ИВ РАН

Статьи

Новые статьи

Балбир Мадхопури. Моя родина — Мадхопур (глава из автобиографии «Обрубленное дерево»)

Вестник ИВ РАН '2020, №2, с.324-333

DOI: 10.31696/2618-7302-2020-2-324-333

Бочковская Анна Викторовна

Публикация продолжает серию комментированных переводов с хинди из автобиографии «Обрубленное дерево» (Chāṅgiā rukh, 2002; в английской версии — Against the Night) Балбира Мадхопури, известного индийского писателя, поэта, переводчика, журналиста и общественного деятеля. Он родился и вырос в квартале чамаров-неприкасаемых в панджабской деревне Мадхопур на северо-западе Индии, прошел трудную школу жизни, но смог получить высшее образование и заняться литературным творчеством. В 2014 г. он получил высшую награду Литературной академии Индии за переводческую деятельность и вклад в развитие языка панджаби. В автобиографическом романе, включенном в программы панджабских школ и целого ряда гуманитарных вузов Индии, Балбир Мадхопури делится детскими и юношескими воспоминаниями, мыслями и эмоциями, определившими его мотивации к борьбе за выход из круга нищеты и бесправия. Открывающая книгу глава представляет собой авторский манифест, в котором обозначены главные проблемы и исторические «болевые точки» низкокастовых жителей индийских деревень, а также упомянуты знаковые для них имена политических и общественных деятелей — тех, кого часто именуют «иконами» неприкасаемых. Эмоциональный рассказ Балбира Мадхопури об обычаях и жизненном укладе обитателей его деревни в 1960–1970-х гг. изобилует определениями «несправедливый», «унизительный», «жестокий», «деспотичный», что неудивительно: после обретения Индией независимости практика неприкасаемости была законодательно запрещена, но жизнь более 250 млн. индийцев, относящихся к «обслуживающим» категориям населения (уборщики, кожевенники, подметальщики и др.) и находящихся в самом низу социальной лестницы, по-прежнему остается крайне незавидной. Предлагаемый читателю отрывок из автобиографии Балбира Мадхопури — второй из четырех, запланированных к публикации в журнале в 2020 г.


Новые награды Китая и Монголии: возврат к средневековью, авторитарный поворот и маргинализация масс (к портрету современной цивилизации)

Вестник ИВ РАН '2020, №2, с.294-312

DOI: 10.31696-2020-2-294-312

Захаров Антон Олегович
«Конечно, я все же был “другой”». Памяти китаеведа Георгия Васильевича Мелихова (1930–2019)

Вестник ИВ РАН '2020, №2, с.313-323

DOI: 10.31696/2618-7302-2020-2-313-323

Головачев Валентин Цуньлиевич

21 августа 2019 г. на девяностом году жизни покинул мир сильный, светлый и талантливый человек, старейшина общины «русских харбинцев», известный китаевед, доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН Георгий Васильевич Мелихов (1930–2019). В 2012 г. Георгий Васильевич записал для проекта «Российское китаеведение — устная история» большое интервью, которое и легло в основу этого краткого очерка. Г. В. Мелихов родился в 1930 г. в Харбине, а в 1955 г. приехал в СССР, где стал известным переводчиком и ученым. К сожалению, из-за резкого ухудшения советско-китайских отношений в 1960–1970-х гг. он оказался отрезанным от Китая на целых 35 лет. Но все эти годы и всю свою жизнь Г. В. Мелихов был верен духу российско-китайской дружбы и делал все, чтобы сохранять этот дух в умах и сердцах россиян и китайцев. Как ученый Г. В. Мелихов внес огромный вклад в изучение русско-китайских отношений, истории маньчжуров и истории русской эмиграции в Китае. Его исторические работы, а это сотни статей и серия монографий, отличают объективность и фундаментальность, в свою очередь обусловленные научной честностью и высочайшим профессионализмом автора. В канун 90-летия Георгия Васильевича китаеведы ИВ РАН отдают долг памяти и уважения старшему другу и коллеге, посвятившему науке 60 лет жизни, десять из которых он проработал в Институте китаеведения и Институте народов Азии АН СССР.


