ИВ РАН

Статьи

Турецкий контингент в Коммунистическом университете трудящихся Востока. Часть I

Сибгатуллина Альфина Тагировна

Вестник ИВ РАН '2020, №3, с.113-125

DOI: 10.31696/2618-7302-2020-3-113-125

 
Коммунистический университет трудящихся Востока (КУТВ) был открыт в начале 1921 г. в Москве с целью подготовки национальных кадров для работы в партийных и государственных органах на советском и зарубежном Востоке. Печатным органом КУТВ стал научно-исследовательский журнал «Революционный Восток», где издавались востоковедческие статьи ведущих ученых страны. Формально подчиняясь РКП(б), фактически всю свою многогранную работу КУТВ проводил под руководством Коминтерна. По этой причине документы Коминтерна имеют большое значение в изучении истории КУТВ. В связи с предстоящим 100-летним юбилеем университета статья преследует цель изучить состав турецких студентов, обучавшихся в нем в период 1921–1938 гг. Автор привлекает мемуары и аналитические работы, нашедшие отражение в литературе турецкого левого движения. Выпускники КУТВ сохранили воспоминания о днях, проведенных в Москве, об условиях проживания, организации занятий, отдыха и стажировки. В статье делается попытка восстановить имена и отдельные эпизоды деятельности турецких студентов. Наряду с поэтом Назымом Хикметом, многие крупные лидеры левого движения и Коммунистической партии Турции (КПТ) также были выпускниками и преподавателями этого комвуза. Однако идейные разногласия внутри самой КПТ и тяжелые последствия политических гонений со стороны турецкого правительства не дали развитию коммунистического движения в стране. После возвращения на родину часть кутвовцев была арестована и на длительные годы лишена свободы, другая часть отошла от социалистических идей, а некоторые и вовсе перешли в стан кемалистов.

DOI: 10.31696/2618-7302-2020-3-113-125

ТУРЕЦКИЙ КОНТИНГЕНТ В КОММУНИСТИЧЕСКОМ УНИВЕРСИТЕТЕ ТРУДЯЩИХСЯ ВОСТОКА. ЧАСТЬ I

© 2020 А. Т. Сибгатуллина[1]

Коммунистический университет трудящихся Востока (КУТВ) был открыт в начале 1921 г. в Москве с целью подготовки национальных кадров для работы в партийных и государственных органах на советском и зарубежном Востоке. Печатным органом КУТВ стал научно-исследовательский журнал «Революционный Восток», где издавались востоковедческие статьи ведущих ученых страны. Формально подчиняясь РКП(б), фактически всю свою многогранную работу КУТВ проводил под руководством Коминтерна. По этой причине документы Коминтерна имеют большое значение в изучении истории КУТВ. В связи с предстоящим 100-летним юбилеем университета статья преследует цель изучить состав турецких студентов, обучавшихся в нем в период 1921–1938 гг. Автор привлекает мемуары и аналитические работы, нашедшие отражение в литературе турецкого левого движения. Выпускники КУТВ сохранили воспоминания о днях, проведенных в Москве, об условиях проживания, организации занятий, отдыха и стажировки. В статье делается попытка восстановить имена и отдельные эпизоды деятельности турецких студентов. Наряду с поэтом Назымом Хикметом, многие крупные лидеры левого движения и Коммунистической партии Турции (КПТ) также были выпускниками и преподавателями этого комвуза. Однако идейные разногласия внутри самой КПТ и тяжелые последствия политических гонений со стороны турецкого правительства не дали развитию коммунистического движения в стране. После возвращения на родину часть кутвовцев была арестована и на длительные годы лишена свободы, другая часть отошла от социалистических идей, а некоторые и вовсе перешли в стан кемалистов.

Ключевые слова: Коммунистический Интернационал, КУТВ, турецкая секция, Коммунистическая партия Турции, Назым Хикмет.

Для цитирования: Сибгатуллина А. Т. Турецкий контингент в Коммунистическом университете трудящихся Востока. Часть I. Вестник Института востоковедения РАН. 2020. № 3. С. 113–125. DOI: 10.31696/2618-7302-2020-3-113-125

TURKISH CONTINGENT AT THE COMMUNIST UNIVERSITY

OF WORKERS OF THE EAST. PART I

Alfina T. Sibgatullina

The Communist University of Workers of the East (Kommunisticheskii Universitet Trudiashchikhsia Vostoka, KUTV) was opened in early 1921 in Moscow with the aim of training national cadres for work in party and government bodies in the Soviet and foreign East. The press organ of the KUTV was

the academic research journal “The Revolutionary East”, publishing articles on Oriental Studies by the country’s leading scientists. Formally reporting to the Russian Communist Party of Bolsheviks, KUTV in fact carried out all of its multifaceted work under the leadership of Comintern. For this reason, the documents of Comintern are of great importance for the study of KUTV history. With an eye on the upcoming 100th anniversary of the university, this article aims to study the contingent of Turkish students who studied there in 1921–1938. The author analyses memoirs and analytical works that impacted the Turkish leftist movement. Graduates of KUTV retained their memories of the days spent in Moscow, their living conditions, organization of classes, recreation and internships. The article attempts to reconstruct the names and individual episodes of the activities of Turkish students. Along with the poet Nazim Hikmet, many major leaders of the leftist movement and of the Turkish Communist Party (TCP) were also alumni and teachers of Communist university. However, ideological differences within the TCP itself and the severe consequences of political persecution by the Turkish government crushed the development of the communist movement in the country. After returning to their homeland, part of the KUTVovites were arrested and imprisoned for a long period, another part abandoned socialist ideas, and some even joined the Kemalist camp.

Keywords: Communist International, KUTV, Turkish section, Communist Party of Turkey, Nazim Hikmet.

