ИВ РАН

Семинары

Семинар «Текстология и источниковедение Востока»

Организатор: Отдел памятников письменности народов Востока


Семинар «Литературный контекст. Актуальные проблемы современного литературоведения»

Организатор: Отдел литератур народов Азии


Семинар «История и культура Древнего Востока в свете новых открытий»

Организатор: Отдел истории и культуры Древнего Востока


Семинар центра японских исследований

Организатор: Центр японских исследований


Семинар «Тайвань: от прошлого к современности»

Организатор: Межотдельский Центр тайваньских исследований, Отдел Китая


Семинар «К основам методологии изучения традиционных общин Востока»

Организатор: Лаборатория «Религия и общество на Востоке»


Семинар «Дискуссионные проблемы истории Востока»

Организатор: Отдел истории Востока


Лекторий «Мир Востока»


Другие семинары


2 декабря 2020 года

Доклад Ю.А. Аверьянова: "«Макалят- и Шамс-и Табризи» как персоязычная суфийская автобиография «исчезнувшего» мистика XIII века"

Доклад Ю.А. Аверьянова: Доклад Ю.А. Аверьянова: "«Макалят- и Шамс-и Табризи» как персоязычная суфийская автобиография «исчезнувшего» мистика XIII века"

 
2 декабря в отделе памятников письменности народов Востока состоялся доклад Ю.А. Аверьянова. Автором доклада рассматривались аспекты личности и суфийского учения знаменитого мистика Шамса Табризи на основании критического текста приписываемого ему сочинения «Макалат-и Шамс-и Табризи», опубликованного в Иране в 1990 г.

Образ Шамса Табризи (род. ок. 1185 г.) являет собой эстетическое воплощение пути странствующих мистиков-каландаров и близких к ним суфийских течений. В житийной литературе братства мавлавийа Шамсу всегда отводится место лишь где-то на периферии, в тени яркого светоча, его «второго я» – Джалал ад-Дина Руми (1207 - 1273 гг.). Веками на него смотрели через призму восприятия Мавланы Руми, которому он передал свое учение, что все в окружающем мире является ничем иным, как видимой формой Истины-Бога. Шамс редко появляется и на средневековых персидских и османских миниатюрах; возможно, художники просто не могли представить себе, как его изображать. Источники не приписывают Шамсу такого количества чудес, как Мавлане Руми; нет отдельного, только ему посвященного сборника житийных легенд-манакиб. Шамс вообще не имеет прототипа в суфийской литературе – если не считать столь же загадочного бессмертного святого Хизра. Шамс Табризи не рисуется в традиции явным мучеником, в отличие от аль-Халладжа, с которым его иногда сближают (он также объявлял, что достиг состояния Возлюбленного, то есть Бога, преодолев состояние «влюбленного»). В источниках нет упоминаний о каких-либо последователях-муридах Шамса; лишь через несколько веков в Малой Азии появились возводящие себя к нему «разгульные» дервиши-шамси. Кем же в таком случае был записан столь объемный текст «бесед» Шамса – «Макалят»? Когда именно это могло произойти? К какого рода суфийским радениям-сама и к какому пониманию Любви приобщил Шамс своего друга Руми? О личности Шамса Табризи, его удивительных способностях и о его внезапном исчезновении, о существовании особой «школы мистицизма» шамсийа и о «людях сердца», об отношении Шамса к прочим дервишам, к попрошайничеству и к употреблению наркотических веществ, о том, насколько уникальна его биография, и о том, что он сам пожелал сказать о себе в «Макалят» и что именно он не хотел разглашать - всему этому был посвящен доклад Ю.А. Аверьянова.