В процессе работ с кораблекрушения были подняты фрагменты древесины для уточнения датировки методом радиоуглеродного (С14) датирования. Всего было поднято три образца, но результаты удалось получить только с двух. Они показали данные: 970±25 BP и 976±35 BP[7], что практически полностью совпадает с данными датировки по керамическому материалу (т.е. приблизительно 1040-е годы). Определение сорта древесины показало, что эти фрагменты определяются как Дуб (Quercus sp.)[8]. Кроме того, исследования показали, что у образцов древесины ширина годичного прироста древесины была узкая, это не характерно для деревьев, произрастающих в нормальной экологической ситуации. Такой рисунок древесины типичен для деревьев, произрастающих в стрессовых условиях (с лимитирующими факторами). Осмотр древесины показал, что оно обуглено вследствие горения, это дает возможность сделать предположение, что причиной гибели судна был пожар.

Об уникальности этой находки говорит и тот факт, что на сегодняшний день в Северном Причерноморье обнаружено еще только два древних судна подобной сохранности, но на больших глубинах, что затрудняет их исследование [Вахонеев, Лебединский, 2016, с. 72–84]. Дальнейшее изучение данного памятника позволят нам расширить представления как о самом корабле, так и том грузе, который он перевозил.

В результате проведенных исследований в 2018 году все поставленные перед исследованиями задачи были выполнены: был уточнён фотограмметрический и 3D план объекта, составлен графический план (Рис. 3.), проведен анализ поднятого керамического материала, радиоуглеродный анализ древесины, модернизирован ТНПА и отработана методика применения ТНПА на глубоководных подводно-археологических объектах.

При обследовании объекта в сезоны 2018 г. на памятнике видны следы вмешательства и хищения целых сосудов. Место кораблекрушения нуждается в государственной охране. В настоящий момент ведется работа по постановке этого уникального объекта на государственный учет. На ближайшие годы планируется продолжение исследований этого объекта.

Рис. 1.<br />Место находки кораблекрушения. Карта. (Автор Пронина Ю.А.). Рис. 1.
Рис. 1.
Место находки кораблекрушения. Карта. (Автор Пронина Ю.А.).
Рис. 4.<br />3D модель места кораблекрушения X-XI вв у Балаклавы. (Автор Башенкова А.А.). Рис. 4.
Рис. 4.
3D модель места кораблекрушения X-XI вв у Балаклавы. (Автор Башенкова А.А.).
Рис 2.<br />Общий фотограмметрический план византийского судна X-XI вв. у Балаклавы большой (Автор Башенкова А.А.). Рис 2.
Рис 2.
Общий фотограмметрический план византийского судна X-XI вв. у Балаклавы большой (Автор Башенкова А.А.).
Рис. 3.<br />План кораблекрушения с поквадратным расположением амфор и деталей корабля (исследования 2018 г.). (Авторы Башенкова А.А., Козлова В.А.). Рис. 3.
Рис. 3.
План кораблекрушения с поквадратным расположением амфор и деталей корабля (исследования 2018 г.). (Авторы Башенкова А.А., Козлова В.А.).
Рис. 5.<br />3D модель места кораблекрушения X-XI вв у Балаклавы (Автор Башенкова А.А.). Рис. 5.
Рис. 5.
3D модель места кораблекрушения X-XI вв у Балаклавы (Автор Башенкова А.А.).
Рис. 7.<br />3Д модель места кораблекрушения X-XI вв у Балаклавы (Автор Башенкова А.А.). Рис. 7.
Рис. 7.
3Д модель места кораблекрушения X-XI вв у Балаклавы (Автор Башенкова А.А.).
Рис. 6.<br />3D модель места кораблекрушения X-XI вв у Балаклавы (Автор Башенкова А.А.). Рис. 6.
Рис. 6.
3D модель места кораблекрушения X-XI вв у Балаклавы (Автор Башенкова А.А.).
Рис. 9.<br />ТНПА с дополнительным навесным оборудованием при спуске в воду (Автор Дутов А.). Рис. 9.
Рис. 9.
ТНПА с дополнительным навесным оборудованием при спуске в воду (Автор Дутов А.).
Рис. 9а.<br />ТНПА с дополнительным навесным оборудованием спускают с судна носителя (Автор Дутов А.). Рис. 9а.
Рис. 9а.
ТНПА с дополнительным навесным оборудованием спускают с судна носителя (Автор Дутов А.).
Рис. 10.<br />ТНПА с дополнительным навесным оборудованием спущен с борта судна-носителя (Автор Дутов А.). Рис. 10.
Рис. 10.
ТНПА с дополнительным навесным оборудованием спущен с борта судна-носителя (Автор Дутов А.).
Рис. 8.<br />Груз корабля: 1–5 –Амфоры типа Gunsenin II; 6 – Пробка от амфоры. Сосна (исследования 2015 г.) (Авторы Башенкова А.А., Лебединский В.В.). Рис. 8.
Рис. 8.
Груз корабля: 1–5 –Амфоры типа Gunsenin II; 6 – Пробка от амфоры. Сосна (исследования 2015 г.) (Авторы Башенкова А.А., Лебединский В.В.).
Рис. 11.<br />Амфоры: 1 – Амфора типа Gunsenin II с граффити из раскопок Херсонеса; 2–5 – Амфоры типа Gunsenin II (исследования 2018 г.); 6–7 – Образец глиняного теста амфор (исследования 2018 г.) (Авторы Чмыхов Д., Зыкова К.В.). Рис. 11.
Рис. 11.
Амфоры: 1 – Амфора типа Gunsenin II с граффити из раскопок Херсонеса; 2–5 – Амфоры типа Gunsenin II (исследования 2018 г.); 6–7 – Образец глиняного теста амфор (исследования 2018 г.) (Авторы Чмыхов Д., Зыкова К.В.).