For citation: Sibgatullina A. T. Turkish Contingent at the Communist University of Workers of the East. Part I. Vestnik Instituta vostokovedenija RAN. 2020. 3. Pp. 113–125. DOI: 10.31696/2618-7302-2020-3-113-125

Приближается 100-летний юбилей Коммунистического университета трудящихся Востока (КУТВ), прозванного в свое время «кузницей / мастерской», где «перерабатывались и выковывались стойкие молодые кадры для практического строительства социализма» [Темдоев, 1927, с. 126], своеобразной «плантацией, где выращивались профессиональные революционеры» [Taline, 2019, s. 76] или «красной Меккой» [Ravandi-Fadai, 2015], куда тянулись прогрессивные люди мусульманского Востока. 10 февраля 1921 г. по решению ЦК РКП(б), специальным постановлением ВЦИК при Наркомпросе восточные курсы были преобразованы в Университет трудящихся Востока. Вскоре к названию университета прибавилось слово «Коммунистический», а в 1923 г. ему было присвоено имя И. В. Сталина. Перед новым вузом стояла цель подготовить национальные кадры для работы в партийных и государственных органах советских восточных республик и областей, а также для деятельности в странах зарубежного Востока. В «Положении о КУТВ» указано, что он является «высшей партийной школой, ставящей своей задачей подготовку из трудящихся восточных национальностей высококвалифицированных партийных работников, умеющих применять марксистско-ленинский метод на практике революционной борьбы и социалистического строительства» [Берцинский, 1933, c. 117]. Формально подчиняясь РКП(б), фактически всю свою многогранную работу КУТВ проводил под руководством Коминтерна (см.: [Шашкова, Шпаковская, 2018]). Помимо КУТВ, с 1924 г. началось массовое обучение функционеров иностранных компартий конспиративным и военным знаниям в особых школах и на курсах Коминтерна. Развертывалась система собственных учебных заведений, включающая Коммунистический университет национальных меньшинств Запада (КУНМЗ), Международную Ленинскую школу (МЛШ), Коммунистический университет трудящихся Китая (КУТК) и другие структуры.

С 1922 г. КУТВ включал в себя два основных сектора: советский и зарубежный. Зарубежный сектор состоял из национальных секций, а обучение в них проводилось на соответствующих языках. Студенты набирались из Китая, Японии, Монголии, Кореи, Индии, Персии, Египта, Турции, Филиппин и др. За весь период деятельности университета КУТВ окончили несколько тысяч студентов, многие из которых позже стали ведущими политиками своих стран и заложили основы добрососедских отношений с СССР. 18 мая 1925 г. в КУТВ с исторической речью «О политических задачах университета народов Востока» выступил сам И. В. Сталин.

Основное здание университета находилось по адресу: Москва, Малый Путинковский переулок, д. 2. Учебные аудитории и общежития КУТВ занимали несколько домов в районе Страстной (ныне Пушкинской) площади. Клуб университета находился в здании кинотеатра «Ша нуар» (в нем впоследствии длительное время размещался кинотеатр «Центральный»). В клубе проходили студенческие собрания и вечера, особенно запомнившиеся многонациональной художественной самодеятельностью [Смородкина, 1975, с. 360].

Об истории создания университета и условиях обучения в нем написаны работы Н. Тимофеевой [Тимофеева, 1988], Е. Панина [Панин, 2013], О. Шашковой [Шашкова, 2018], М. Шпаковской [Шашкова, Шпаковская, 2018]; в отдельных статьях историков и востоковедов имеются сведения о китайских [Чжан, 2017], арабских [Kirasirova, 2017], иранских [Ravandi-Fadai, 2015], афро-американских [Хейфец В. Л., Хейфец Л. С., 2013] студентах, а также учащихся из советского Востока: хакасах, бурятах [Мамышева, 2014], казахах [Амондосова, 2018] и др. К сожалению, на сегодняшний день остается неисследованным турецкий контингент студентов и преподавателей КУТВ. Единственная статья на турецком языке принадлежит И. Чомаку [Çomak, 2016] и содержит весьма важные факты о наиболее известных выпускниках, однако многие моменты присутствия турецкого контингента в стенах комвуза остаются лишь на уровне постановки вопроса. В связи с этим нами предпринимается попытка выявить личности турецких выпускников КУТВ, условия их проживания и деятельности в Москве, а также по мере возможности проследить их дальнейшую судьбу в Турции. Главным источником для нас являются воспоминания самих студентов, которые в разном качестве и количестве нашли отражение в литературе турецкого левого движения. Сбором и изданием такой литературы преимущественно занимается Фонд исследований социальной истории Турции (TÜSTAV), благодаря деятельности которого вышли в свет документы, аналитические сборники, мемуары и другие материалы, связанные с видными деятелями Коммунистической партии (КПТ) и социалистических групп Турции. Исследователи фонда, в частности, Э. Акбулут и М. Тунджай, обработали документы из фондов РГАСПИ, где хранятся материалы по КУТВ, а также из архива Коммунистического Интернационала. Однако монографической работы о деятельности турецкой секции в КУТВ до настоящего времени написано не было. Также укажем, что название КУТВ/KUTV в турецких источниках не переводится, ибо оно знакомо и уважаемо современными деятелями левого движения Турции.

КУТВ как востоковедческий центр

В 1920-е гг. из всех областей культурного строительства СССР «востоковедческий фронт» считался наиболее слабым как с идеологической, так и с организационной точки зрения. Поэтому при КУТВ была создана научно-исследовательская ассоциация (НИА), вскоре ставшая «передовым отрядом в борьбе за марксистскую востоковедческую науку» [О работе и очередных задачах…, 1929, с. 363]. НИА обладала базой, отсутствовавшей в других востоковедных учреждениях, поскольку в стенах КУТВ находились представители больше сотни национальностей; при постепенном вовлечении их в научно-исследовательскую работу ожидалось, что они «станут источником возрастающей силы и значения отчественного востоковедения» [О работе и очередных задачах…, 1929, с. 364]. При КУТВ вскоре открылась аспирантура по четырем направлениям: философское, экономическое, ленинистское и историческое. Аспиранты получали общежитие, питание и стипендию в размере 80 рублей. Помимо основных семинаров слушатели в факультативном порядке прорабатывали технику научных исследований, изучали основы высшей математики и иностранные языки [Тележников, 1929, с. 365].