Динамика развития этнодемографических процессов в постсоветской Туве

Вестник ИВ РАН '2020, №2, с.284-293

DOI: 10.31696/2618-7302-2020-2-284-293

Анайбан Зоя Васильевна

Данная статья посвящена исследованию этнодемографической ситуации в Республике Тыва и определению ее основных тенденций развития в постсоветский период. Среди важных аспектов изучения — определение специфических черт в современных этнодемографических характеристиках названного региона. В числе особенностей современной этнодемографической ситуации в Республике Тыва следует назвать официально регистрируемый рост численности населения, основным индикатором которого является его естественный прирост. Данный регион отличается значительной долей детей и подростков в общей численности населения, а также лиц активного трудоспособного возраста. В общей численности жителей отмечается заметное преобладание представителей титульного этноса — тувинцев. Доля русских, второй по численности этнической группы республики, составляет менее одной пятой части всей ее численности. Для населения республики характерен высокий уровень рождаемости. В Сибирском федеральном округе Тува занимает устойчивое первое место по этому показателю. Среди демографических проблем следует назвать остающийся достаточно высоким показатель смертности, обусловленный низким уровнем и качеством жизни населения исследуемого региона. Специфика миграционных процессов в Туве выражается в сохраняющемся на протяжении длительного времени преобладании миграционной убыли или отрицательного сальдо миграции и дальнейшей активизации сельской миграции. В случае дальнейшего ухудшения условий жизни на селе этот тип миграции в перспективе будет только активизироваться. Работа основана на материалах официальной статистики, опубликованных в статистических сборниках Управления федеральной службы государственной статистики по Красноярскому краю, Республике Хакасия и Республике Тыва, содержащих ценные и необходимые сведения о сложившейся в регионе этнодемографической ситуации.


Южно-Маньчжурская железнодорожная компания в первой половине ХХ в.

Вестник ИВ РАН '2020, №2, с.277-283

DOI: 10.31696/2618-7302-2020-2-277-283

Досовицкая Вера Валерьевна

По результатам Портсмутского мирного договора после Русско-японской войны 1904–1905 гг. Южно-Маньчжурская железная дорога (ЮМЖД) отошла к Японии. Годом позже, в 1906 г., была основана Южно-Маньчжурская железнодорожная компания (ЮМЖК), ставшая основным средством проникновения в Южную Маньчжурию японского капитала, главным способом политического и экономического влияния Японии на этот регион еще задолго до Маньчжурского инцидента 1931 г. и основания марионеточного государства Маньчжоу-го в 1932 г. В данной статье мы рассмотрим структуру компании, основные направления ее деятельности, обстоятельства, в связи с которыми были заложены основы для последующей политической, экономической и военной экспансии Японии и основания Маньчжоу-го. ЮМЖК являлась полугосударственной компанией, и в первые годы финансирование осуществлялось за счет правительства Японии, которое также назначало ее высшее руководство. Благодаря активному развитию ЮМЖК в период после Русско-японской войны компания стала считаться одним из крупнейших предприятий — она владела не только железными дорогами (магистральные линии от Чанчуня до Порт-Артура, а также из Пусана в Фэнтянь), но и промышленными предприятиями Южной Маньчжурии (горнодобывающие, металлургические и химические, например, Фушуньские угольные копи и Аншанские железные рудники), под ее началом развивались строительные инициативы (учреждения образования и здравоохранения, гарнизоны, гостиницы, рестораны, портовая инфраструктура), а исследовательское бюро компании являлось образцом качественного анализа информации. Японское правительство крайне гордилось успехами ЮМЖК, а потеря Южной Маньчжурии Россией стала серьезным испытанием для последней, ведь эта территория в итоге стала политическим, экономическим и военным плацдармом Японии на материке в период до и во время Второй мировой войны.