Список литературы:

Агбунов М.В. Античная лоция Черного моря. М, 1987 [Abgunov M.V. Antichnaja lotsija Chernogo morja. Moscow, 1987].

Антонова И.А., Даниленко А.И., Ивашута Л.П., Кадеев В.И., Романчук А.И. Средневековые амфоры Херсонеса // АДСВ. Свердловск. 1971. 7. C. 81-101 [Antonova I.A., Danilenko A.I., Ivashuta L.P., Kadeev V.I., Romanchuk A.I. Srednevekovye amphory Chersonesa // ADSV. Sverdlovsk. 1971. 7. Pp. 81-101].

Барабанова О.О., Платонов С.Б. К методике изучения объемов средневековых амфор // АДСВ: Византия и ее провинции. Свердловск. 1982. 19.  С. 127-133 [Barabanova O.O., Platonov S.B. K metodike izuchenya ob’emov srednevekovyh amphor // ADCS: Vysantija i ee povintsii. Sverdlovsk. 1982. 19. Pp. 127-133].

Вахонеев В.В. Лебединский В.В. Глубоководные средневековые кораблекрушения в акватории Крыма // Восток. 2016. 5. С. 72-84 [Vakhoneev V.V., Lebedinskii V.V. Glubokov odnye srednevekovye korablekrushenija v akvatorii Kryma // Vostok. 2016. 5. P. 72-84].

Волков И.В. О происхождении и эволюции некоторых типов средневековых амфор // Донские древности. Азов. 1993. 1. С. 143-157 [Volkov I.V. O proishozhdenii I evolutsii nekotoryh typov srednevekovyh amphor // Donskyje drevnosti. Azov. 1993. 1. Pp. 143-157].

Зеленко С.М. Итоги исследований подводно-археологической экспедиции Киевского университета имени Тараса Шевченко на Черном море в 1997-99 гг. // Vita Antiqua. Киев. 1999. 2. С. 223-234 [Zelenko S.M. Itogi issledovanii podvodno-archeologicheskoi expeditsii Kievskogo universiteta imeni Tarasa Shevchenko na Chernom more v 1997-99 gg. // Vita Antiqua. Kiev. 1999. 2. Pp. 223-234].