Первоначально у комвуза не было собственного печатного органа, выпускалась лишь студенческая стенгазета. С 1927 г. на базе КУТВ начал выходить научно-исследовательский журнал «Революционный Восток», ставивший целью «дать руководящие материалы для студентов при университете, а также для окончивших товарищей и работающих на местах». Кроме того, редакция стремилась организовать вокруг журнала «сталинцев и научить их писать научные статьи» [Гаргаладжева, 1927, с. 251]. Для этого в журнале имелся раздел «Сталинец», где помещались заметки, посвященные идейно-политическим, учебным и бытовым проблемам учащихся. Но эти студенческие обзоры, содержащие преимущественно критику организации учебного процесса, «неподобающего» морального облика студентов и проч., видимо, портили академический вид журнала, поэтому после первых номеров раздел прекратил свое существование. Вскоре как орган Научно-исследовательской ассоциации по изучению национальных и колониальных проблем «Революционный Восток» занял «настолько прочные позиции на фронте марксистского востоковедения», что начал «претендовать на роль одного из выдержанных марксистских востоковедных журналов в СССР». Журнал «Советское государство и революция права», орган Института Советского строительства и права «Революционный Восток» в 1930 г. писал, например, что «Революционный Восток» представляет большое достижение на путях внедрения марксистско-ленинского учения в современное востоковедение» [Восточник, 1930, c. 203].

Журнал «Революционный Восток» назвал проект издания Малой Энциклопедии Зарубежного Востока «чрезвычайно большим и интересным предприятием», в котором были «привлечены все лучшие марксистские силы и наиболее компетентные специалисты» [Из деятельности Научно-исследовательской Ассоциации, 1929, с. 259]. На заседаниях национальных секций НИА читались и обсуждались доклады на темы: «Спорные вопросы новейшей Персии», «Проблемы революционного движения в Турции», «Расовая проблема и марксизм», «Работа 2-й Монгольской экспедиции КУТВ», «Социальная природа монархии Амануллы» и др.; работали научно-исследовательские кружки по Монголии, Индии, Турции, Латинской Америке; издавались конспекты лекций, отчеты выездных экспедиций, пособия и учебники. На страницах журнала разгорались серьезные споры между специалистами по оценке тех или иных политических событий, происходивших на Востоке. Если взять турецкую тематику, то дискуссии проходили вокруг истории революции в Турции [Френкен, 1928; Ответ на рец. З. Френкена, 1929], кемализма [Феридов, 1929], устава Народно-республиканской партии [Ч., 1928] и т. д. На страницах журнала выступали ученые В. А. Гурко-Кряжин (1887–1931), З. Френкен, З. Феридов и др.

Х. З. Габидуллин (1897–1937) — слушатель курсов восточного отделения Института красной профессуры (ИКП) в 1930–1933 гг., с 1931 г. начал преподавать и заведовать кафедрой Татарии и Башкирии КУТВ. Получив после окончания ИКП специальность «историк Турции», в 1933–1936 гг. Габидуллин приступил к подготовке труда по истории младотурецкой революции. Часть утверждений и выводов автора были опубликованы в 1934 г. в виде отдельных статей в журнале «Революционный Восток». В марте 1936 г. Габидуллин был назначен заместителем председателя Комиссии содействия научным связям с Турцией АН СССР [Арапов, Васильев, 2014, с. 83].

Преподавательский состав и студенты турецкой секции

В число постоянных преподавателей, ответственных за идеологическое обучение зарубежных кадров, входили многие известные мусульманские национал-коммунистические лидеры, включая Мирсаита Султан-Галиева, Турара Рыскулова, Наримана Нариманова, Наджмуддина Эфендиева-Самурского, Галимджана Ибрагимова, Ахмеда Байтурсуна, Файзуллу Ходжаева и Мир-Якуба Дулатова [Бенингсен, 2008, c. 68]. С 1921 по 1924 гг. математику и русский язык в КУТВ преподавал 32-х-летний студент медицинского факультета МГУ Гениатулла Терегулов (1891–1984) (см.: [Ергин, Павлова, 2018]). Одним из заведующих кафедрой по Турции был востоковед Зиновий Соломонович Френкен. Чуть позже появились собственно турецкие интеллектуалы, получившие образование в Европе или в Международной ленинской школе (МЛШ), в 1925 г. открытой при Коминтерне в Москве. Например, видный турецкий коммунистический деятель Решат Фуат Баранер[2] после обучения в МЛШ стал преподавать в КУТВ. Нико Асимопулос (1892–1968) — турецкий коммунист греческого происхождения, в 1933 г. переехал в СССР, учился в Институте востоковедения, с февраля 1935 г. по июнь 1936 г. преподавал в КУТВ, в 1936–1938 гг. работал переводчиком в МЛШ [Akbulut, Tunçay, 2012, s. 394]. Зехра Косова, обучавшаяся в КУТВ в 1930-х гг., перечисляет фамилии своих преподавателей: Сейит Ахмедов, Кадыров, Исмаилов, Нериманов, доктор Шефик Хюсню Деймер[3]. «Исмаил Хаккы-бей[4], — пишет З. Косова, — оставшийся еще со времен Мустафы Субхи, вел “Историю русской революции”» [Kosova, 2011, s. 81]. В первые же дни прибытия в Москву в 1934 г. Зехра знакомится с руководителями и преподавателями турецкой секции: доктором Шефиком Хюсню Деймером (партийный псевдоним Ферди), Решатом Фуатом Баранером (партийный псевдоним Сыткы, Али Рыза Челик) и Зеки Баштымаром[5] (партийный псевдоним Айдын, Петров). «Книг на турецком языке не было, — пишет З.Косова. — Мы не могли читать Маркса, Энгельса, Ленина на турецком, поэтому пытались читать кое-что на азербайджанском, поскольку [язык] похож на наш. В этом нам помогал преподаватель Ахмедов» [Kosova, 2011, s. 81].

Мы не располагаем конкретными данными о количестве турецких студентов КУТВ. Французский автор Т.-М. Талин сообщает такие сведения: в зарубежном секторе КУТВ за 1921–1931 гг. обучались 1137 иностранцев, из них 87 человек были из Турции [Taline, 2019, s. 78]. Исходя из мемуарных свидетельств, в 1930-х гг. турецкие группы были довольно большими, но состав одного курса в среднем не превышал 15 человек. Говоря о классовом составе учащихся зарубежного сектора, тот же автор приводит такие цифры: 53,7 % иностранцев были крестьянского и пролетарского происхождения; 33,2 % педагогического состава КУТВ были связаны с Коминтерном или братскими партиями Востока [Taline, 2019, c. 79].

