ИВ РАН

Статьи

Пакистан: судьба военных трибуналов окончательно не решена

Замараева Наталья Алексеевна

 

В феврале 2017 г. очередной раунд переговоров между правящей Пакистанской мусульманской лигой Наваз (ПМЛ Н) и оппозиционными партиями по вопросу продления действия 21-ой поправки к конституции (восстановление работы военных трибуналов)  окончился безрезультатно. Противостояние в парламенте многие в Пакистане проецируют на  продолжающееся противостояние между гражданскими и военными властями.

8 января 2017 г. военные трибуналы в Пакистане прекратили функционировать в связи с  истечением срока их мандата. Они были учреждены 7 января 2015 г. в соответствии с 21-ой поправкой к конституции 1973 г. Коллегия военных судей  получила полномочия рассматривать  дела в отношении гражданских  лиц,  совершивших террористический акт, а также лиц, подозреваемых в его совершении.

В декабре 2014 г. вооруженное нападение боевиков запрещенной в стране организации Движение Талибан Пакистана (ДТП) на   общеобразовательную школу в военном гарнизоне близ Пешавара, административной столице провинции  Хайбер-Пахтунхва (погибли более 140 учащихся и преподавателей) убедило премьер-министра Наваз Шарифа отменить мораторий на смертную казнь (действовал в стране с 2006 г.). Генералитет выступил с предложением о возобновлении функционирования военных трибуналов для обуздания террора.

Придя к власти в июне 2013 г. премьер-министр Миан Мухаммад Наваз Шариф, инициировал широкую программу реформирования государственных институтов, включая судебную систему, систему правоохранительных органов и т.д. Время подтвердило, что в реальности реформы носили  или половинчатый характер, или декларативный. Антитеррористическая кампания гражданских властей, широко разрекламированная в первой половине 2014 г., оказалась полностью провальной. «Периодически судебная система была в состоянии стресса, когда  сами судьи подвергались насилию со стороны террористов», -говорилось в заявлении, оправдывая создание трибуналов.

В кратчайшие сроки после теракта в декабре 2014 г. был подготовлен текст 21-ой поправки к основному закону страны о легитимности военных судов. 6 января 2015 г. депутаты обеих палат парламента одобрили, и в тот же день  президент страны Мамнун Хусейн подписал законопроект. Конституционная поправка вступила в силу 7 января 2015 г.    

В те дни пакистанские СМИ много писали об эффекте неожиданности и жестком давлении генералитета на гражданские власти. На слушаниях в парламенте ни одна из политических партий не выступила против военных трибуналов. В то же время праворелигиозные партии Джамаат-и-Ислами и Джамаат улема-и-ислам (Фазл) воздержались от голосования, выражая несогласие с определением терроризма, заявлениями о предполагаемых связях боевиков с медресе.

Пакистанское общество в  те дни раскололось на два лагеря. Одни утверждали, что степень террора достиг величины, которая угрожала поглотить государство и общество. Другие, в основном представители юридического сообщества, сопротивлялись формированию военных трибуналов, видя в этом активное участие армии в политике.

Несмотря на разные подходы к вопросу о военных трибуналах, все оппозиционные партии резко критиковали центральное правительство за провал политики реформ.  Своевременная эффективная реформа  судебной системы, по их мнению, могла устранить причины,   которые обусловили необходимость создания военных трибуналов», и, следовательно,  «легитимный» возврат военных во внутреннюю политику страны.  Таким образом, 21-ая поправка косвенно способствовала формированию  и укреплению широкой платформы политической оппозиции, вытолкнув в стан противников премьер-министра Н.Шарифа бывших его сторонников.

Первоначально формирование  военных судов было обжаловано в Верховном суде уже весной 2015 г. Податели петиции утверждали, что   21-я поправка рассматривается ими как выражение недоверия существующей судебной системе, нарушение основных прав человека и акт, подрывавший основы Конституции. Но петиция была отклонена.

В феврале 2015 г. в Пакистане  были сформированы 11 коллегий военных трибуналов (три в провинции Хайбер-Пахтунхва, три в Панджабе, два в Синде и один в Белуджистане). Первые приговоры осужденным были вынесены в апреле 2015 г., последние слушания  состоялись 28 декабря 2016 г. В течение двух лет военные трибуналы рассмотрели 274 судебных дела. Решения о смертной казни вынесены 161 осужденным (12 приговоров приведены в исполнение), 113 осужденных получили различные сроки тюремного заключения, включая пожизненный. Окончательный вердикт о смертной казни подписывал лично начальник штаба сухопутных войск.