Зеленко С.М. Кораблекрушения IX-XI вв. в Судакской бухте// Морська торгiвля в Пiвнiчному Причорномор’ї. Київ. 2001. С. 82-92 [Zelenko S.M. Korablekrusheniya IX-XI vv. V Sudakskoi buhte // Morskaya torgovlya v Severnom prichernimorje. Kiev. 2001. P. 82-92].

Зеленко С.М. Подводная археология Крыма. Киев. 2008 [Zelenko S.M. Podvodnaja archeologija Kryma. Kiev. 2008].

Коваль В.Ю. Византийские амфоры (магарики) в Южной Руси // 1000 років візантійської торгівлі (V-XVстоліття). Бібліотека VITA ANTIQUA. Збірка наукових праць. Киiв. 2012. С. 43-55 [Koval V.U. Vizantiiskije amphry (magariki) v Uzhnoi Rusy // 1000 let vizantiiskoi torgovli (V-XV stoletija). Biblioteka VITA ANTIQUA. Sbornik nauchnih statei. Kiev. 2012. P. 43-55 ].

Лебединский В.В., Татарков Д.Б., Золотарев О.А., Шакуро С.В., Двухшорстнов В.И., Пронина Ю.А. Подводные археологические исследования в акватории Черного моря от с. Оленевка до пгт Черноморское (мыс Тарханкут — мыс Черный), г. Севастополь, в 2016 году. Севастополь. 2017 [Lebedinskii V.V., Tatarkov D.B., Zolotarev O.A., Shakuro S.V., Dvuhsherstnov V.I., Pronina Y.A. Podvodnie archeologicheskie issledovanija v akvatorii Chernogo moray ot s. Olenevka do pgt. Chernomorskoe (mys Tarhankut – mys Chernyi), g. Sebastopol, v 2016 godu. Sebastopol. 2017].

Лебединский В.В., Пронина Ю.А. Византийское кораблекрушение X-XI вв. у Балаклавы как элемент морской торговли Крыма с Малой Азией // Материалы Международной научной конференции «Исторические, культурные, межнациональные и религиозные связи Крыма с Сирией и государствами Ближнего Востока». Москва. 2017. С. 49-50.

Лебединский В.В., Татарков Д.Б., Двухшорстнов В.И. Методические рекомендации по использованию телеуправляемых необитаемых подводных аппаратов осмотрового класса в ходе подводно-археологических исследований. Севастополь. 2019 [Lebedinskii V.V., Tatarkov D.B., Dvuhsherstnov V.I. Metodocheskie rekomendatsii po ispolzovaniju TNPA osmotrovogo klassa v hode podvodno-archeologicheskih issledovanii. Sebastopol. 2019].

Майко В.В. Восточный Крым во второй половине X-XII вв. Киев, 2014 []Lebedinskii V.V., Pronina Y.A. Vyzantiiskoe korablekrushenie X-XI vv. u Balaklavy kakelement morskoi torgovly Kryma s Maloi Asiei // Materialy Mezhdunarodnoi nauchnoi konferentsii “Istoricheskie, kulturnije, mezhnatsionalnye I religioznye svyazi Kryma s Siriei I gosudarstvami Blizhnego Vostoka”. Moscow. 2017. Pp. 49-50

Манолова-Войкова М. Амфори от обект «Владетелдьската церква» във Велики Преслав // Плиска-Преслав. София. 2015. T. II. С. 377-388.

Яшаева Т., Денисова Е, Гинькут Н, Залеская В., Журавлев Д. Наследие византийского Херсона. Севастополь – Остин. 2011 [Jshaeva T., Denisova E., Ginkut N.,  Zalesskaya V., Zhuravlev D. Nasledie vizantiiskogo Chersona. Sebastopol-Ostin. 2011].