Ежедневную жизнь кутвовцев можно представить по воспоминаниям самих учащихся: «Сам быт студентов и студенток КУТВ прививал навыки коллективной работы, — пишет А. Смородкина, одна из выпускниц комвуза. — Мы убирали помещения, дежурили на кухне, в столовой. Летом во время каникул работали в совхозе, находившемся в ведении КУТВ. Совхоз был расположен примерно в двух километрах от станции Лопасня (ныне город Чехов) Курской железной дороги. Под общежитие нам отвели бывший помещичий особняк, к которому примыкал большой старинный парк… Совхоз имел картофельные поля, сенокосные угодья, фруктовый сад. Их обрабатывали студенты... Мы вели шефскую работу в окрестных деревнях. В избах-читальнях деревень Васькино и Мелихово (ныне Чехово) давали концерты, делали доклады, проводили беседы, помогали оформлять стенные газеты, вели кружки» [Смородкина,1975, с. 360–361].

Турецкие подданные, хотя и в небольшом количестве, были представлены в КУТВ уже в первом наборе после открытия. Туда поступили оставшиеся на российской территории военнопленные Первой мировой, в период гражданской войны воевавшие в составе Красной армии и активно участвовавшие в революции в Азербайджане: Сары Мустафа (Бёрклюдже), Хамди Шамилов, Саит, Фаик Алтындиш [Karaca, 2002, s. 74]. Вместе с Халилем Ялчынкая[6] они были соратниками Мустафы Субхи, председателя Коммунистической партии Турции, созданной в сентябре 1920 г. на съезде в Баку. В годы национально-освободительной войны турецкие коммунисты выступали не только за независимость страны и создание общенационального антиимпериалистического фронта, но и за удовлетворение экономических и политических интересов рабочего класса и крестьянства. Однако «кемалисты, боясь усиления деятельности коммунистов, сначала попытались подорвать влияние партии и для этого создали в октябре 1920 г. свою “коммунистическую” партию, которая под вывеской “турецкого коммунизма” выступала с лозунгами классового сотрудничества, соединяя их со “священными основами ислама”». [Киреев, 2007, с. 147]. Позже, в январе 1921 г., было спровоцировано убийство председателя КПТ Мустафы Субхи и его 14 соратников в Трабзоне. Новый режим в Турции преследовал граждан и организации, занимавшиеся политической деятельностью, квалифицируемой как «коммунистическая». По этой причине многие турецкие коммунисты были вынуждены бежать из страны. Москва, с первых лет Советской власти притягивавшая часть турецких интеллигентов, в 1920–1930-е гг. стала для них новым центром культуры и просвещения. Сюда манило молодого поэта Назыма Хикмета (1902–1963), будущего переводчика русской классики Хасана Али Эдиза (1902–1972), стажировавшегося в театре Мейерхольда актера и режиссера Мухсина Эртугрула (1892–1980). Романистка Суат Дервиш (1905–1972), по линии газеты «Тан» приехавшая в 1937 г. в страну Советов, впоследствии написала скандальное сочинение «Почему я друг Советского Союза?» (1944), за что подверглась гонениям на родине.

Одними из первых турецких коммунистов, получивших в Советской России практическое и теоретическое «революционное воспитание», стали такие кутвовцы, как Назым Хикмет, Вала Нуреддин, Лаз Исмаил (Марат), Хасан Али (Эдиз), Шевкет Сюрейа Айдемир, Исмаил Хусрев (Токин)[7].

Пестрый в плане образовательного и общекультурного развития состав студентов, невозможность в первое время пользоваться русским языком и поставить на должный уровень преподавание на родных языках — все это создало трудности в учебно-педагогической работе зарубежного сектора. В связи с этим на подготовительном и первом курсах интенсивно изучался русский язык. Программа 1922–1923 учебного года выглядела следующим образом:

  • Подготовительные курсы: география, математика, физика, химия, биология, история общественного развития, политическая экономия, русский язык;
  • Дисциплины первого семестра: экономическая география, политическая экономия, физика и химия, биология, физическая география, математика, грамматика русского языка;
  • Курсы второго семестра: политическая экономия, экономическая география, европейская история, биология, математика, физика и химия;
  • Курсы следующего семестра: 1-я основная группа: история развития экономических структур, исторический материализм, экономическая география, биология; 2-я экономическая группа: политическая экономия, исторический материализм, история развития экономических структур; 3-я историческая группа: российская история, европейская история; 4-я естественнонаучная группа: математика, геометрия, тригонометрия, физика, химия, биология, география, русский язык [Çomak, 2016, s. 94–95].

Зарубежный сектор находился в конспиративном положении, поэтому студентам присваивались псевдонимы, русские фамилии или другие (национальные) имена. Например, партийной кличкой Назыма Хикмета было Нун Ха, а у Валы Нуреддина — Ва-Ну: это были названия первых букв их имен в арабском алфавите (латинский алфавит в Турции в то время еще не был введен). Преподавался такой специфический предмет, как «Техника нелегальной работы», в основу которого было положено изучение опыта подпольной деятельности РСДРП и братских компартий. В лагере Удельная под надзором офицеров Красной Армии учащиеся тренировались в организации восстаний, диверсий, уличных беспорядков. В мемуарах упоминается, что ради физической и моральной подготовки в отношении студентов практиковались даже возможные со стороны «буржуазной полиции» пытки, но обстоятельства подобных тренировок не пояснялись. Ш. С. Айдемир пишет в воспоминаниях, что в КУТВ работали студенческие комитеты, он, к примеру, возглавлял военный комитет: «В подвале школы находился склад оружия. Если бы враги хотели уничтожить революцию, мы бы взяли это оружие и выступили против них» [Aydemir, 1967, s. 276].

С 1925 г. Центральный Комитет компартии Турции активизировал деятельность по тайной отправке студентов в КУТВ, начальник штаба и отдельные члены ЦК занимались исключительно этой задачей. Для некоторых молодых людей при отправке в Москву не сообщалось, куда и с какой целью они выезжают. Например, выходцам из Черноморского региона говорили, что их вывозят в Германию в качестве технических рабочих [Sayılgan, 1967, s. 13]. Из Москвы в Турцию также приезжали кураторы по линии Коминтерна. Например, упоминается товарищ по фамилии Калаков, отправленный в Стамбул для знакомства с местной коммунистической партией и легальными социалистическими организациями. Другой задачей Калакова был отбор будущих студентов для обучения в Москве [Akbulut, Tuncay, 2012, s. 380]. Расходы на проезд студентов, в том числе и из других стран, брал на себя либо сам университет, либо Коминтерн. Прибывшие студенты обеспечивались жильем, ставились на постоянное денежное и продуктовое довольствие, снабжались постельными принадлежностями, одеждой, книгами и тетрадями.