По информации пакистанских СМИ участие в терактах было доказано членов различных запрещенных группировок:    Аль-Каида, Движение Талибан Пакистана, Джамаатул Ахрар, Toхидвал Джихад Груп, Джаиш-и-Мухаммад, Хоркат-уль-Джихад-и-Ислами, Лашкар-и-Джангви, Лашкар-и-Джангви Аль-Aлами, Лашкар-и-Ислами,  и Сипах-и-сахаба.

Приговоры были вынесены за совершенные ими теракты:  нападение на общеобразовательную школу в армейском гарнизоне близ Пешавара, убийства политических активистов, нападение на журналистов, побег из тюрьмы в  г. Банну (агентство Южный Вазиристан), теракт в мечете Парад Лейн в Равалпинди, убийство иностранных туристов в базовом лагере Нанга Парбат, нападение на автобус, перевозивший шиитских паломников в Мастунге, расстрел армейского вертолета в агентстве Оракзай, взрыв отеля Марриот, атака аэропорта Карачи, убийства членов религиозных меньшинств и нападения на сотрудников правоохранительных органов, сопровождавших медиков, участников кампаний по вакцинации населения. Военные судьи привели доказательства, что большинство арестованных  подозреваемых, были задействованы в нескольких терактах.

Согласно информации пакистанских СМИ 27 осужденных высказывали критику в адрес военных трибуналов. Они утверждали, что слушания проводились с нарушением статьи 10А Конституции, они не получили копии приговора, им не была  предоставлена ​​возможность защитить себя. Несколько судебных решений были обжалованы родственниками осужденных в вышестоящих судах, но безрезультатно.

Генералитет, со своей стороны, утверждал, что  учреждение военных судов имело положительный эффект в вопросе снижения террористической активности в стране. Действие  21-ой поправки ограничивалось двумя годами.  Именно это время требовалось генералитету Пакистана для завершения основного этапа антитеррористической кампании – 1) военной операции «Удар меча» против иностранных боевиков в агентстве Северный Вазиристан Территории племен федерального правления на границе с Афганистаном; 2) совместные с правоохранительными органами военные операции в ряде урбанизированных центров страны (в мегаполисе Карачи, в провинциях Панджаб и Белуджистан).

В 2017 г., как и два года назад, юридическое сообщество Пакистана вновь поставило вопрос о назревшей необходимости реформирования системы уголовного правосудия. Политические партии и юридические эксперты продолжают критиковать правительство за не проведение необходимых правовых реформ для устранения причин, которые обусловили необходимость создания военных трибуналов. Многие в стране рассматривали работу военных судов как стимул к модернизации существующей системы уголовного правосудия. Но даже после истечения срока их полномочий нет никаких признаков обещанных реформ.

Календарь ИВ РАН

Май 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6

Анонсы

17 мая 2021 года
Научная межинститутская конференция «Страны ЮВА и ЮТР между Пекином и Вашингтоном»
Центр Юго-Восточной Азии, Австралии и Океании Института востоковедения Российской академии наук приглашает вас принять участие в Научной межинститутской конференции «Страны ЮВА и ЮТР между Пекином и Вашингтоном»
19 мая 2021 года
Презентация книг Отдела изучения Израиля и еврейских общин ИВ РАН
19 мая 2021 г. в 16:00 в Зале Ученых Советов ИВ РАН пройдет презентация книг Отдела изучения Израиля и еврейских общин ИВ РАН:
монография Д.А. Марьясиса «Инновационная экономика как основа участия Израиля в современной системе международных экономических отношений»,
монография Е.Э. Носенко-Штейн «Реформистский иудаизм в России: есть ли у него будущее?»,
две коллективные монографии с участием российских и израильских авторов «Современный Израиль: языки, общество, культура» (отв. ред. Е.Э. Носенко-Штейн, Д. Соболев) и «Роль женщины в еврейском мире» (отв. ред. Л.Р. Хлебникова).
20 мая 2021 года
Лекция Прудникова В.В. и Гончарова Е.Ю. «Арабо-норманнский стиль в архитектуре Сицилийского королевства»
Лекторий «Мир Востока» продолжает работу в очном режиме.
26 – 27 мая 2021 года
Конференция «События 1971 года и новый международный порядок в Южной Азии. Взгляд через полвека»
Центр индийских исследований и Центр изучения стран Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН приглашают коллег на конференцию «События 1971 г. и новый международный порядок в Южной Азии. Взгляд через полвека», которая состоится 26-27 мая 2021 года в Институте востоковедения РАН.

Новые статьи

Почему в Сирии уничтожают сторонников национального примирения
В стране наблюдается новый всплеск террористических актов
Беды Ближнего Востока
Регион переживает один из самых нестабильных периодов в новейшей истории
Талибы в тюрьмах препятствуют межафганскому диалогу
Для начала переговоров необходимо прекратить насилие

ИВ РАН в СМИ