1859 год. Ссылка пленных натухайцев в Самарскую губернию

Вестник ИВ РАН '2020, №2, с.263-276

DOI: 10.31696/2618-7302-2020-2-263-276

Цвижба Лариса Исиновна

На примере натухайского общества в статье рассматривается процесс присоединения народов Западного Кавказа к России в XIX в. В 1858 г. в один из военных походов Адагумского отряда в плен попали 159 натухайцев, среди которых были женщины и малолетние дети. Вопрос, куда поселять пленных горцев, был актуальным в период проведения активных военных действий среди горцев, поэтому он периодически обсуждался. Одним из вариантов, предложенных Министерством государственных имуществ, было поселение на свободных казенных землях в губерниях: Самарской, Херсонской или Екатеринославской с выдачей пособия от казны. Главнокомандующий Кавказской армией генерал-адъютант А. И. Барятинский при решении вопроса о пленных горцах предусматривал, при каких обстоятельствах они попадали в плен, например, «с оружием в руках на хищничестве» или попадали в плен «при вторжении войск в край непокорных», учитывал целесообразность выселения горцев в отдаленные от Кавказа регионы России, то, какие финансовые затраты повлекут подобные перемещения (еда, одежда, транспорт, сопровождение) и обустройство на новом месте. Казалось бы, все вопросы, связанные с переселением пленных натухайцев в Самарскую губернию, были учтены, но сведения о прибывших в пункт назначения говорят об обратном. Из 159 человек, отправленных в маршрут, прибыло только 96, которых поселили в деревне Лятошинка. Через незначительное время они будут этапированы обратно на Кавказ, т. к. их общество покорилось. А тем временем началось освоение земель натухайцев заселением до «500 семейств Азовских казаков».


Баргинское восстание 1928 г. Часть II. Переговоры, прекращение восстания и его последствия

Вестник ИВ РАН '2020, №2, с.246-262

DOI: 10.31696/2618-7302-2020-2-246-262

Кузьмин Сергей Львович

На документальной основе в статье описываются ход восстания в Барге (Хулунбуире) в 1928 г. на этапе его спада, а также переговоры лидеров повстанцев с представителями Китайской республики и Монгольской народной республики. Изначальные причины восстания видятся в том, что в 1920 г. пекинское правительство аннулировало Русско-китайское соглашение 1915 г. по Барге; с тех пор правитель Трех восточных провинций Чжан Цзолинь фактически приступил к ликвидации автономии Барги; китайские власти стали брать в свои руки все источники доходов этого региона; многие сферы администрирования и экономики были изъяты из ведения баргинских властей, под контролем которых осталось лишь управление внутренней жизнью местных кочевников. Важной предпосылкой восстания была также деятельность в Барге большевистских эмиссаров, занимавшихся революционной агитацией в такой форме, которая соответствовала давнему стремлению баргинцев к самостоятельности — на данном этапе, если не к независимости, то к подлинной автономии в составе Китайской республики. Роль «спускового крючка» сыграли обещания оружия и боеприпасов от имени Коминтерна со стороны его официального представителя — И. П. Степанова. Изучение документов показало, что Япония была непричастна к восстанию. Автор приходит к заключению, что восстание потерпело поражение из-за недостатка сил повстанцев и отсутствия помощи со стороны СССР, а затем — Японии. Обсуждаются изменения в деятельности баргинских революционеров и, в частности, их лидера Мэрсэ на заключительном этапе и после восстания.