Исмаил Билен[8], отправленный Центральным комитетом КПТ на обучение в КУТВ, оценивал атмосферу в турецкой секции 1923–1925 гг. как удручающую. Количество турецких учащихся, переправленных в 1924 г. в КУТВ различными способами, составило от 30 до 40 человек [Sayılgan, 1967, s. 13]. Большинство составляла молодежь, зачастую малограмотная, из беднейших социальных слоев и состоявшая в рядах коммунистических или «сочувствующих» групп. Национальный состав, как и интеллектуальный уровень «новобранцев» отличался пестротой: с турками вместе учились курды, лазы, арабы, армяне, греки (румы) из разных провинций страны и социальных слоев. Разношерстная группа доставляла немало проблем руководству университета и КПТ, также переживавшей сложные внутренние конфликты[9]. В 1924 г. группа турецких студентов вместе с другими учащимися-иностранцами КУТВ сформировала «собственную фракцию» и бойкотировала занятия. Беспартийный Керим Сади и его единомышленники, взяв за образец издававшийся в Турции журнал «Айдынлык» («Свет»), стали тайно выпускать одноименную газету, где содержались нападки на стенгазету — орган комитета партии в КУТВ. В общежитии царила полная анархия: ребята шумели, устраивали беспорядки, пытавшихся останавливать их пугали бритвой; «идеолога» Керима Сади носили «на троне». В КУТВ работала партийная комиссия, уделявшая внимание работе по воспитанию иностранных студентов; политическая пассивность или беспартийность могли послужить поводом для исключения из университета. Эта комиссия регулярно проводила чистку среди учащихся, и «неблагонадежные» отправлялись на родину. История с турецкими студентами закончилась тем, что Сади попал в психиатрическую больницу и позже был переправлен в Турцию, члены группы были обвинены в оппортунизме и исключены из КУТВ, некоторых сослали в разные регионы СССР [Bilen, s. 25–30].

Известны имена отчисленных турецких студентов:

  1. Махир — бывший учитель начальных классов;
  2. Хамит — отказался от ссылки, отправлен на родину;
  3. Селим — бывший металлург, утопился;
  4. Мазлум — рабочий, отказался от ссылки, отправлен на родину;
  5. Еджвет — металлург, отказался от ссылки, отправлен на родину;
  6. Ариф — металлург, отказался от ссылки, отправлен на родину;
  7. Раиф — металлург, отказался от ссылки, отправлен на родину;
  8. Фейзи — рабочий, уехал в Турцию;
  9. Шинаси — рабочий, был сослан в Казань, по собственному желанию отправлен в Турцию;
  10. Рашит — рабочий, отправлен домой;
  11. Сервер — рабочий, сослан в Екатеринбург, умер от переохлаждения;
  12. Доктор Селим — во время допросов сошел с ума;
  13. Хильми — остался в Москве и работал;
  14. Фарук — бывший учитель, отправлен в Крым, покончил собой;
  15. Крымский — бывший табаковод;
  16. Акиф — металлург, сослан в Баку, был пойман на границе и убит советскими пограничниками;
  17. Иса Абдуллах — пекарь, отправлен в Турцию;
  18. Хасан — бывший военный, отправлен в Турцию;
  19. Ферит — журналист, сослан в Тверь, затем отправлен домой;
  20. Керим — крестьянин, остался в Москве;
  21. Ниязи — рабочий, отправлен в Баку, в знак протеста совершил самоубийство;
  22. Хамди — рабочий, отправлен в Турцию;
  23. Хаят — бывшая учительница начальных классов, осталась безработной в Москве и позже смогла выбраться на родину;
  24. Салих — музыкант, отправлен в Турцию;
  25. Бедрос — рабочий, отправлен в Турцию;
  26. Ихсан (Ташделен) — 11 лет провел в советских лагерях и тюрьмах, и лишь усилиями турецкого правтельства смог вернуться на родину. И др.

Наряду с турками были отчислены 10 греческих студентов, выходцев из Турции: Йорго, Нико, Яни, Дина и др. [Akbulut, 2002, s. 61–62].

Таким образом, первые группы учащихся турецкой секции КУТВ, которые были призваны идейно укрепить левую оппозицию в Турции, в силу разных причин не оправдали ожидания КПТ. Помимо отчисленных, часть выпускников, прошедших полный курс обучения, после возвращения из СССР отошла от левого движения, «попала под влияние режима» и использовала полученные знания для поддержки официальной идеологии. Поэтому в среде турецких коммунистов «старого покроя» сформировалось расхожее мнение, что многие посланцы в КУТВ не были морально готовы к политической борьбе, большинство «в Москве увлекалось женщинами, оставляло там своих детей, а по приезду в Турцию вовсе отказывалось от борьбы» [Akar, 1989, s. 44]. Возможно, в этом тоже была доля правды.

Литература / References

Амандосова М. И. Повседневная жизнь казахских студентов в Коммунистическом университете трудящихся Востока. Вестник КазНУ. Серия историческая. 2018. Т. 89. № 2. С. 207–214 [Amandosova M. I. The Daily Life of Kazakh Students in the Communist University of Workers of the East. KazNU Bulletin. Historical Series. 2018. Vol. 89. No. 2. Pp. 207–214 (in Russian)].

Арапов Д. Ю., Васильев А. Д. Профессор Х. З. Габидуллин — первый руководитель Московского университетского исторического востоковедения. Вестник Московского Университета. Сер. 13. Востоковедение. 2014. № 2. С. 79–92 [Arapov D. Yu., Vasiliev A. D. Professor Kh. Z. Gabidullin as the First Head of the Moscow University of Historical Oriental Studies. Vestnik Moskovskogo Universiteta. Ser. 13. Oriental Studies. 2014. 2. Pp. 79–92 (in Russian)].

Бенингсен А. Наследие мусульманского национал-коммунизма. Минбар. 2008. № 1. С. 57–78 [Beningsen A. Heritage of Muslim National Communism. Minbar. 2008. 1. Pp. 57–78 (in Russian)].