Нессель В.А. Керамический комплекс // Херсонесский сборник. Supplement I. Топография Херсонеса Таврического. Водосборная цистерна жилого дома в квартале VII (IX-XI вв.). Севастополь. 2006. С. 97-98 [Nessel V.A. Keramicheskii complex // Chersonesskii sbornik. Supplement I. Topographia Chersonesa Tavricheskogo. Vodosbornaja tsisterna zhilogo doma v kvartale VII (IX-XI vv.). Sebastopol. 2006. Pp. 97-98].

Романчук А.И, Сазанов А.В, Седикова Л.В. Амфоры из комплексов византийского Херсона. Екатеринбург. 1995 [Romanchuk A.I., Sazanov A.V., Sedikova L.V. Amphry iz komplexov vyzantiiskogo Chersona. Ekaterinbugr. 1995].

Паршина Е.А. Торжище в Партенитах // Византийская Таврика. Киев. 1991. С. 64-100 [Parshina E/A/ Torzhische v Partenitah // Vizantiiskaya Tavrika. Kiev. 1991. Pp. 64-100].

Чангова Й.  Среднвековни амфоры в България // ИБАИ. 1959. XXII. С. 243-261 [Changova I. Srednevekovye amphory v Bolgarii // IBAI. 1959. XXII. Pp. 243-261].

Чхаидзе В.Н. Таматарха. Раннесредневековый город на таманском полуострове. М. 2008 [Chhaidzhe V.N. Tamatarha. Rannesrednevekovy gorod na tamanskom poluostrove. Moscow. 2008].

Чхаидзе В.Н. Фанагория в VI-X веках. М. 2012 [Chhaidze V.N. Phanagoria v VI-X vekah. Moscow. 2008].

Якобсон А.Л. Керамика и керамическое производство средневековой Таврики. Л. 1979 [Jakobson A.L. Keramika i keramicheskoe proizvodstvo srednevekovoi Tavriki. Leningrad. 1979].

Anagnostakis I., Papamastorakis T. “…and Radishes for Appetizers”. On Banquets, Radishes, and Wine // Food and Cooking in Byzantium. Proceedings of the Symposium “On Food in Byzantium”. Athens. 2005. P. 147 -174.

Bakirttzis Ch. Byzantine Amphorae // BCH Supplement 18. Paris. 1989. Р.73-77

Barnea I.  Ceramice de import // Dinogetia Asezarea feodala timpurie de la Bisericuta-Garvan Bucurecti. 1967. Р.229-276.

Demangel R., Mamboury E.  Le Quartier des Manganes et la premiere region de Constantinople. Paris. 1939.

Günsenin N . Recherches sur les amphores byzantine dans les muees Turcs. // BCH Supplement 18 Paris. 1989. Р. 269-271.

Günsenin N.  Les amphores byzantines (Xe-XIIIe siecles) typologie, production, circulation, d’aprиs les collections Turques. Vol. II. Paris. 1990.

Gunsenin N. Ganos wine and circulation in the 11th century // Byzantine Trade, 4th-12th centuries. Ashgate, Great Britain. 2009. P. 145—153.

Hayes J. W. Excavations at Saraçhane in Istanbul. T. II: The Pottery. Oxford, 1992.

Munsell. Soil Color Charts. New York, 1994.

Miholjek I., Zmaic V., Ferri M. The Byzantine Shipwreck of Cape Stoba (Mljet, Croatia) // Adriatico altomedievale (VI – XI secolo). Scambi, porti, produzioni. Sauro Gelichi, Claudio Negrelli (a cura di). Stadi e Reserche 4, Venezia Edizioni Ca’ Foscari - Digital Publishing 2017.

Paraschiv-Talmatchi С. Researches of Byzantine Amphorae Discovered in Southern Dobrudja (10th -14th century). // Русский сборник. Брянск. 2016. Т. 1. Вып. 8. С. 130-141.

Todorova E. The Medieval Amphorae (Ninth to Fourteenth Centuries AD) from Excavation at Silistra in 2007 (Preliminary Report)// Production and Trade of Amphorae in the Black Sea. Sofia. 2011. P 131-140.