«Черкешенки» турецкой литературы

Вестник ИВ РАН '2020, №2, с.232-245

DOI: 10.31696/2618-7302-2020-2-232-245

Сибгатуллина Альфина Тагировна

В статье рассматриваются некоторые аспекты и причины появления на османской земле черкесских невольников, на примере исторических источников и произведений турецкой литературы излагаются условия продажи черкешенок в невольничьих рынках Стамбула и их жизни в гаремах знатных пашей и султанского дворца. Хотя романтические образы одалисок имели место в творчестве Ахмеда Мидхата Хагура, Эмина Нихата, Намыка Кемаля, С. Самипашазаде и др., вопреки стереотипным экзотическим образам черкесских женщин, постепенно литераторы стали поднимать проблемы социального характера, связанные с эксплуатацией, многоженством и материнством. На этом фоне анализируются стихи турецких поэтов Абдулхака Хамида Тархана, Хамдуллаха Субхи Танрыовера, посвященные черкесским матерям. Более подробно рассматривается творчество писательниц Хайрие Мелек Хунч, Незихе Мухиттин, Суат Дервиш, Лидер Эршан, которые в своих произведениях создали трагические образы черкешенок, волею судеб оторванных от корней, но оставшихся верными кавказским принципам чести и благородства. Роман «Черкешенка Сетенай» (2019) Л. Эршан является наиболее «свежим», но не единственным произведением современности, посвященным теме жизнестойкости горянок. Автору, представительнице убыхского народа, удалось искусно передать многие эмоциональные и психологические моменты, имевшие место в творчестве предшественников, а также художественно использовать такой яркий образ нартовской мифологи, как противостоявшая силам зла богини огня Сетенай. В статье затрагиваются также отдельные этапы истории борьбы черкесов в Турции за самосохранение, за защиту языка и национальных традиций в условиях диаспоры.


Кто отнял у арабов Сицилию? Термины для обозначения социальных общностей у норманнов в хронике Гауфреда Малатерры (конец XI в.)

Вестник ИВ РАН '2020, №2, с.218-231

DOI: 10.31696/2618-7302-2020-2-218-231

Прудников Виталий Владимирович

Статья посвящена актуальной проблеме терминологии таксономических единиц, обозначающих иерархические элементы социальной организации: «genus», «familia», «progenium» в хронике конца XI в. «Деяния графа Калабрии и Сицилии Рожера и его брата герцога Апулии Роберта Гвискара» Гауфреда Малатерры. Результаты данного терминологического исследования будут востребованы широким кругом специалистов, в особенности востоковедов. Так, профессор Токийского университета Хироси Такаяма провел сравнение миграционных процессов между арабо-норманнской Сицилией и средневековой Японией, для тюркологов же огромный интерес могут представлять рассматриваемые в данной работе таксономические единицы, например, progenium (линьяж), в котором легко угадывается патронимическая семейно-родственная группа, встречающаяся у подавляющего большинства народов мира и продолжительное время сохранявшаяся на Кавказе и в Средней Азии. Выяснение значения терминов «genus», «familia», «progenium» в хронике норманнского автора может стать ключом к пониманию механизма функционирования социальной организации не только собственно норманнов, но и, например, кочевых племен Центральной Азии. Основной вопрос, на который отвечает данное исследование, состоит в том, насколько точно соответствуют реалиям того времени представления Гауфреда Малатерры об упомянутых иерархических элементах социальной организации. Чтобы полнее продемонстрировать глубину представлений норманнского хрониста об используемых им терминах, в статье приведены довольно значительные по объему отрывки, переведенные автором.


Город Кефе в письменных свидетельствах путешественников XVI–XVII вв.