Берцинский С. Маркс в советском законодательстве. Советское государство. 1933. № 3. С.117–119 [Bertsinsky S. Marx in the Soviet Legislation. Sovetskoe Gosudarstvo. 1933. 3. Pp. 117–119 (in Russian)].

Восточник. Обзор журнала «Революционный восток». Советское государство и революция права. М., 1930. № 8–9 (Август–Сентябрь). С. 203–207 [Vostochnik. Review of the “Revolutionary East” Journal. The Soviet State and the Law Revolution. Moscow, 1930. No. 8–9 (August–September). Pp. 203–207 (in Russian)].

Гаргаладжева Л. О журнале «Революционный Восток» и отделе «Сталинец» в нем. Революционный Восток. 1927. № 2. С. 251–252 [Gargaladzheva L. About the “Revolutionary East” Journal and the “Stalinist” Department in It. Revolutionary East. 1927. 2. Pp. 251–252 (in Russian)].

Ергин Ю. В., Павлова М.Ю. Педагогическая деятельность профессора Г. Н. Терегулова (1891–1984), организатора высшей школы. Педагогический журнал Башкортостана. 2018. № 6. C. 99–110 [Yergin Yu. V., Pavlova M. Yu. Pedagogical Activity of Professor G. N. Teregulov (1891–1984), the Organizer of the Higher School. Bashkortostan Pedagogical Journal. 2018. 6. Pp. 99–110 (in Russian)].

Из деятельности Научно-исследовательской Ассоциации при Ком. Университете им. Сталина. Революционный Восток. 1929. № 6. С. 258–261 [From the Activities of the Scientific Research Association at the Communist University Named after Stalin. The Revolutionary East. 1929. 6. Pp. 258–261 (in Russian)].

Киреев Н. История Турции: XX век. М., 2007 [Kireev N. History of Turkey: XX century. Moscow, 2007 (in Russian)].

Мамышева Е. П. История через личность: участие выпускников КУТВ в национально-государственном строительстве в 1920–1930-е гг. (на материалах Хакасии и Ойротии). Теория и практика общественного развития. Исторические науки. 2014. № 10. С. 110–112 [Mamysheva E. P. History through a Person: Participation of Graduates of the Communist University of the Workers of the East in the Nation and State Building in the 1920–1930s (the Case of Khakassia and Oirotia). Theory and Practice of Social Development. Historical sciences. 2014. 10. Pp. 110–112 (in Russian)].

О работе и очередных задачах Научно-исследовательской Ассоциации при КУТВ им. Сталина. (Из отчетного доклада президиума НИА). Революционный Восток. 1929. № 7. С. 360–365 [On the Work and Immediate Tasks of the Research Association of the KUTV. (From the report of the NIA Presidium). The Revolutionary East. 1929. 7. Pp. 360–365 (in Russian)].

Ответ на рец. З. Френкена «Как не нужно писать историю революции в Турции» Революционный Восток. 1929. № 6. С. 263–264 [An Answer to Z. Frenken’s Review of “How Not to Write the History of the Revolution in Turkey”. The Revolutionary East. 1929. 6. Pp. 263–264 (in Russian)].

Панин Е. В. Коммунистический университет трудящихся Востока. Известия МГТУ «МАМИ» 2013. № 4 (18). Т. 2. Сер. 6. Гуманитарные науки. С. 201–206 [Panin E.V. The Communist University of the Workers of the East. Izvestia MSTU “MAMI” 2013. No. 4 (18). Vol. 2. Series 6. Humanities. Pp. 201–206 (in Russian)].

Смородкина А. Ф. За освобождение женщин Востока. Без них мы не победили бы: Воспоминания женщин-участниц Октябрьской революции, гражданской войны и социалистического строительства. М., 1975. С. 359–367 [Smorodkina A. F. For the Liberation of Women of the East. We Would Not Have Won without Them: Memoirs of Women Who Took Part in the October Revolution, the Civil War and Socialist Construction. Moscow, 1975. Pp. 359–367 (in Russian)].

Тележников Ф. Об аспирантуре НИА КУТВ. Революционный Восток, 1929. № 7. С. 365–366 [Telezhnikov F. About Postgraduate studies at NIA KUTV. The Revolutionary East. 1929. 7. Pp. 365–366 (in Russian)].

Темдоев В. Наша учеба. Революционный Восток. 1927. № 1. С. 126 [Temdoev V. Our Studies. Revolutsionnyi Vostok. 1927. 1. P. 126 (in Russian)].

Тимофеева Н. Н. Коммунистический университет трудящихся Востока (КУТВ) — центр идейной подготовки коммунистических и революционных кадров Востока. Автореферат дис. ...канд. истор. наук. М., 1988 [Timofeeva N. N. Communist University of Workers of the East (KUTV) — a Center for the Ideological Training of the Communist and Revolutionary Cadres of the East. PhD Dissertation. Moscow, 1988 (in Russian)].

Феридов З. Некоторые вопросы современной Турции. Революционный Восток. 1929. № 6. С. 24–41 [Feridov Z. Some Problems of Modern Turkey. The Revolutionary East. 1929. 6. Pp. 24–41 (in Russian)].

Френкен З. Как не нужно писать историю революции в Турции. Революционный Восток. 1928. № 4–5. С. 426–434 [Frenken Z. How Not to Write the History of the Revolution in Turkey. The Revolutionary East. 1928. 4–5. Pp. 426–434 (in Russian)].

Хейфец В. Л., Хейфец Л. С. Кадровая школа без кадров. Латинская Америка. 2013. № 11. C. 84–96 [ Kheifets V. L., Kheifets L. S. The Personnel School without Personnel. Latinskaya America. 2013. 11. Pp. 84–96 (in Russian)].

Ч. Устав турецкой народно-республиканской партии. Революционный Восток. 1928. № 4–5. С. 348–357 [Ch. The Charter of the Turkish People’s Republican Party. The Revolutionary East. 1928. 4–5. Pp. 348–357 (in Russian)].

Чжан Ю. Обучение китайских студентов в системе Коммунистического образования в СССР (1921–1930 гг.). Автореферат дисс. канд. ист. наук. М., 2017 [Zhang Yu. The Teaching of Chinese Students in the Soviet System of Communist Education (1921–1930). PhD Thesis. Moscow, 2017 (in Russian)].