Vroom J. Byzantine to Modern Pottery in the Aegean. 7-th to 20-th century. An introduction and field guide. Parnassus Press. Bijleveld. 2005.

Vroom J. Byzantine Sea trade in Ceramics: some Case Studies in the Eastern Mediterranean (ca Seventh- Fourteenth Centuries) // Trade in Byzantium: Papers from the third international Sevgi Conul Byzantine Studies Symposium/ Ed. P. Magdalino, N. Necipoglu. Istanbul. 2016. P. 157-177.

Waksman Y., Kontogiannis N. D., Skartsis S.S., Vaxevanis G., Koutsouflakis G., Pecci A., Garnier N., Kondyli F., von Wartburg M.-L. The contribution of archaeometry to the study of medieval and post-medieval pottery production in the Thebes and Chalkis// 12-th Congress On Medieval and Modern Period Mediterranean Ceramics. Athens, October 21-27 2018. Abstracts. Athens, 2018. P. 57.

Αναγνωστάκης Η. Το παράδειγμα της Βιθυνίας. Αθηνα, 2008.

Электронные ресурсы

Булгаков В.В. Византийские амфоры IX-XIV вв.: основные типы// Восточноевропейский археологический журнал, 4(5) 2000: http://archaeology.kiev.ua/journal/040700/bulgakov.htm (дата обращения: 19.09.2018)

Waksman Y., Skartsis S., Kontogiannis N. D., Todorova E.P., Vaxevanis G. Investigating the origins of two main types of Middle and Late Byzantine amphorae// Journal of Archaeological Science: Reports (2016): http://dx.doi.org/10.1016/j.jasrep.2016.12.008 (дата обращения: 19.09.2018)

Виктор Викторович ЛЕБЕДИНСКИЙ, кандидат исторических наук,

старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, Москва.

Victor V. LEBEDINSKI, PhD (History), Senior Research Fellow, Institute of Oriental Studies RAS, Moscow; v_lebedinski@mail.ru

Наталия Виталиевна Гинькут, ученый секретарь,

Государственный историко-археологический музей-заповедник

«Херсонес Таврический», г. Севастополь.

Natalia V. Ginkut, academic secretary, State Historical and Archaeological Museum Preserve of Tauric Chersonese, Sevastopol; academsecretary@gmail.com

Дмитрий Борисович Татарков, кандидат исторических наук, директор Центра морских исследований и технологий, Севастопольский государственный университет, г. Севастополь.

Dmitry B. Tatarkov, PhD, Director of the Center for Marine Research and Technology Sebastopol State University, Sebastopol; ditar25@mail.ru

Виктор Игоревич Двухшерстнов, ведущий специалист,

 Центр морских исследований и технологий, Севастопольский государственный университет, г. Севастополь.

Victor I. Dvuhsherstnov, leading specialist, Center for Marine Research and Technology, Sebastopol State University, Sebastopol; victor19741978@gmail.com

Юлия Александровна ПРОНИНА, младший научный сотрудник

Института востоковедения РАН, Москва;

Julia A. PRONINA, Junior Research Fellow, Institute of Oriental Studies RAS, Moscow; julia_pronina@mail.ru

[1] Работа выполнена при поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 18-49-920005

«Археологические исследования византийского кораблекрушения X–XI вв. у Балаклавы

с использованием телеуправляемых глубоководных подводных аппаратов».

[2] См.: Munsell. Soil Color Charts. New York, 1994. 7.5YR 7/7 –8, 6/6, 6/8; 5YR 7/8, 7/6.

[3] Выражаем глубокую признательность за помощь в технической подготовке статьи: Чмыхову Д. (выполнены рисунки находок 2018 г.), Зыковой К.В. за фотообработку амфорного материала, а также сотрудникам научно-фондового и научно-реставрационного отделов Государственного историко-археологического музея-заповедника «Херсонес Таврический»; архитектору Башенковой А.А. (выполнены планы и рисунки находок 2015г. и 2018г.).