Вестник ИВ РАН '2020, №2, с.209-217

DOI: 10.31696/2618-7302-2020-2-209-217

Курникова Оксана Михайловна

В статье рассматривается город Кефе (современная Феодосия) в XVI–XVII вв. В это время Кефе и весь Крымский полуостров находились во власти Османской империи. Кефе был столицей османов в Крыму и местом сосредоточения политических, административных и торговых отношений между Османской империей и другими государствами и народами. Кефе не утратил свое значение в торгово-экономической жизни причерноморского региона и продолжал оставаться одним из крупнейших портов на Черном море. Отмечая особую роль города и его важное значение для империи, османы называли Кефе — Кючук Истанбул, т. е. Малый Стамбул. Статья основана на нарративных письменных источниках, таких, как заметки и свидетельства, оставленные современниками, путешественниками и дипломатами XVI–XVII вв. Мартин Броневский (польский дипломат, историк и путешественник XVI в.), Михалон Литвин (посол Великого княжества Литовского в Крымском ханстве, этнограф XVI в.), Эмиддио Дортелли д’Асколи (глава миссионерской доминиканской миссии в Кефе в первой половине XVII в.), Джиовани де Лукка (католический монах доминиканского ордена XVII в.), Эвлия Челеби (известный турецкий путешественник XVII в.), Гийом Левассёр де Боплан (французский военный инженер и картограф XVII в.), Жан Шарден (французский путешественник XVII в.) побывали в Кефе с разными целями и при разных обстоятельствах, но благодаря духу путешествий, живущему в каждом из них, и желанию сохранить и записать увиденное, мы можем попытаться воссоздать город Кефе в XVI–XVII вв. Опираясь на сообщения путешественников, в статье реконструируется общая картина города, складывается впечатление о жизни города в целом и прослеживаются настроения, царившие в нем. Мы можем увидеть городские постройки, культовые и крепостные сооружения, состав многонационального населения и торговые связи города.


Страницы:   1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15    16    17    18    19    20    21    22    23    24    25    26    27    28    29    30    31    32    33    34    35    36    37    38    39    40    41    42    43    44    45    46    47    48    49    50    51    52    53    54    55    56    57    58    59    60    61    62    63    64    65    66    67    68    69    70    71    72    73    74    75    76    77    78    79    80    81    82    83    84    85    86    87    88    89    90    91    92    93    94    95    96    97    98    99    100    101    102    103    104    105    106    107    108    109    110    111    112    113    114    115    116    117    118    119    120    121    122    123    124    125    126    127    128    129    130    131    132    133    134    135    136    137    138    139    140    141    142    143    144    145    146    147    148    149    150    151    152    153    154    155    156    157    158    159    160    161    162    163    164    165    166    167    168    169    170    171    172    173    174    175    176    177    178    179    180    181    182    183    184    185    186    187    188    189    190    191    192    193    194    195    196    197    198    199    200    201    202    203    204    205    206    207    208    209    210    211    212    213    214    215    216    217    218 

Календарь ИВ РАН

Август 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5

Анонсы

11 – 13 октября 2021 года
Первая международная научная конференция «Востоковедные эпиграфические чтения памяти Д.Д. Васильева».
Конференция будет проведена в очно-заочном формате 11-13 октября 2021 года на базе ФГБУН Института востоковедения РАН (Рождественка, 12).
11 – 13 октября 2021 года
XI ежегодная конференция «Письменные памятники Востока: проблемы перевода и интерпретации»
Ежегодная конференция отдела памятников письменности Востока пройдет 11-13 октября 2021 г. в формате Zoom.
19 – 20 октября 2021 года
Международная научная израилеведческая конференция "Чтения имени А.Е.Бовина"
Отдел изучения Израиля и еврейских общин ИВ РАН в партнерстве с посольством Государства Израиль в России и Институтом исследования национальной безопасности (INSS) приглашает принять участие в I израилеведческой конференции ИВ РАН – Чтениях имени А.Е.Бовина «Контуры трансформаций в израильской политике, дипломатии и обществе», которые пройдут 19-20 октября 2021 г.
20 – 21 октября 2021 года
«100 лет дипломатических отношений между Россией и Монголией: от дружественных отношений к всеобъемлющему стратегическому партнерству»
20–21 октября 2021 г. в Институте востоковедения РАН состоится международнаянаучная конференция «100 лет дипломатических отношений между Россией и Монголией:от дружественных отношений к всеобъемлющему стратегическому партнерству».

Новые статьи

Почему в Сирии уничтожают сторонников национального примирения
В стране наблюдается новый всплеск террористических актов
Беды Ближнего Востока
Регион переживает один из самых нестабильных периодов в новейшей истории
Талибы в тюрьмах препятствуют межафганскому диалогу
Для начала переговоров необходимо прекратить насилие

ИВ РАН в СМИ