Шашкова О. А. Коммунистический университет трудящихся Востока: у истоков доктрины «мировой революции». 100-летие Великой русской революции: проблемы и перспективы изучения: Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции. Казань, 2018. С. 51–58 [Shashkova O. A. Communist University of Workers of The East: At the Origins of the “World Revolution” Doctrine. The 100th Anniversary of the Great Russian Revolution: Problems and Prospects of Study. Collection of Materials of the All-Russian Scientific and Practical Conference. Kazan, 2018. Pp. 51–58 (in Russian)].

Шашкова О. А., Шпаковская М. А. Коммунистический университет трудящихся Востока: создание и этапы становления в системе Коминтерна в 1920–1930-е гг. Вестник архивиста. 2018. № 3. С. 704–716 [Shashkova O. A., Shpakovskaya M. A. Communist University of Workers of the East: Creation and Stages of Formation in the Comintern System in the 1920s-1930s. Vestnik Arhivista. 2018. 3. Pp. 704–716 (in Russian)].

Akar A. Bir Kuşağın Son Temcilcileri:‘Eski Tüfek’ Sosyalistler. İstanbul, 1989 [The Last Representatives of a Generation: ‘Old Rifle’ Socialists. Istanbul, 1989 (in Turkish)].

Akbulut E. Komintern Belgelerinde Nazım Hikmet. Istanbul, 2002 [Nazım Hikmet in Comintern Documents. Istanbul, 2002 (in Turkish)].

Akbulut E., Tunçay M. İstanbul Komünist Grubu’ndan (Aydınlık Çevresi) Türkiye Komünist Partisi’ne 1919–1926. 1. Cilt Istanbul, 2012 [From Istanbul Communist Group (Aydınlık) to the Communist Party of Turkey, 1919–1926. Vol. 1. Istanbul, 2012 (in Turkish)].

Aydemir Şevket Süreyya. Suyu Arayan Adam. İstanbul, 1967 [The Man Who Seeks the Water. Istanbul, 1967 (in Turkish)].

Baştımar Z. Yaşam Öyküsü, Mektuplar, Yazılar. İstanbul, 2018 [Life Story, Letters, Articles. Istanbul, 2018 (in Turkish)].

Bilen İ. Savaş Dolu Yıllar. I. Б.м., б.г. [Bilen İ. The Years of War. Year and place not indicated (in Turkish)].

Çomak İ. Doğu Emekçileri Komünist Üniversitesi ve Burada Okuyan Türk Öğrenciler Hakkında Bir Rapor. Biliğ. 2016. Kış. N 76. S. 87–115 [A Report on the Communist University of the Workers of the East and Its Turkish Students. Biliğ. 2016. 76. Pp. 87–115 (in Turkish)].

Deymer Şefik Hüsnü. Yaşam Öyküsü, Vazife Yazıları. İstanbul, 2010 [Biography, Papers. İstanbul, 2010 (in Turkish)].

Karaca E. Sevdalınız Komünisttir: Nâzım Hikmet’in Siyasal Yaşamı. İstanbul, 2002 [Your Lover Is a Communist: Political Life of Nâzım Hikmet. Istanbul, 2002 (in Turkish)].

Kirasirova M. The ‘East’ as a Category of Bolshevik Ideology and Comintern Administration: The Arab Section of the Communist University of the Toilers of the East. Kritika: Explorations in Russian and Eurasian History. 2017. 18.1. Pp. 7–34.

Kosova Z. Ben İşçiyim. İstanbul, 2011 [Kosova Z. I am a Worker. Istanbul, 2011 (in Turkish)].

Ravandi-Fadai L. “Red Mecca” — The Communist University for Laborers of the East (KUTV): Iranian Scholars and Students in Moscow in the 1920s and 1930s. Iranian Studies. 2015. 48.5. Pp. 713–727.

Sayılgan A. Sovyetlerde Eğitim ve Türk Öğrencileri: Komintern Okullarından Lumumba Üniversitesine. İstanbul, 1967 [The Soviet Education and Turkish Students: From the Comintern Schools to Lumumba’s University. Istanbul, 1967 (in Turkish)].

Taline T. M. Komintern’in Seyyar Militanları: Sovyetler Birliği ve Ortadoğu’daki Azınlıklar. Çev. E. Akbulut. İstanbul, 2019 [Mobile Militants of the Comintern: The Soviet Union and Minorities in the Middle East. Tr. by E. Akbulut. Istanbul, 2019 (in Turkish)].

Yılmaz O. Türkiye’nin İlk Komünistlerinden Zileli Halil Yalçınkaya. İstanbul, 2012 [Zileli Khalil Yalcinkaya as One of the First Turkish Communists. Istanbul, 2012 (in Turkish)].

  1. Альфина Тагировна СИБГАТУЛЛИНА, доктор филологических наук, ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН, Москва; alfina2003@yandex.ru

    Alfina T. SIBGATULLINA, DSc (Philology), Leading Research Fellow, Institute of Oriental Studies RAS, Moscow; alfina2003@yandex.ru

    ORCID ID: 0000-0001-5755-8687

  2. Решат Фуат Баранер (1900–1968) родился в Салониках в семье мелкого чиновника. В период Балканских войн в 1912 г. семья переехала в Анатолию. Баранер окончил лицей в Конье, в 1922 г. работал в Центральном управлении Анатолийско-Багдадской железной дороги. Позже поступил в Стамбульский университет на факультет математики, где возглавил студенческое движение и в 1925 г. вступил в компартию Турции. В том же 1925 г. он выиграл студенческий конкурс и отправился за счет турецкого правительства в Германию для продолжения обучения, где и находился до начала 1928 г.: в Берлине преимущественно занимался изучением марксизма, позже организовал свою ячейку марксистов среди турецких студентов, обучавшихся в Мюнхене. Состоял в связи с московскими коммунистами и в феврале 1928 г. прибыл в МЛШ. В 1930 г. вернулся в Стамбул и возглавил областной комитет коммунистов, выпускал его печатный орган «Красный Стамбул». В 1931 г. был арестован. Через три месяца после освобождения из тюрьмы в 1932 г. он снова уехал в Москву и там работал зам. руководителя турецкой секции в КУТВ, читал доклады и лекции по проблемам Турции. Оставался в Москве до конца 1934 г.