[4] Булгаков В.В. Византийские амфоры IX–XIV вв.: основные типы // Восточноевропейский археологический журнал. 2000. Т. 4(5). URL: http://archaeology.kiev.ua/journal/040700/bulgakov.htm (дата обращения: 19.09.2018)

[5] Waksman Y., Skartsis S., Kontogiannis N. D., Todorova E.P., Vaxevanis G. Investigating the origins of two main types of Middle and Late Byzantine amphorae// Journal of Archaeological Science: Reports. 2016. P. 1111–1121.: http://dx.doi.org/10.1016/j.jasrep.2016.12.008 (дата обращения: 19.09.2018)

[6] Булгаков В.В. Византийские амфоры IX–XIV вв.: основные типы // Восточноевропейский археологический журнал. 2000. Т. 4(5). URL: http://archaeology.kiev.ua/journal/040700/bulgakov.htm (дата обращения: 19.09.2018)

[7] Исследования проведены в лаборатории радиоуглеродного анализа Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена, Санкт-Петербург.

[8] Исследования проведены в лаборатории палеоархивов природной среды Института географии РАН.

Календарь ИВ РАН

Декабрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5

Анонсы

9 декабря 2019 года
Международная научная конференция «Роль женщины в еврейском мире»
9 декабря 2019 г. в 10.00 в Москве в Институте востоковедения РАН (ул. Рождественка 12, м. Кузнецкий мост) состоится Международная научная конференция «Роль женщины в еврейском мире: от пророчицы Деборы до Ады Йонат». Мероприятие проводится в партнерстве с Посольством государства Израиль в Москве, Российским еврейским конгрессом, Женской лигой РЕК и Еврейским агентством для Израиля (Сохнут).
9 – 11 декабря 2019 года
LIX Рериховские чтения
9 – 11 декабря 2019 г. в ИВ РАН пройдет ежегодная международная конференция «Рериховские чтения 2019. Текст и смыслопорождение в культуре: Древняя и средневековая Индия и Центральная Азия».
11 декабря 2019 года
"Азия и Африка на перекрестке традиций, модернизации и глобализации"
11 декабря 2019 г. в 10.00 в Москве в Институте востоковедения РАН (ул. Рождественка 12, м. Кузнецкий мост) состоится очередная Московская Научная конференция "Азия и Африка на перекрестке традиций, модернизации и глобализации". Конференцию будет проводить Центр исследований общих проблем современного Востока ИВ РАН.
11 декабря 2019 года
«Исламская радикализация: новый взгляд на проблему»
Дорогие коллеги! Приглашаем вас принять участие в очередном методологическом семинаре Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения, который состоится 11 декабря 2019 г. в 11:00 по адресу: Москва, ул. Рождественка, 12, Институт востоковедения РАН, Библиотека Е.М. Примакова.
12 декабря 2019 года
XII ежегодная конференция Ассоциации японоведов в ИВ РАН
12 декабря 2019 г. (четверг) в Институте востоковедения РАН будет проведена XII ежегодная конференция Ассоциации японоведов при поддержке и участии Центра японских исследований ИВ РАН. В этом году она пройдет как юбилейное мероприятие, посвященное 25-летию Ассоциации японоведов.
17 февраля 2020 года
Конференция «Страны Азии в XXI веке: неравномерность экономического роста и неравенство социально-экономического развития»
Отдел экономических исследований Института востоковедения РАН организует конференцию «Страны Востока в XXI веке: неравномерность экономического роста и неравенство социально-экономического развития», посвященную памяти экономиста-востоковеда Виктора Георгиевича Растянникова

Новые статьи

Планы Вашингтона в отношении Тегерана буксуют
Иранцам живется трудно, но сдаваться они не намерены
Афганистан в ожидании президента
Результаты голосования вряд ли изменят ситуацию в стране
Сирийскую государственность спасли
Четыре года назад РФ пришла на помощь Дамаску

ИВ РАН в СМИ