  3. Один из лидеров социалистического движения и соучредителей КПТ доктор Шефик Хюсню Деймер (1887–1959) сыграл ведущую роль не только на территории Турции, но и в международной революционной борьбе. Уроженец Салоник, высшее медицинское образование получил во Франции. Принимал участие в национально-освободительной войне турецкого народа. В 1919 г. учредил Социалистическую партию рабочих и крестьян, ставшую одним из ответвлений КПТ. Более 35 лет занимал руководящие позиции в компартии. Многократно находился в тюрьмах и ссылках. С начала 1920-х гг. занимал важные посты в Коминтерне. Партийный код «Ферди Бекир». В ноябре 1933 г. приехал в Москву и оставался там до 1937 г. включительно (см: [Deymer, 2010]).

  4. Хаккы-бей — Исмаил Хаккы (Кайсерили) (1887–?), в 1924 г. был отправлен Крымской компартией на обучение в КУТВ. В 1929 г. получил право преподавать в КУТВ и до 1936 г. работал там. См. о нем: [Akbulut, Tunçay, 2012, s. 380].

  5. Зеки Баштымар (1905–1974) — одна из важных фигур в КПТ. В период учебы в педагогическом училище в Трабзоне вступил в ряды левого движения, с 1925 г. — член КПТ. Не закончив учебу, по направлению партии в 1926 г. уехал в Москву, в 1926–1929 гг. учился в КУТВ под именем Айдын, и в 1927 г. стал кандидатом в члены, а в 1929 г. членом ВКП(б). С 1941 г. выпускал в Турции орган левого движения «Йени эдебият», многократно был арестован и подвергался пыткам. После длительного тюремного заключения он вместе с другими членами группы сумел уехать в Советский Союз. Там, по словам товарищей, живших в Москве с 1933 г., они вместе успешно пережили все сталинские волны террора. З. Баштымар перевел с русского языка «Войну и мир» и «Мужики» Л. Толстого, «Путешествие в Эрзурум» А. Пушкина, рассказы А. Чехова. См. о нем: [Baştımar, 2018].

  6. Халил Ялчынкая (1895–1960) — один из первых турецких коммунистов. В период Первой мировой войны попал в русский плен в Сарыкамыше и был отправлен в Сибирь, где работал на шахтах. После Октябрьской революции вступил в организацию Мустафы Субхи в Азербайджане. В звании капитана сражался против адмирала Колчака. Какое-то время жил в Баку, затем вернулся в Турцию. В 1929 г. был арестован и осужден на 4 года якобы за попытку свержения правительства. После освобождения уехал в Москву и учился в КУТВ. Во время Второй мировой войны жил у себя на родине в поселке Зиле в провинции Токат. После войны вместе с доктором Шефиком Хюсню Деймером, Решатом Фуатом Баранером, Зеки Баштымаром и др. сформировал Центральный комитет КПТ. Был арестован 10 ноября 1951 г. и приговорен к семи годам тюремного заключения и двум годам ссылки в Адане. Умер в ссылке. См. о нем: [Yılmaz, 2012].

  7. Турецкий политик Исмаил Хусрев Токин (1902–1992) — уроженец Стамбула, среднее образование получил в австрийской школе в Стамбуле. В 1922 г. отправился в Советский Союз, в 1922–1925 гг. получил высшее образование в КУТВ и посещал экономические семинары, позже сам стал лектором в КУТВ. После возвращения на родину (1925), был приговорен к тюремному заключению.

  8. Исмаил Билен (1902–1983) в КУТВ был избран секретарем комитета компартии турецкой секции и членом университетского комитета партии. Также стал редактором стенгазеты. В 1974 г. был избран Генеральным секретарем ЦК Компартии Турции.

  9. В конце 1920-х гг. внутри партии наблюдалось разделение на два идейных направления: группа «Согласие» в составе Ш. Х. Деймера, Х. Али Эдиза, Байтара А. Джевдета и др. объединилась вокруг журнала «Айдынлык», а группа «Оппозиция» состояла из следующих выпускников КУТВ: Н. Хикмета, Мустафы Бёрклюдже и Хамди Шамилова, Хюсаметдина Оздогу, Лаза Исмаила (Марата) и др. Идейные разногласия внутри компартии длились до середины 1930-х гг. (см.: [Akbulut, 2002, s. 13–15]). Среди коммунистов появились провокаторы, такие как Ведат Недим Тёр, передавший полиции список членов партии.

Календарь ИВ РАН

Октябрь 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Анонсы

19 – 20 октября 2021 года
Международная научная израилеведческая конференция "Чтения имени А.Е.Бовина"
Отдел изучения Израиля и еврейских общин ИВ РАН в партнерстве с посольством Государства Израиль в России и Институтом исследования национальной безопасности (INSS) приглашает принять участие в I израилеведческой конференции ИВ РАН – Чтениях имени А.Е.Бовина «Контуры трансформаций в израильской политике, дипломатии и обществе», которые пройдут 19-20 октября 2021 г.
20 – 21 октября 2021 года
«100 лет дипломатических отношений между Россией и Монголией: от дружественных отношений к всеобъемлющему стратегическому партнерству»
20–21 октября 2021 г. в Институте востоковедения РАН состоится международнаянаучная конференция «100 лет дипломатических отношений между Россией и Монголией:от дружественных отношений к всеобъемлющему стратегическому партнерству».
21 – 22 октября 2021 года
Международная научная конференция «Археология Древнего Востока»
21–22 октября 2021 году на базе ФГБУН «Институт востоковедения РАН»(Рождественка, 12) состоится международная научная конференция «Археология Древнего Востока».
21 октября 2021 года
Лекция Пале С.Е. «Удивительная история Острова Пасхи: загадки прошлого и современность»
Лекторий «Мир Востока» продолжает работу в очном режиме.

Новые статьи

Почему в Сирии уничтожают сторонников национального примирения
В стране наблюдается новый всплеск террористических актов
Беды Ближнего Востока
Регион переживает один из самых нестабильных периодов в новейшей истории
Талибы в тюрьмах препятствуют межафганскому диалогу
Для начала переговоров необходимо прекратить насилие

ИВ РАН в СМИ